СК-3 начинает, СК-4 выигрывает

Машины, сменившие на полях легендарных «Сталинцев», сами вошли в историю

«СТАЛИНЦЫ», прицепные и самоходные, убирали хлеб на полях тогда необъятной страны практически до шестидесятых годов прошлого столетия. Сегодняшние комбайнеры, которые уже привыкли, и, кстати, правильно, к кондиционерам, умным механизмам, что делают огромную машину послушной легчайшему движению руки, вряд ли могут представить, каково это было — работать на той машине. Руль ходил туго. Двигатель бензиновый. Качество уборки зерна — слезы. Но кто в те времена обращал внимание на такие мелочи? Главное ведь было достигнуто: механизирована самая трудоемкая на селе операция — уборка хлеба. А в 1958 году в Таганроге на комбайновом заводе инженеры совершили прорыв. С конвейера сходит комбайн СК-3 с дизельным двигателем и гидроусилителем руля, а четыре года спустя усовершенствованная модель с еще более мощным двигателем — СК-4. 


СОЗДАНИЕМ СК-3 в Таганроге руководил знаменитый советский конструктор Ханаан Изаксон. Изобретатели работали прямо на комбайновом заводе. С задачей заменить самоходный комбайн С-4 («Сталинец-4») справились успешно. В 1956 году испытали пробный образец и начали отправлять в хозяйства. Выпуск этой зерноуборочной техники на Таганрогском комбайновом заводе и Ростсельмаше продолжился до 1962 года, на Красноярском комбайновом заводе — до 1964-го.

Как видим, СК-3 шел с конвейера максимум 6 лет. Но и за это время оставил в истории заметный след. 86-летний ветеран «Белагросервиса» Валентин Белиловец восстанавливал сельское хозяйство после войны. Почти одновременно с появлением СК-3 ветеран делал свои первые шаги в аграрной отрасли. 

В 1953 году он закончил Киевский сельскохозяйственный институт. На распределении предложили поехать в Беларусь. Кадров на Полесье катастрофически не хватало. Из института в разные уголки Беларуси тогда распределили 15 дипломированных специалистов. Валентин отправился на Гомельщину, в Лельчицкую МТС. И сразу на высокую должность — главным инженером.

В Лельчицком районе в 1950-е машинно-тракторные станции работали в самих Лельчицах и деревне Буйновичи («узловые» пересечения путей). Однако в середине прошлого века район оставался без развитых коммуникаций. Бездорожье – об асфальте не мечтали. Для переправы через Уборть в Краснобережье возвели шесть деревянных некрепких мостов. В Мозыре работал паром.

Во второй половине 1950-х Лельчицкая МТС получает семь комбайнов. С их транспортировкой возникли проблемы. С ближайшей железнодорожной станции, что расположена в Ельске, за 50 километров, добирались своим ходом. Техника оказалась «сырой». Механизаторы сильно намучилась, прежде чем оказались на МТС.

Затем приходили новые партии комбайнов. Но производительность оставалась низкой. Да и урожайность не радовала — 7—8 центнеров с гектара. Сказывалась слабая продуктивность почв — болота тогда еще не осушили, земли были в основном песчаные. 

Однажды Валентин Николаевич обратился к первому секретарю райкома КПБ — техника часто ломается. На что услышал поговорку: «злязайце з даху, не псуйце гонту». Это стало уроком. Молодой инженер понял: из сложной ситуации нужно самому учиться искать выход. 

Как правило, в комбайнах выходили из строя режущие ножи, пластинки, транспортеры, подшипники. За новыми деталями аграрии добирались в ближайшее отделение ГУТАП (Главное управление автотракторной промышленности). Свет неблизкий: Калинковичи, 120 километров.

Председатель колхоза имени Калинина Несвижского района Яков АЛЕКСАНКИН вручает переходящий вымпел Ивану ШУТУ, который ударно работал на СК-4. 1967 год.
Фото из архива.

В дороге едва хватало времени вздремнуть. Из Лельчиц выезжали в двенадцать ночи. В шесть утра останавливалась в Мозыре у Припяти. Паром доставлял через реку, еще насколько часов — Валентин Николаевич в ГУТАП. Ровно сутки уходили на доставку. Сейчас в Калинковичи и обратно можно успеть за четыре часа.

В 1962 году Таганрогский завод и Ростсельмаш начали выпускать новую модель комбайна — СК-4. Из существенных отличий — конструкторы устранили недостатки в соломотрясе. Он стал более качественно отделять зерна. Модель превосходила предыдущую по производительности на 25 процентов. Хотя что в СК-3, что в СК-4 не было кабины. Вместо нее — навес в виде шляпки боровика — как защита от солнца. 

Комбайновые заводы в Таганроге и Ростове-на-Дону, где выпускали СК, — с противоположными судьбами. После развала в «лихие» 1990-е на первом пытались восстановить производство, модернизировать комбайны. Но, как сейчас сказано на официальном сайте ОАО «ТКЗ», с 2007 года «фактически прекратили выпуск продукции».

А что Ростсельмаш? Сейчас это группа компаний, которая входит в пятерку мировых производителей сельскохозяйственной техники. В составе 13 предприятий. Весной 2007-го на Ростсельмаше открывают производство комбайна пятого класса производительности. В 2010 году модельный ряд техники — 18 типов сельскохозяйственных машин, более 100 моделей и модификаций сельхозтехники, включая комбайны. В этом году завод выпустил первые экземпляры трактора, производство которого перенесли из Канады.

Леонид ЦЫГАНКОВ с 1967 года работал главным инженером на то время совхоза «Городец» Шкловского района. Говорит, что новые модели комбайнов в хозяйстве появились еще раньше — в 1965-м. В СК-4 дизельный двигатель. Он экономичнее, чем бензиновый на «Сталинцах». Расходовал на гектар на 2—3 литра меньше топлива. 

Комбайны в хозяйстве берегли. Из 120 единиц техники их насчитывалось около 30. На уборке зерновых нагрузка на один — 50 гектаров в сезон. При урожайности 30 центнеров с гектара СК «захлебывался», не мог равномерно «проглотить» массу. О тысяче тонн за сезон с одного комбайна и не мечтали. 

Михаил Кондраков работал главным агрономом колхоза «Большевик» того же Шкловского района. Леонид Цыганков по рабочим моментам часто общался с ним. У агрария не было правой руки. Но он смело взбирался на комбайн и перед механизатором «нарезал» несколько кругов по полю. Показывал пример. 

Ханаан ИЗАКСОН родился 15 марта (3 марта по старому стилю) 1909 года в Херсонской губернии. В 1932 году закончил Запорожский машиностроительный институт (конструкторский факультет) и стал работать на запорожском комбайновом заводе «Коммунар». Вскоре он — главный конструктор этого завода, а затем — в той же должности на Люберецком заводе сельскохозяйственных машин им. Ухтомского.

В 1953 году возглавил образованное в Таганроге ГСКБ по самоходным зерновым комбайнам и машинам для уборки хлопка в неполивных районах, где трудился над легендарными серийниками — СК-3, СК-4, СК-5 «Нива», СК-6 «Колос», самоходным шасси СШ-75 «Таганрожец». Умер 4 апреля 1985 года в Таганроге, похоронен на Аллее Славы Николаевского кладбища.

В ТЕМУ

24 января 1961 года Ростсельмаш собрал 100-тысячный самоходный комбайн СК-3. Его ждал успех: в 1956-м на Всемирной выставке в Брюсселе он стал обладателем главной награды — Гран-при. Всего сошло с конвейера 169 тысяч этих машин.

СК-4 было выпущено 855 тысяч. Он самый «награждаемый» среди зерноуборочных комбайнов. В 1963 году на Международной  выставке  в  Лейпциге  завоевал  диплом I степени, в 1964-м — медаль в Чехословакии, в Венгрии — Серебряный кубок. 

Зарубежные страны охотно покупали советские комбайны. Технику на экспорт готовили для работы в особых климатических условиях. Для этого у сборочного цеха находилась отдельная площадка. 

kovalev@sb.by

Фото автора
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?