«Сегодня мы говорим об экономическом возрождении регионов»

НАКАНУНЕ 25-й годовщины после аварии на Чернобыльской АЭС в конференц-зале редакции «Белорусской нивы» прошел «круглый стол» на тему «25 лет спустя. Чернобыль коснулся каждого белоруса…» На вопросы журналистов отвечали: заведующая кафедрой эндокринологии Белорусской медицинской академии последипломного образования (БелМАПО) Лариса ДАНИЛОВА, заместитель директора филиала «Белорусское отделение Российско-белорусского информационного центра по проблемам последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС» РНИУП «Институт радиологии» Николай БОРИСЕВИЧ, представители Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС — начальник управления реабилитации пострадавших территорий Геннадий АНЦИПОВ и начальник отдела социальной защиты и правовой работы Владимир КУДИН.

Насколько коснулась чернобыльская тема каждого белоруса?

НАКАНУНЕ 25-й годовщины после аварии на Чернобыльской АЭС в конференц-зале редакции «Белорусской нивы» прошел «круглый стол» на тему «25 лет спустя. Чернобыль коснулся каждого белоруса…» На вопросы журналистов отвечали: заведующая кафедрой эндокринологии Белорусской медицинской академии последипломного образования (БелМАПО) Лариса ДАНИЛОВА, заместитель директора филиала «Белорусское отделение Российско-белорусского информационного центра по проблемам последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС» РНИУП «Институт радиологии» Николай БОРИСЕВИЧ, представители Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС — начальник управления реабилитации пострадавших территорий Геннадий АНЦИПОВ и начальник отдела социальной защиты и правовой работы Владимир КУДИН.

«БН»: — Чернобыльская тема касается каждого жителя Беларуси. И накануне 25-летия ходит много разных разговоров, слухов. Начнем с темы здоровья. Какие проблемы больше всего беспокоят наших медиков в связи с аварией в Чернобыле?

Лариса ДАНИЛОВА: — Когда говорим о Чернобыле, мы говорим  о влиянии техногенных факторов на качество здоровья населения. И многие моменты до сих пор остаются спорными. И не всегда верно связывать их с аварией на чернобыльской станции.  Проблемы, которыми занимается Белорусская медицинская академия последипломного образования, — это заболевания щитовидной железы, метаболические заболевания (связаны с нарушениями обмена веществ), анализ возможных причин их роста.

Так, рак щитовидной железы у детей на международном уровне признан ассоциированным с воздействием негативных факторов, которые появились в результате аварии на Чернобыльской АЭС. Тем не менее проблем со здоровьем населения достаточно много. Некоторые из них зависят от образа жизни. И от отношения самого населения к своему здоровью. Если мы хотим знать, какое было воздействие Чернобыля, и на взрослых в том числе, тогда все белорусы должны прекратить курить. Но мы не видим массового отказа жителей от этой вредной привычки.

В Беларуси наблюдается рост избыточного веса, так называемого метаболического синдрома, предиабета, диабета. Те заболевания, которые достоверно ассоциированы с высокими онкологическими рисками. И в Беларуси сохраняется достаточно высокая частота узловой патологии щитовидной железы, как и во всех странах Европы. Для нас актуальна разработка ранних методов дифференциальной диагностики со злокачественным характером этих образований.

Медики занимаются ранней диагностикой, скринингами (проведение простых и безопасных исследований больших групп населения с целью выделения групп риска развития той или иной патологии), выездами в различные регионы, массовыми осмотрами.

И сразу же после аварии было выполнено много скринирующих обследований. Причем тем оборудованием, которым мы раньше не располагали. И когда первые годы после аварии мы говорили, что высокая частота аутоиммунного тиреоидита (хроническое заболевание щитовидной железы), узловой патологии, то потом мы стали дифференцировать заболевания по возрасту: у ребенка, молодого человека или женщин постарше. Потому что для женщин характерны узловые образования в щитовидной железе. Между прочим, все страны Европы относятся к зонам легкого умеренного йодного дефицита.

Хочется, чтобы белорусы занимались своим здоровьем, чтобы взрослые не курили в присутствии детей. Это также закладывает риск заболеваний щитовидной железы.

Пассивное курение снижает качество здоровья молодых белорусов. Мы не исключаем и другие антропогенные загрязнители — не только радиационные факторы влияют на здоровье населения. Мы по-прежнему сталкиваемся с узловой патологией щитовидной железы у детей. И для нас очень важно выяснить, какие же их причины.

Заболевания, которые приписывают только Чернобылю, могут вызвать совершенно другие факторы, связанные с образом жизни и особенностями экологии.

«БН»: — Но все равно есть же какая-то статистика заболеваемости до Чернобыля…

Лариса ДАНИЛОВА: — До Чернобыля не было такой частоты рака щитовидной железы среди детей. Это доказано. В МАПО создан центр заболеваний щитовидной железы, завершен проект Евросоюза, по которому получено дополнительное оборудование. Скрининги выполняются в Брестской, Гомельской областях, других регионах.

В Гомельской области есть Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, который выполняет регулярные выезды и осмотры. Областной Гомельский эндокринологический диспансер работает точно так же. «Непонятные» пациенты со всех регионов поступают к нам регулярно, на республиканский консультативный прием. И Белорусская медицинская академия самостоятельно делает выезды и осмотры. Помимо щитовидной, врачи смотрят молочную железу, оценивают метаболические риски у населения.

Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека создан по последнему слову техники. Оснащенные медицинские учреждения есть в Гродно, Бресте, Витебске, Минске. Рак щитовидной железы оперируют в Минске и Гомеле.

Владимир КУДИН: — Гомельский республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека — совершенно новое здание. Построено за средства, заработанные в том числе и на республиканском субботнике. Оборудование закуплено за счет программы Союза Беларуси и России. Изначально предполагалось, что он будет проводить исследования людей, пострадавших и в Беларуси, и в России, и даже в Украине. К сожалению, тот же Брянск, Чернигов не могут предложить таких условий лечения белорусам. Лечить россиян и украинцев за счет бюджета нашей республики невыгодно. Поэтому решается вопрос, как провести взаиморасчеты.

Лариса ДАНИЛОВА: — Хочется дополнить, что возраст на момент аварии имел немаловажное  значение. Самыми уязвимыми оказались дети до 6 лет и молодежь до 18 лет…

Рак щитовидной железы — тема, которая интересует всех. Понятно, что заболевание связано с Чернобылем, но каким образом, непонятно никому — ни нам, ни американцам, ни японцам. Хотя все согласились, что есть причинная связь. Рак, кстати, бывает очень разным, и может «молчать» двадцать лет.

Были и такие случаи: мы выявляли рак на скрининге, а семья пряталась,  потом появлялись эти пациенты у нас, но уже с метастазами.

Если говорить о раке, то вам скажет каждый онколог, что рак  щитовидной железы — разновидность, которая лечится. Важно, что при своевременном выявлении можно достигнуть хороших результатов. Кстати, молекулярный маркер радиационного рака не найден. Весь мир стремится его найти. И мы пытаемся.

«БН»: — В радиационной зоне живут люди. Называлась даже цифра — сто сорок семь человек. Говорят и о самоселах…

Геннадий АНЦИПОВ: — У нас понятия «самоселы» нет. Потому что любой случай поселения на территории зоны эвакуации или зоны отселения рассматривается как чрезвычайная ситуация. Есть люди, которые остались жить там с самого начала. Не захотели уезжать. Вот этих людей сто сорок семь. Из них восемь — дети. В зоне отчуждения живут только два старика, в деревне Белый Берег Наровлянского района. Они вернулись где-то в 1994 году. Живут на самой границе зоны отчуждения. Остальные сто сорок пять — в населенных пунктах в зоне отселения. Их число уменьшается. Они не брошены. Периодически туда приезжает автолавка. Там есть и электричество, и мобильная связь.

«БН»: — Сто сорок пять человек живут в одном месте или как-то «рассеяны» по территории?

Геннадий АНЦИПОВ: — Они живут в тридцати семи населенных пунктах тринадцати районов. Год назад их было двести сорок два человека (двадцать восемь детей). Живут по одному—пять человек в деревне.

Их число уменьшается не потому, что они умирают. Например, живут в заброшенной деревне две семьи. Одна уехала, второй семье даже поговорить не с кем. Поэтому они соглашаются на переезд к детям.

Люди некомпетентные говорят, что идет возврат сельчан в отселенную чернобыльскую зону. Все совершенно не так.

«БН»: — Есть ли разница в состоянии здоровья людей, проживающих на загрязненной территории, и тех, кто населяет чистые регионы республики?

Лариса ДАНИЛОВА: — Сложно проводить исследования по той причине, что все население перемешалось. Из зон отселения люди переехали в другие регионы. Не будем забывать, что йодный удар получила практически вся территория Беларуси. Много раковых больных было выявлено в тех регионах, которые мы считали абсолютно чистыми.

А здоровьем ликвидаторов занимаются до сих пор. Те из них, кто регулярно проходит диспансерное обследование, вовремя подлечивается, имеют здоровье лучше, чем те, кто не следит за собой и продолжает курить.

Вера ГНИЛОЗУБ, Татьяна УСКОВА, «БН»

Фото Татьяны УСКОВОЙ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?