Шланг тянется в карман

В наших жировках особняком прописаны пункты «Вывоз твердых бытовых отходов» и «Обезвреживание ТБО». Плата вроде бы не такая уж и большая — около 3.000 рублей. За эти деньги весь мусор вывезут на специальный полигон за город. Одна из основных статей расходов — на топливо. И как раз на этом предприимчивые водители делают себе кассу. Недалеко от свалок они организовывают стихийные «автозаправки» и продают сэкономленные литры солярки...

В наших жировках особняком прописаны пункты «Вывоз твердых бытовых отходов» и «Обезвреживание ТБО». Плата вроде бы не такая уж и большая — около 3.000 рублей. За эти деньги весь мусор вывезут на специальный полигон за город. Одна из основных статей расходов — на топливо. И как раз на этом предприимчивые водители делают себе кассу. Недалеко от свалок они организовывают стихийные «автозаправки» и продают сэкономленные литры солярки.


...Отправляемся к полигону «Северный», который расположен чуть в стороне от дороги Колодищи — Заславль. Время близится к обеду. К воротам один за другим подъезжают мусоровозы. Но в следующий рейс или в автопарк отправляться не спешат. Вскоре здесь начнется торговля. Время от времени к свалке сворачивают потенциальные покупатели на легковых авто. Движение практически не прекращается.


Глушим мотор. Однако к редакционной машине никто не подходит. Проезжающие мимо грузовики лишь на мгновение притормаживают и, не получив условного знака, снова набирают скорость. Мало ли...


— А вдруг мы из милиции или какие–нибудь другие проверяющие? — ухмыляется наш водитель. — Чтобы обратить на себя внимание, нужно знать особые сигналы и пароли. Большинство работает только с проверенными клиентами.


Решаем сменить тактику. Проезжаем метров триста и останавливаемся возле развилки. Недалеко от нас припаркован трактор. Беру канистру и отправляюсь за соляркой.


— Мужик, топливо есть? — изображаю из себя опытного водилу.


Тот молчит и смущенно улыбается. В этот момент возле трактора останавливается фиолетовый «Мерседес». Оттуда выходит водитель и прямиком направляется к «продавцу».


— Сегодня только двадцать литров, — прячет глаза тракторист.


— Забираю, канистру сейчас принесу!


— Ну ладно! — встреваю в разговор. — Мне все равно больше надо. У других куплю.


Возвращаюсь в машину. Уже через пять минут с канистрой дизтоплива, слитой с трактора, топает к своему «Мерседесу» и автолюбитель. А вот следующий клиент: к старенькому мусоровозу, припаркованному рядом, подъезжает «Опель». Ситуация повторяется точь–в–точь. Стандартный вопрос. Утвердительный ответ. Шланг. Канистра. Багажник.


Выходит, водители грузовиков и тракторов придумали себе неплохую прибавку к не такой уж маленькой зарплате? Считаем: литр дизельного топлива обходится на автозаправочной станции в 2.270 рублей. Умножаем на двадцать. Получается 45.400. Не забываем о скидках. За две десятилитровые канистры водители на нелегальном рынке заплатят в среднем 35 — 40 тысяч рублей. Хватит не только на шоколадки детям... И это лишь с одной машины. А их на стоянке у свалки десятки. Неужели для руководства эта сумма столь незначительна?


Звоню в «Спецкоммунавтотранс», который занимается вывозом мусора.


— Да, наши водители, к сожалению, периодически сливают солярку и бензин, — признает директор Леонид Студеничник. — Правда, сейчас уже намного реже. Мы внедрили систему GPS–навигации и контролируем машины через спутник. Так можно проследить маршрут каждого мусоровоза, а следовательно, и фактический расход топлива, нормы которого строго регламентированы. Если водители отклоняются от маршрута, нам сразу об этом станет известно. За этим, кстати, смотрят и заказчики — ЖРЭО. Для каждого контейнера установлен свой график вывоза. Тем не менее некоторые все равно умудряются обойти преграды. Таких нерадивых водителей серьезно наказываем, вплоть до увольнения.


Почему же тогда на отрезке между трассой и свалкой кипит такая бурная деятельность? Водители научились преодолевать выставленные строгими руководителями заслоны?


— Но ведь вывозом мусора занимаемся не только мы, — возражает Леонид Студеничник. — Сейчас появилось несколько конкурирующих частных предприятий. Возможно, они там и торговали топливом. Например, трактор, который вы засекли, точно не наш. У «Спецкоммунавтотранса» такая машина только одна. Ее используем, чтобы вывезти металлолом в Гатово. А вот старенький мусоровоз, увы, принадлежит нам. Обслуживает частный сектор. К водителю присмотримся.


Специалисты поделились еще одним способом защиты от мелкого воровства. Сейчас широкое распространение получили специальные красители. А еще в баки спецтехники заливают биологическое топливо. Вряд ли водители–частники рискнут купить непривычный бензин или солярку.


— О фактах слива топлива нам известно, — подтвердили в отделе внутренних дел Минского района. — Мы проводим серьезную профилактическую работу, периодически ловим «коммерсантов» на месте преступления. Как–то даже уличили водителя бензовоза. Такие случаи расцениваются как мелкое хищение, за которое положена административная ответственность, но если сумма ущерба превышает десять базовых величин, будет возбуждено уголовное дело по статье «Кража».


...Любой рост цен на коммунальные услуги воспринимается болезненно, даже когда речь идет о десяти тысячах рублей. Ежедневно на поддержание чистоты улиц, подъездов тратятся миллионы. Но без мусоровозов, снегоуборочных и поливальных машин обойтись вряд ли получится. Этим зачастую и пользуются ушлые водители, которые пытаются извлечь для себя выгоду. По сути, они дискредитируют всю систему коммунального хозяйства: невольно возникает вопрос, так ли уж необходимо повышение тарифов? Ведь деньги за слитое топливо, которые оказываются в чужих кошельках, могли бы пойти на здравоохранение, образование, социальную сферу. Зато жировки продолжают «толстеть»...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости