Шекспир не фраер

Российский режиссер Андрей Прикотенко в своей премьере в Купаловском театре явно переборщил с новациями

Давненько в театре имени Я. Купалы не ставили “варяги”. Прошлый сезон прошел под знаком художественного руководителя коллектива Николая Пинигина и его учеников, следующий по большей части также отдан на откуп ученикам режиссера.


Елена Ганум намерена поразить наше воображение своей версией произведения Яна Борщевского “Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах” (многие театралы помнят прекрасный моноспектакль народного артиста СССР Геннадия Овсянникова).

Виталий Кравченко готовится к большому спектаклю на главной сцене по пьесе ирландского драматурга Мартина Макдонаха “Палачи”. Как-то довелось видеть в Перми постановку по этой пьесе российского режиссера Сергея Федотова, “главного специалиста по Макдонаху”, как его часто называют. Пьеса действительно острая, с занимательной остросюжетной фабулой, с шикарными ролями. И палачи тут никакая не метафора: действующие лица этой истории — реальные палачи Великобритании, для которых отмена смертной казни через повешение в 1965 году стала личной трагедий. Как будто у людей отобрали любимое дело... Кстати, параллельно в Гомельском городском молодежном театре Виталий Кравченко ставит “Королеву красоты” этого же драматурга.

Дмитрий Тишко удивит “Урожаем” по пьесе Павла Пряжко, пожалуй, лучшего белорусского драматурга на сегодня. К слову, в соцсетях брошен клич на сбор средств для издания сборника произведений Пряжко. Краудфандинг — благородное дело.

Что касается самого худрука, то его снайперский режиссерский глаз нацелился на роман писателя Сергея Песецкого “Яблычак”. Постановка будет называться “Блатные фраера” и расскажет о Минске и его жителях начала XX века. Та ушедшая белорусская Атлантида беспрестанно манит Пинигина, в ней он находит свой источник вдохновения. Он готов бесконечно разглядывать алмазные грани белорусской истории и мифологии. Хочется верить, что “Яблычак” не станет “яблычкам” раздора, а блатную эстетику Пинигин подаст со вкусом и самоиронией, как это всегда, собственно, и бывает у этого режиссера.

В “форточку” между проектами, в перерыве между сезонами, в летнее затишье и проскользнул известный российский режиссер Андрей Прикотенко. Проскользнул, воплотив на сцене Купаловского театра “Сон у купальскую ноч” по комедии Шекспира “Сон в летнюю ночь” (перевод осуществил известный поэт Алесь Рязанов).

Минчанам режиссер Андрей Прикотенко знаком по спектаклю “Мой бедный Марат”, показанному во время гастролей петербургского театра “Приют комедианта”. Читатели “Народной газеты” помнят и подробное интервью с постановщиком. В Театре сатиры у Александра Ширвиндта Прикотенко явил “Оперу нищих” с Максимом Авериным в главной роли. До этого были постановки в Ленкоме и БДТ. Сейчас его называют в числе возможных кандидатур на пост худрука театра имени Ленсовета, после того как труппу покинул режиссер Юрий Бутусов. В числе претендентов также Владимир Петров и Юрий Цуркану. Независимо от результатов голосования труппы (а голосовать, как всегда, в театральных коллективах будут сердцем), Прикотенко уже готовит в театре имени Ленсовета премьеру спектакля “Русская матрица”, основанного на русской мифологии. С той же творческой группой, которая работала в Минске.

“Сон у купальскую ноч” оставил смешанные чувства. Все, наверное, ожидали большего. Или меньшего. Это, как посмотреть. Некая визуальная избыточность спектакля, подавляющая зрителя, его холодность и претенциозность не позволяют отдаться ему целиком. Все здесь чересчур модно, вышколено, технологично... Актеры читают рэп на белорусском языке, эльфы ездят на гироскутерах, актеры Павел Харланчук и Александр Козелло периодически пускаются почти в эстрадные монологи, непременно произносимые в микрофоны, поют некие странные баллады. Художник Ольга Шаишмелашвили соорудила на сцене куб, в котором и происходит основное действие. Выглядит он торжественно и печально, и все бы ничего, если бы конструкция не поглощала звук. Мои соседки на предпоказе, типичные минские студенточки, надевающие в театр все лучшее сразу, постоянно толкали друг друга в бок: “Ты чула? Ня чула? Што ён сказаў?..”

Шекспир не фраер. Он, как бумага, конечно, все стерпит. Как его только ни ставили и как его еще будут ставить. На наш век интерпретаций точно хватит...



Фото: Владимир ШЛАПАК
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
Загрузка...