Секретный фарватер

Слухи о перебазировке Черноморского флота в сирийские гавани не так абсурдны, как кажутся
Слухи о перебазировке Черноморского флота в сирийские гавани не так абсурдны, как кажутся

В последнее время в некоторых российских СМИ начала мелькать информация, будто Россия со временем намерена перебазировать Черноморский флот из Севастопольской базы в Сирию. При этом активно обсуждались следующие подробности сделки: порты Тартус и Латакия сдаются, по слухам, русским в аренду за 2 миллиона долларов в год. Россия якобы пообещала взамен Дамаску новые системы ПВО, способные защитить не только сами порты, но и значительную часть страны. Но и это не все: сообщалось, что россияне согласны осуществить модернизацию тысячи танков Т–72, принадлежащих Сирии. И все это Москва предлагает в счет оплаты аренды.

Новость звучала громко и заслуживает особого внимания. Не каждый день страны идут на такие альянсы. Дополнительный ажиотаж этой теме придало и упоминание Средиземноморского региона. Ведь многие люди, даже не имея исторического образования, слышали о попытках еще царской России завладеть выходом из Черного моря в Средиземноморский бассейн, причем как военными, так и дипломатическими средствами. Напомним, что именно контроль над проливами Босфор и Дарданеллы был одной из главных целей Российской империи в Первой мировой войне. Советский Союз также стремился создать собственную военно–морскую базу в Средиземном море. Возникает вопрос: отчего бы и РФ не попытаться закрепиться в восточной части региона?

Такое развитие событий крайне маловероятно, убеждена доктор исторических наук доцент кафедры международных отношений Роза Турарбекова. Сотрудничество подобного рода не может возникнуть на пустом месте. Мировая практика свидетельствует, что американцы и в свое время Советский Союз создавали свои военно–морские базы за рубежом только на основании договора о военно–политическом сотрудничестве. Нередки случаи создания одним государством военных баз на территории другого государства, если оба входят в одно военно–политическое объединение, как, например, ОДКБ. Но в этом конкретном случае взаимодействие подобного рода натыкается на целую серию преград.

Во–первых, градус российско–сирийских отношений недостаточно высок для организации такого рода сотрудничества. Но самое главное, считает Роза Маратовна, заключается в том, что эта страна находится в сложном стратегическом положении: граничит с членом НАТО Турцией, нестабильным Ираком и Израилем, с которым у нее традиционно плохие отношения. Не улучшил ее позиции и уход сирийских военных из Ливана. В подобных условиях для России, с военно–стратегической точки зрения, очень рискованно располагать крупную военную базу в таком отдалении от своей страны.

Но разве для России была бы не лишней альтернативная стоянка, даже такая рискованная, для одного из крупнейших своих флотов к 2017 году, когда истечет срок арендного договора с Украиной? Ведь база в Новороссийске в теперешнем состоянии не удовлетворяет целому ряду требований для размещения больших кораблей, даже после углубления и расширения две военно–морские базы в Новороссийске будут не в силах приютить все корабли...

В настоящее время, делится наблюдениями Роза Турарбекова, эта проблема решается через постепенное сокращение кораблей Черноморского флота России, базирующихся в Севастополе. В частности, его флагман давно перебазировался в Новороссийск, значительная часть также перемещена — на Дальний Восток, в Балтийское и Северное моря.

Утка в клюкве

Командование Черноморского флота, сначала воздерживавшееся от комментариев по поводу сирийской гавани, заявило, что таких планов не существует. При этом оно ссылалось на работы в Новороссийске, на договор с Украиной об аренде, срок которого истекает только в 2017 году. Затем свое веское слово сказал министр обороны Сергей Иванов, назвав слухи о переводе Черноморского флота в Сирию «развесистой журналистской клюквой».

Казалось бы, дальше и говорить не о чем — самые авторитетные инстанции в вооруженных силах решительно опровергли такую возможность. Но не следует торопиться. Вокруг вооруженных сил России витает громадное множество слухов, отнюдь не на каждый из них обращает внимание сам министр обороны.

Поэтому есть смысл подумать вот над чем. Если в случае с переводом части российского флота имела место «утка», то каковы мотивы ее сброса в средства массовой информации?

Не стоит недооценивать значение даже такой откровенной «клюквы», поскольку продуманной дезинформацией можно убить сразу двух зайцев. Одна цель лежит на поверхности, особенно если вспомнить о стремлении действующего руководства Украины в НАТО и о шумной антиамериканской кампании в Крыму. Таким путем, предполагает Роза Турарбекова, Россия может намекнуть, насколько больно уход российского флота с севастопольской базы может ударить по украинскому карману. Во–первых, бюджет Черноморского флота составляет 190 миллионов долларов, а размеры городской казны едва достигают 50 миллионов. Объем средств, находящихся в распоряжении ВМС Украины, и вовсе не превышает 1,4 миллиона долларов. 48% налоговых поступлений в бюджет Севастополя приходится на Черноморский флот. Кроме того, обслуживанием базы военно–морских сил России занимаются 23 тысячи граждан Украины, получая за это в три раза большую зарплату, чем на любых других предприятиях города.

У этого шажка может быть и другая, более смелая цель: сделать тонкий намек на то, что Россия стремительно возвращается в мировую политику, чтобы занять подобающее ее потенциалу место.

Таким образом, сложно выделить одну причину, побудившую пустить сирийскую «уточку» в свободное плавание. В данном случае сплелись воедино различные соображения. Впрочем, такова работа дипломатов: уметь любую ситуацию повернуть в своих интересах вне зависимости от развития событий. Это умение полезно сегодня, когда борьба за влияние во всем мире обострилась. Такие стратегические точки, как Ближний Восток, страны СНГ, привлекают внимание наиболее активных сил на мировой арене. В этой борьбе важно любое действие, даже ложное, поскольку с его помощью можно заставить конкурента сделать неверный шаг, ошибиться, броситься в другую сторону. А каждый выгаданный день предоставляет дополнительные возможности для наращивания мускулов и восстановления потерянного. По крайней мере, именно так можно воспринять этот аккуратный намек на то, что эпоха 15–летнего отступления с завоеванных позиций завершилась. Как говорил канцлер Александр Михайлович Горчаков, Россия сосредоточивается...


40 лет спустя

Идея о присутствии российских военных в Сирии, кстати, не только в воздухе витает, но и имеет конкретные исторические корни. Советские военспецы в свое время облазали сирийские плацдармы вдоль и поперек. И сегодня найдутся люди, в том числе и в Беларуси, которые, прочитав эту статью, воскликнут: «Сирия?! Да я ж там был!» Один из них, полковник в отставке Михаил Филонов, поделился с корреспондентом «СБ» впечатлениями от своей командировки в Сирию в качестве военного советника в 1966 — 1967 гг. Михаил Николаевич — офицер с приличным послужным списком, прошедший через 4 войны, из них две — на Ближнем Востоке (советско–финляндская, Великая Отечественная, 10–дневная в Сирии, так называемая война Судного дня в Египте).

Служба Михаила Николаевича проходила в Дамаске в Генеральном штабе, где он регулярно проводил инструктаж высшего офицерского звена сирийской армии по вопросам боевой подготовки. Среди инструктируемых военных были даже генералы, рассказывает Филонов.

У моего собеседника остались теплые воспоминания о сирийцах. «Это активные, по–хорошему импульсивные ребята», — говорит он. Прекрасно помнит радушие, которое они оказывали нашим советникам. Сложнее было общаться с генералитетом, но и они в конце концов оценили в полной мере оказываемую помощь.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости