Симона – королева без протекции

С начала Первой мировой войны прошло уже почти целое столетие. Однако в истории этой Великой войны, как принято называть ее на Западе, остается еще много белых пятен. К таковым с полным основанием можно отнести роль женщин-шпионок и двойных агентов в годы войны. Как правило, их список ограничивается Мата Хари и Мартой Рише. Специалисты могут еще вспомнить Эдит Кавель, Габриэлу Пети, Марту Маккенна и Луизу Беттиньи. Но, во-первых, это далеко не полный список шпионок, а во-вторых, эти четверо работали на британскую разведку. Кто же тогда работал на французскую?

Женская разведка разнообразнее по мотивам.

С начала Первой мировой войны прошло уже почти целое столетие. Однако в истории этой Великой войны, как принято называть ее на Западе, остается еще много белых пятен. К таковым с полным основанием можно отнести роль женщин-шпионок и двойных агентов в годы войны. Как правило, их список ограничивается Мата Хари и Мартой Рише. Специалисты могут еще вспомнить Эдит Кавель, Габриэлу Пети, Марту Маккенна и Луизу Беттиньи. Но, во-первых, это далеко не полный список шпионок, а во-вторых, эти четверо работали на британскую разведку. Кто же тогда работал на французскую?

Она мстила за мужа

Наиболее известной французской агентессой до сих пор остается Марта Рише, или Марта Ришар, как ее чаще всего называют в самой Франции. Тем не менее ее реальная ценность как шпионки вызывает множество споров за рубежом. По мнению некоторых историков разведки, Марта Ришар на самом деле осуществила всего одну миссию, причем не слишком опасную — переспала с военно-морским атташе Германии в Мадриде, чтобы выведать у него какие-то сомнительные секреты. Напротив, почти неизвестной как в России, так и в самой Франции является деятельность другой французской женщины-агента Матильды Лебран.

Родом из Лотарингии, эта невысокая темноволосая женщина производила впечатление скромной школьной учительницы, а пенсне, которое она носила, только усиливало это впечатление. До Первой мировой войны она владела небольшим кафе в маленьком городишке Пон-а-Муссон под Верденом. Начавшаяся 1 августа 1914 года война кардинально изменила жизнь Матильды — кафе опустело, а ее муж, сержант французской армии, вскоре погиб на фронте. Овдовевшая Лебран осталась одна с тремя детьми. Матильда в совершенстве владела немецким языком и хотела отомстить немцам за смерть мужа. Поэтому она охотно согласилась на предложение подполковника французской разведки Дзопфа о сотрудничестве. Ей было присвоено кодовое имя «Симона».

После необходимого инструктажа ее забросили через линию фронта на немецкую территорию, в город Мец, который до войны принадлежал Франции. В задачу «Симоны» входило сбор информации, обнаружение немецких складов с оружием и боеприпасами, определение местонахождения батарей противника, изучение боевой обстановки и состояния германских войск. Поездка в Брюссель к своему другу, который должен был помочь ей в организации торговли и налаживании коммерческих связей, стала ее легендой. Когда Матильда попала к немцам, то сообщила им по-французски (по легенде она не знала немецкого языка): «Я хочу заработать на жизнь. Французы принесли мне уже достаточно несчастий... Я не боюсь немцев, они не сделали мне ничего плохого... Я хочу только одного: чтобы мне позволили прокормить моих детей». Немцы, вероятно, ей поверили, посчитав, что деньги для нее — главный стимул в жизни, и за солидное вознаграждение предложили ей поработать на германскую разведку. Она согласилась, и на этот раз немцами ей было присвоено кодовое имя «Р-2». Так Матильда Лебран стала двойным агентом. Ее первое задание было выполнено — она сумела внедриться в имперскую разведку Второго рейха.

В пользу Германии – выгоднее

Лебран ненадолго покинула Мец вместе со своим немецким сопровождающим, говорившим по-французски. Оба отправились в швейцарский Базель, а уже оттуда по «женевскому коридору» Лебран вернулась во Францию. Первое пробное задание, которое ей поручили немецкие разведслужбы, — собрать как можно больше информации о численности состава и военных операциях французской армии. Эти заранее подготовленные сведения были переданы Матильде французскими военными через ее французского куратора. Так она сумела завоевать определенное доверие со стороны немецкой разведслужбы.

Но главной задачей для Лебран по-прежнему оставалось шпионить за немецкими военными на приграничных с Францией территориях. Этим «Симона» усердно занималась в перешедшем к Германии за годы войны городе Мец — основном месте дислокации Лебран. Там она собирала информацию для французской разведки, в частности активно используя своих детей, которые охотно пересказывали ей все новости, происходящие в городе.

Интересным является вопрос о финансировании шпионской деятельности Матильды Лебран. Если германская разведка хорошо оплачивала ее «услуги», то французы, на которых она в действительности работала, бросили ее на произвол судьбы. Они никогда ничего ей не платили, рассчитывая на ее находчивость и изворотливость при решении финансовых вопросов. После выполнения Матильдой третьего задания ее начальник капитан Ладу пообещал наградить ее орденом Почетного легиона. Впоследствии она так и не получила эту награду, выполнив еще десять ответственных поручений.

Вызывает по меньшей мере удивление скупость французской разведки, наплевательски относившейся к своим ценным агентам. Один французский офицер авиации, встречавшийся с Матильдой во время одного из заданий, воскликнул: «Черт возьми, мадам! Вы же, наверное, совсем голодаете!» А уполномоченный французского правительства уже после окончания войны «остроумно» заметил, что отказ от финансирования внедренного во вражескую разведку агента был сделан «просто ради красивого жеста». Можно сделать вывод, что французская разведка не относилась серьезно к деятельности своих женщин-агентесс.

От рецепта шоколада до...

Активность Матильды Лебран резко возросла со сменой немецкого куратора. Ее новым руководителем стал капитан фон Гебзаттель, успешно организовавший шпионскую сеть в Швейцарии. Чтобы проверить шпионские навыки своей новой подопечной, он поручил ей отправиться в Париж и купить там шоколад известной французской марки — так написала сама Матильда Лебран в своей автобиографической книге «Тринадцать моих заданий», которая вышла во Франции в середине 30-х годов XX века. Кто знает, быть может, ей было поручено собрать для германской разведки какие-то сведения во французской столице, о чем она предпочла не писать в своей книге. Уж слишком странным кажется подобное поручение...

Матильда справилась с этим заданием и получила поощрение от своего куратора — фон Гебзаттель предложил ей на несколько дней поехать на отдых в Берлин. Такое предложение может показаться странным: что женщина, не умеющая говорить по-немецки (по придуманной ей во Франции легенде), могла делать одна — без сопровождающего лица в столице Германской империи? Лебран, не колеблясь, приняла это предложение. На отдыхе она не прекращала работать на благо Франции, собирая необходимую информацию в Берлине. Что конкретно она там узнала, а главное, насколько эта информация оказалась востребованной в Париже, так и осталось загадкой. Можно предположить, что эта поездка в Берлин была еще одной проверкой Матильды германской разведкой перед новым, более ответственным заданием.

 

Когда Лебран вернулась из Берлина в Мец, фон Гебзаттель поручил ей «невыполнимую миссию»: добыть формулу удушливого газа, применяемого французскими военными на фронте. По понятным причинам Лебран не могла и вряд ли хотела выполнять подобное поручение, поэтому она сослалась на то, что ее «многочисленные попытки» получить эту строго секретную информацию не принесли желаемого эффекта. Сегодня сложно себе представить, как вообще женщина, по легенде никак не связанная с французскими спецслужбами, могла каким бы то ни было образом добыть подобную информацию. Или германская разведка всерьез верила в безграничные возможности своих сотрудников?

Без всякой пощады

Не менее рискованное задание ей поручила и французская разведка. Суть этой миссии заключалась в том, чтобы разоблачить немецкую шпионку испанского происхождения Химено-Санчес, проживавшую в Ницце. «Симона» должна была изобразить немецкую шпионку и заставить Химено-Санчес «поработать» на Германию. После того как Химено-Санчес проявила себя, ее поймали с поличным. С блеском выполнив это задание, Матильда заслужила глубокую признательность французских коллег. Что касается Химено-Санчес, то по приговору французского военного трибунала она вскоре была расстреляна в Марселе.

После этого успешного задания Матильды французская разведка решила использовать ее как «подсадную утку» для разоблачения немецких шпионок. Случай не заставил себя долго ждать. Капитан немецкой разведки фон Гебзаттель сделал роскошный подарок французской контрразведке, поручив Матильде отправиться в Марсель, войти в контакт с юной Фелисией Пфаадт и предложить ей выполнить очередное задание. Дело в том, что Пфаадт на самом деле была кадровой немецкой шпионкой (кодовое имя «Р-17») и уже некоторое время занималась сбором разведданных в Тулоне и в Марселе — двух ключевых южных портах Франции, в которых останавливались военные корабли союзников по Антанте.

Фелисия Пфаадт блестяще говорила по-французски, включая арго. Всем этим навыкам она научилась в одной из немецких разведшкол. В портовых пивнушках она сходилась с молодыми офицерами-моряками и быстро завоевывала их доверие. Французские офицеры были очарованы ее красотой и вскоре доверяли ей все известные им военные секреты. Фелисия в свою очередь оперативно сообщала своим шефам информацию о прибытии или отплытии новых кораблей из французских портов. Однажды Пфаадт сообщила о срочном отплытии из Марселя транспортного судна, на борту которого находились 600 французских военных. Этот корабль был торпедирован немецкими субмаринами сразу после выхода из порта, а все моряки погибли.

Фелисия Пфаадт в какой-то момент попала под подозрение французских контрразведчиков. Впоследствии ее арестовали, но доказать ничего не могли. Посаженная в тюрьму «Р-17» упорно отказывалась признавать свою вину, все отрицала и мужественно переносила все лишения. В этот момент в «шпионскую игру» как раз и вступает госпожа Лебран. Ее «случайно» впустили в камеру, в которой сидела Пфаадт. В камере Лебран достала из дамской сумочки документы, подписанные фон Гебзаттелем, и показала их Фелисии. Матильде удалось убедить Пфаадт в том, что перед «Р-17» сидела не провокатор, но «соучастница», так же, как и Фелисия, верно служившая Германии. «У меня есть возможности вытащить вас отсюда, — сказала Лебран. — Но будьте осторожны! Вами очень недовольны в Центре. Вы «сгорели», ваш руководитель разгневан, поскольку вы уже два месяца не даете новых сведений. Мне будет сложно вернуть его расположение к вам». Так позднее описывала эту сцену Лебран в своих воспоминаниях.

Пфаадт, желавшая поскорее оправдаться и считавшая упреки в свой адрес необоснованными, хотела как можно быстрее выйти на свободу. Она сама предложила Матильде написать на бумаге обо всех французских секретах, которые она узнала за последний месяц. «Дело в том, что я завтра возвращаюсь», — заметила в разговоре Лебран. Пфаадт заверила ее, что за ночь она все напишет. Так и произошло: немка действительно написала подробный и обстоятельный отчет со всеми датами и цифрами о своей разведывательной деятельности. На следующее утро Матильда снова вошла в камеру к Фелисии, которая теперь была полна надежд на освобождение. Спрятав отчет немки в свою сумочку, Лебран направилась прямиком в полицейский участок. В тот же день все бумаги оказались в руках французской полиции. Пфаадт, таким образом, подписала себе суровый приговор. Военным трибуналом юная немецкая шпионка была приговорена к смертной казни и расстреляна в Марселе 22 октября 1916 года.

На этом задании шпионская деятельность Матильды Лебран закончилась. Как агент она раскрылась и поэтому не могла вернуться к фон Гебзаттелю, своему немецкому куратору. Но, даже выполнив это задание, Лебран так и не заслужила орден Почетного легиона. В отличие от Марты Рише, получившей высшую награду Франции в 1933 году, Матильда Лебран, так же, как и Рише, выполнявшая роль двойного агента, никогда не была отмечена орденами и медалями. На роль национальной героини Франции по каким-то непонятным мотивам решили выбрать Марту Рише. Во многом Марта Рише обязана стараниям капитана Ладу, который воспел ее подвиги в своих воспоминаниях и, очевидно, избрал ее в качестве своей протеже.

Другие шпионки французского происхождения также не были забыты. Основательница шпионской сети в Бельгии Луиза Беттиньи, работавшая на британскую разведку Интеллидженс Сервис, получила сразу четыре ордена — два английских и два французских, в том числе французский Военный крест, и в 1920 году посмертно орден Почетного легиона. Ее ближайшая помощница Мари-Леони Ванут по прозвищу «Шарлотта» получила орден Почетного легиона в 1918 году. Матильда Лебран, напротив, оказалась в тени своих коллег по шпионскому цеху, то ли из-за «забывчивости» ее начальника капитана Ладу, то ли по причине того, что французское правительство, в отличие от Великобритании и Германии, не очень жаловало разведчиц в период между двумя мировыми войнами.

Игорь ИГНАТЧЕНКО, историк

На  снимках: Матильда Лебран; Фелисия Пфаадт

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости