Штурмовики уходят в облака

Чем живут авиаторы. Репортаж из 116-й штурмовой авиабазы в Лиде

Корреспондент «СГ» провел летный день в 116-й гвардейской Радомской Краснознаменной штурмовой авиабазе в Лиде
Это — одна из старейших воинских частей в Беларуси. Ее летчики воевали в Великую Отечественную, участвовали в боевых действиях на территории Афганистана. Сейчас они в любой момент готовы подняться в воздух для устранения возможной угрозы.

Гвардии майор летчик Эдуард ЖМАКИН готовится к взлету.

ДЕНЬ, когда я прошел через КПП авиабазы, оказался летным: большая часть военнослужащих постоянного состава находилась на аэродроме. Туда же отправились и почти все срочники. Они не летают, но тоже выполняют важные функции. В их обязанности, например, входит своевременный подвоз необходимых материально-технических средств и тщательная подготовка взлетно-посадочной полосы.

На аэродроме авиабазы.

В казарме воинской части ожидаемо немноголюдно. Один из тех, с кем все-таки удается познакомиться, — ефрейтор Евгений Литвинович. В армии уже 9 месяцев. Перед тем как попасть сюда, обучался по военно-учетной специальности «водитель-крановщик» в 72-м Объединенном учебном центре в Печах:

— Это очень ответственное дело, которое требует дисциплинированности и строгого выполнения приказов командиров. Иными словами, подвожу боеприпасы и другие авиационные средства поражения. Как только объявят тревогу или боевую готовность, должен оперативно попасть на аэродром и обеспечить полеты всем необходимым.

Гвардии ефрейтор Евгений ЛИТВИНОВИЧ.

Боевые машины в процессе подготовки.

Интересуюсь у ефрейтора, почему в летный день он находится здесь, а не на аэродроме. Оказывается, боец справился со своей задачей еще за несколько часов до начала осмотра самолетов, поэтому теперь на территории части выполняет другие.

Учебный корпус. Здесь проходят будни летного состава штурмовой авиабазы. Несколько классов для занятий и разборов полетов. Но самое интересное находится чуть дальше. За массивными железными дверями, которые, кажется, выдержат и ядерный взрыв, стоят тренажеры самолетов. Выглядит так, будто из настоящей боевой машины извлекли кабину пилота и переместили сюда.

Старший авиационный техник Александр АЛЕКСЕЕНКО.

— На это и рассчитано, — рассказывает начальник комплексного тренажера самолета гвардии майор Алексей Бычко. — Виртуальная система управления аналогична той, что и на боевых машинах. Так сделано, чтобы летчики отрабатывали все внештатные ситуации, которые могут возникнуть в воздухе. Например, падение давления масла или отказ одного из двигателей, пожар. В среднем летчик 1-го класса проводит за таким имитатором до 70 часов в год.

Гвардии майор Алексей БЫЧКО в тренажере самолета.

Сажусь за штурвал — глаза разбегаются от десятков, если не сотен различных переключателей, индикаторов и рычагов. На то, чтобы только запустить боевой виртуальный самолет Су-25, уходит около 10 минут: все это время под команды Алексея Юрьевича нажимаю на разные кнопки и подключаю тягу двигателя. Взлететь получается ненадолго: буквально через полминуты теряю управление и падаю на землю. Хорошо, что не по-настоящему.

В кабине. 

НАСМОТРЕВШИСЬ на виртуальные аналоги, отправляюсь на аэродром — по плану в течение получаса в небо поднимется самолет. Его пилот должен будет разведать метеорологическую обстановку в намеченной зоне полетов и доложить результаты командиру. При благоприятной погоде после него полетят штурмовики, Су-25 и Як-130 и учебно-тренировочный самолет Л-39. Вообще, летчики покоряют воздушное пространство при любых условиях: начало полетов переносится только при граде, грозе и других опасных явлениях, а также видимости меньше двух километров и очень низких облаках.

Перед вылетом.

В зале руководитель полетов гвардии подполковник Сергей Макаров, который, как только выдалась свободная минута, знакомит меня с обстановкой:

— Здесь все необходимое оборудование для контроля за вылетами и дальнейшим отслеживанием воздушных судов. Поддерживаем связь с пилотами и фиксируем с помощью радиолокационных систем их местоположение. Задача ответственная, потому что мы главная связь летчиков с землей.

Оказывается, взлетно-посадочная полоса аэродрома лежит практически идеально строго с севера на юг. И каждый раз таким образом сообщают направление движения самолетов. Сегодня, получается, они будут вылетать на север.

Замечаю, что флаг, расположенный на балконе зала, почему-то спущен. С чем это связано? Объясняют: его поднимают только на период полетов. Старт начала летной смены обозначается выстрелом в воздух двух зеленых сигнальных ракет из пистолета. Также ее и заканчивают. Но вместо зеленых ракет в воздух взмывают красные.

Флаг поднят — значит, идут полеты.

С командного пункта к самолетам выходят летчики. Поговорить с ними перед вылетом не выйдет. В их профессии принято: ни в коем случае не фотографироваться и не общаться с незнакомцами до того, как снова не вернешься на землю.

Техники, которые готовят самолеты перед вылетами, народ менее суеверный. Хотя, как выясняю, и у них не обходится без обязательных ритуалов.

Как только самолет начинает движение по взлетно-посадочной полосе, техник легонько хлопает по законцовке крыла, как бы желая счастливого пути, — рассказывает о негласной традиции гвардии подполковник Александр Бобрук.

Гвардии подполковник Александр БОБРУК.

Александр Иванович руководит подготовкой сразу нескольких боевых самолетов. Ответственность, говорит, большая, но зато ум и тело находятся в постоянном тонусе: нужно удостовериться в исправности каждого элемента и детали самолета, проверить работоспособность двигателя и провести газовку (выжать максимум его оборотов при зажатом стояночном тормозе).

В зале руководства полетами. 

Гвардии подполковник родился в деревне Жадены Пружанского района — неподалеку от места дислокации еще одной авиационной воинской части. Поэтому в выборе профессии не сомневался ни секунды:

— Учился в Калининградском военном авиационно-техническом училище, в 1992 году, после его окончания, вернулся на родину, а потом перешел служить в Лиду. Здесь женился и воспитал сына, который тоже стал военным, — он здесь, в числе тех, кто руководит полетами. Супруга также не из гражданских, поэтому, можно сказать, я положил начало династии.

Вылет парой.
 
ТЕХНИКИ закончили подготовку боевых самолетов. За 15 минут в небо взмывает больше 10 машин. Рев двигателей заглушает все вокруг, да так, что с непривычки прилично закладывает уши. Возможности поражают: самолету Як-130, например, нужно не больше получаса, чтобы оказаться в самой дальней точке Беларуси.

Старший авиационный техник Евгений КАРКОТКО.

Первым выполняет задание гвардии майор Эдуард Жмакин, заместитель командира по идеологической работе учебно-тренировочной эскадрильи. После успешного приземления с ним можно поговорить. Первое, что бросается в глаза, — изображение самолета на шлеме.

— Некоторые летчики стараются иметь при себе те символы, которые приносят удачу или лучше всего их характеризуют. У сослуживцев, например, изображения улыбок, птиц или любимых мультипликационных героев, — поясняет гвардии майор.


На шлемах нередко появляются дополнительные изображения.


Эдуард Николаевич родился в Березе в семье военного летчика, все его детство прошло на аэродромах и возле самолетов. Поэтому выбор воздушной стихии был предопределен. До Лиды служил на истребительных авиабазах в Брестской области. Есть жена и трехлетний сын, который каждый летный день просыпается пораньше, чтобы пожелать папе успешного полета.

Что самое сложное в профессии военного летчика, спрашиваю у Эдуарда Жмакина. Тот лаконичен:

— Быть в ожидании вылета.
Техники закончили подготовку к вылету боевых самолетов. За 15 минут в небо взмывает больше 10 машин. Рев двигателей заглушает все вокруг, да так, что с непривычки прилично закладывает уши. Возможности поражают: самолету Як-120, например, нужно не больше 30 минут, чтобы оказаться в самой дальней точке Беларуси.
СПРАВКА «СГ»

История 116-й гвардейской Радомской Краснознаменной штурмовой авиабазы началась в сентябре 1941 года в Московской области. В октябре 1943-го летчики были награждены Красным знаменем. Они освобождали Беларусь, Польшу и Восточную Пруссию. За период ВОВ участвовали в 519 воздушных боях, в которых сбили 316 самолетов противника.

В 1983—1984 годах личный состав участвовал в военных действиях в Афганистане. Сегодня летчики продолжают боевые традиции, которые заложили их предшественники: неоднократно 116-я авиабаза признавалась лучшей среди авиационных частей Вооруженных Сил Беларуси.

avramenko@sb.by
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
5
Загрузка...
Новости и статьи