Шумим, братцы, шумим...

Т-34 — за демократию!
Т-34 — за демократию!

История полна парадоксов. В 1989 году, когда останки казненного лидера революции 1956 года Имре Надя были с почестями перезахоронены, кто бы мог представить, что в полувековую годовщину венгерского восстания на улицах Будапешта вновь появятся советские танки?! Т–34 угнали из музея демонстранты, уже больше месяца протестующие против нынешнего правительства страны. Кто бы мог подумать, что они будут забрасывать полицию камнями, а та в ответ начнет обстреливать сторонников оппозиции резиновыми пулями и гранатами со слезоточивым газом, палить по ним из водных пушек?!

«Совсем как 50 лет назад», — наверняка подумали многие пожилые жители Будапешта, свидетели тех событий. Насколько корректно сравнивать их с действиями сторонников оппозиции в современной Венгрии? Своим мнением по этому поводу с корреспондентом «СБ» поделился доцент кафедры международных отношений БГУ Александр Тихомиров.

— Речь, конечно, идет о разных событиях — и по предпосылкам, и по масштабу, и по последствиям. Как говорится, было бы желание, а историческую дату к демонстрациям без труда можно подыскать. Сегодня выясняется, что социальное благополучие, на которое так рассчитывали венгры после «бархатной революции» 1989 года, оказалось все таким же недостижимым. Более того, уровень цен в стране повышался из года в год, в то время как средняя зарплата росла гораздо медленнее. В итоге недовольство распространялось на все большее число людей. До нынешнего года оно не так сильно бросалось в глаза, хотя и отмечалась растущая настороженность среди населения Венгрии по отношению к ЕС. После того как на всю страну разошлось признание премьер–министра Ференца Дюрчаня в том, что правительство искажало экономические данные, именно он стал мишенью многочисленных нападок. Чем не могла не воспользоваться оппозиция...

Главная проблема, как представляется, даже не в том, что венгры вдруг осознали, что живут хуже немцев или французов. А в том, что неожиданно выяснилось: они не застрахованы от политических потрясений, пусть и отдаленно, но все–таки напоминающих темное прошлое.

То, что нынешние события вообще возможны в Будапеште, уж совершенно точно никто не мог предположить в 1999 году, когда Венгрия вступила в НАТО, и в 2004–м — когда страна стала членом Евросоюза. Говоря откровенно, два элитных клуба западного мира рассматривались восточноевропейцами в первую очередь как гарантия того, что в Венгрии не повторится 1956 год, в Чехии — 1968–й, в Польше — 1981–й. И уже во вторую очередь как залог экономического процветания.

Нынешнюю ситуацию в Будапеште любопытно сравнить не со столь отдаленными событиями во времени, как восстание 1956 года, а, например, с «оранжевой революцией» в Украине.

В Венгрию на торжества съехались десятки мировых лидеров, в том числе все руководство ЕС. Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу выступал с трибуны парламента, а в это время демонстранты создавали баррикады на мосту Эржебет. Причем, судя по тем кадрам, которые транслировал «Евроньюс», главный евросоюзовский чиновник ни словом не обмолвился об уличных акциях протеста, к тому времени окончательно превратившихся в бунт.

А вот когда в Украине собрался майдан, в Киев с «миротворческой» миссией тут же отправился верховный представитель по внешней политике ЕС Хавьер Солана. Большую активность Брюссель пытался проявлять и во время мартовских выборов в Беларуси. По поводу же Венгрии действует принцип невмешательства. Точно так же, впрочем, вел себя Евросоюз и во время прошлогодних беспорядков в иммигрантских кварталах французских городов. Сегодня, ровно год спустя, предпринимаются попытки повторить поджоги. Это говорит о том, что проблема осталась. Но можно не сомневаться, что Брюссель будет хранить молчаливый нейтралитет, предпочитая заниматься делами соседних или даже еще более далеких государств.

Позиция эта тем более странная, что, как отмечает британская газета «Файнэншл таймс», нестабильность, свойственная Венгрии, вовсе не уникальна для Восточной Европы: правительства Чехии, той же Венгрии, Польши и Словакии, четырех крупнейших стран, вступивших в ЕС в 2004 году, «неустойчивы и непредсказуемы».

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости