Минск
+2 oC
USD: 2.6
EUR: 2.85

Удастся ли США и Ирану отстоять свои интересы в регионе без войны

Шашка динамита в бочке пороха

Ситуация на Ближнем Востоке скатывается к военной эскалации. В ночь на среду Корпус стражей исламской революции (КСИР) объявил о начале операции возмездия за убийство иранского генерала Касема Сулеймани. Тегеран выпустил ракеты класса «земля — земля» по базе Эйн‑аль‑Асад на западе Ирака и базе в Эрбиле, где расположен контингент армии США. Пентагон пока оценивает причиненный ущерб. Президент США написал в Twitter, что «все хорошо»… Ранее Дональд Трамп пообещал в случае атаки на американцев нанести «быстрый и сильный удар» по 52 целям в Иране.


Международное сообщество призывает к сдержанности. Применение вооружений нужно прекратить, чтобы открыть путь к диалогу, заявила глава Еврокомиссии фон дер Ляйен. Одновременно она ясно дала понять, что Европейский союз не желает отказываться от международной атомной сделки с Ираном, заключенной в 2015 году. Тегеран объявил о выходе из этого соглашения именно после целевого убийства Соединенными Штатами генерала Сулеймани.

До сих пор Дональд Трамп славился своей тактикой словесных атак — довести партнера до белого каления, а затем слегка снизить ставки, добиваясь желаемого. Это его пресловутое искусство сделки. Оно хорошо срабатывало в торговых войнах, на которые Трамп мастак. Но почему в отношениях с Тегераном он изначально взял курс не на заключение, а на разрыв сделок?


Еще в своей предвыборной программе Трамп назвал Иран главным спонсором исламского терроризма. Под этим соусом Трамп первым делом разорвал ядерную сделку с Ираном. Для остальных членов международной шестерки, объединивших свои усилия для предотвращения использования иранской ядерной программы в военных целях, это было шоком. Для России, КНР, Великобритании, Франции, а также Германии Иран был и остается очень важным партнером в обеспечении безопасности. Именно это государство играет роль тяжеловеса, удерживающего регион от многих катаклизмов, в том числе велика роль Ирана в разгроме террористического «Исламского государства».

Откуда же у Трампа столь сильный антииранский негатив? Есть конспирологическая теория, дескать, воинственные планы нашептывают Трампу те из его непосредственного окружения, кто близок к Израилю… Трамп и правда называл Израиль «главным союзником» в регионе. Но проблема здесь глобальнее.

Фактически после череды войн и смены политических режимов в регионе устанавливаются новые центры силы, новые альянсы и даже новые границы. Разгром террористического «Исламского государства» и в Ираке, и в Сирии привел также к упрочению и расширению влияния Ирана в этих странах. С помощью Тегерана в регионе произошло восхождение шиитского полумесяца — шиитских правительств от Ирана через Ирак и Сирию до Ливана.

Аналитики признают, что падение ИГ, оседлавшего и Сирию, и Ирак, имеет огромные геополитические и в основном негативные последствия для США и их союзников в регионе. Растущего влияния Ирана как региональной сверхдержавы опасаются и в Саудовской Аравии, и в других близких Вашингтону странах региона.

Таким образом, мы видим очень сложный геополитический расклад в регионе, который обещает как новые возможности, так и новые вызовы. Категорическое требование Ирака вывести со своей территории американские базы тому яркое подтверждение.

Удар Ирана по военной базе США в Ираке был символическим. Но он ставит регион на грань большой войны. Соглашусь с мнением коллеги, авторитетного политолога Федора Лукьянова, который написал, что Трамп совсем не воин, но он уже въехал в колею, которая не единожды приводила к затяжным конфликтам в регионе. Увы, будучи главой сверхдержавы, которая не раз утверждала свои интересы силой, Трамп стоит перед непростым выбором.

romanova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР
Загрузка...