Народная газета

Сделки на совесть

Закупки государственных предприятий требуют предельной прозрачности

Ежедневный счет закупок идет на миллионы рублей: сырье, запчасти, оборудование, расходные материалы, спецодежда, услуги... Все это насущная необходимость для нормальной деятельности любого производства. Однако именно такие сделки нередко становятся источником криминального дохода управленцев, приближенных к ним. О том, какие схемы в наше время осуществляются, ныне слушали в судах Гомеля.

Около полугода в суде Центрального района города исследовалось уголовное дело об “откатах” на “Гомельгосплемпредприятии”. В качестве обвиняемых проходили бывший генеральный директор — 39-летний Андрей и его подчиненный — 38-летний начальник сектора маркетинга и правовой работы Вадим.

На Гомельщине это предприятие сопровождает выполнение областных программ по племенному делу и воспроизводству сельскохозяйственных животных, имея под началом 21 районный филиал. Непосредственные заказчики — свыше 200 хозяйств. У “Гомельгосплемпредприятия”, понятно, тоже есть поставщики товаров и услуг — более 30. Там, где речь идет о госзакупках, проводятся тендеры и прочие процедуры, определенные законом. Где — за собственные средства предприятие само определяет партнеров. Как?

По материалам следствия, суть внезаконных событий, развивавшихся с 2012 по 2015 год, такова: для того чтобы “Гомельгосплемпредприятие” покупало у той или иной фирмы расходные материалы и оборудование, а после вовремя рассчитывалось за поставки, коммерсанты платили руководству от 5 до 12 процентов от суммы сделки за минусом НДС. Деньги передавались в конвертах через начальника сектора. В общей сложности 43 эпизода, сумма “откатов” — за 40 тысяч рублей.

На протяжении следствия и в суде бывший гендиректор категорически настаивал, что никаких вознаграждений никогда и ни от кого не брал. Все договоры о поставках готовились специалистами, и только после этого он ставил подпись в документах.

Тем временем подчиненный заверял в обратном: конверты от коммерсантов брал, но всегда передавал их руководителю. Судья, пытаясь докопаться до сути, спрашивал у начальника сектора буквально после каждого эпизода:

— Вы же отдавали себе отчет, что нарушаете закон и чем это чревато...

— Да, я понимал. Понимал, что деньги даются за заключение договоров и оперативные расчеты за поставки. Но я подчиненный. И выполнял то, что от меня требовали.

Показания свидетелей получились разными. Большинство представителей фирм говорили о передаче конвертов именно начальнику сектора маркетинга. Оседали суммы в его кармане или все-таки уходили к директору — в целом осталось вопросом. Ясность была одна: на сделках предприятия неплохо удавалось зарабатывать.

Суд первой инстанции счел вину управленцев полностью доказанной. Бывший руководитель приговорен к 12,5 года, а начальник сектора — к 8,5 года с отбыванием наказания в ИК усиленного режима с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности сроком на 5 лет. Приговор пока не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Сейчас обжалуют приговор и фигуранты другого нашумевшего уголовного дела, связанного с левыми заработками в одном из филиалов ОАО “Гомсельмаш”. История была громкой. В 2015 году по этим материалам задержали более десятка человек: двух управленцев подразделения предприятия, а также представителей бизнеса.

Как сегодня рассказывают в управлении Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля по Гомельской области, сама схема ничего сложного собой не представляла. Типичное “купи-продай”. Закрутился механизм с легкой руки одного жителя столицы, некогда работника “Гомсельмаша”. Минчанин, зная изнутри тонкости местного производства, предложил знакомым управленцам — заместителю главного энергетика и ведущему инженеру снабженческой службы — покупать по доступной цене за наличку в Украине и России нужные заводу комплектующие. А далее под реквизитами отдельных минских и гомельских фирм легально поставлять запчасти уже по выгодным для себя ценам на предприятие. Перечисленную же за товар оплату обналичивать через лжеструктуры и делить между собой. На выходе получалось по 15—20 процентов на управленцев, по 3 процента фирмам — “финкам”, остальное поступало в распоряжение минчанина, который курировал все вопросы. При этом в областном УДФР точно знают, что без специалистов “Гомсельмаша” эта схема не сработала бы:

— В снабженческую службу, где работали фигуранты по делу, поступали заявки от всех цехов на электротехническую продукцию: лампочки, транзисторы, диоды, микросхемы... Ежедневно десятки наименований в больших объемах. Но управленцы так формировали партии закупок, чтобы каждая не превышала по сумме одной тысячи базовых величин. Это давало возможность не проводить тендеры, ограничиваясь лишь объявлением конкурсного предложения, в котором и участвовали подконтрольные фирмы.

Филиалу завода такие сделки обходились недешево. То, что на рынке стоило рубль, упомянутой группой товарищей поставлялось на предприятие по цене в 3—5 раз дороже. По версии следствия, полученный доход превысил 883 тысячи деноминированных рублей, из них чистыми “упало на руки” около 700 тысяч. Представитель областной прокуратуры Михаил Забелин, который поддерживал гособвинение в суде, добавляет детали:

— Так, на предоставлении услуг по легализации поставок и обналичиванию средств подставные фирмы разово “зарабатывали” от 7 до 18 тысяч долларов. Должностные лица филиала “Гомсельмаша” по одной из поставок, например, получили сразу 30 тысяч долларов... Квартиры, машины, дачи, килограмм золота в слитках, ювелирные изделия — то, что было арестовано у фигурантов во время следствия по этому уголовному делу.

Суд признал бывших управленцев завода виновными в коррупционных должностных преступлениях, приговорив к 3 и 4,5 года ограничения свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Материалы этого дела сейчас рассматриваются в кассационной инстанции.

На исходе прошлого года разразился очередной коррупционный скандал в тему. Комитет госбезопасности пресек противоправную деятельность должностных лиц ОАО “МТЗ”, “МАЗ”, “БелАЗ” и “Гомсельмаш”. По информации пресс-службы ведомства, установлено, что представители руководства и работники предприятий с 2013 года за приемку сырья и комплектующих с элементами брака, выдачу фиктивных заключений по качеству и другое получили взяток на сумму не менее 200 тысяч долларов.

Все это в очередной раз подтверждает, что проблема прозрачности сделок на предприятиях с государственной долей собственности по-прежнему актуальна. Идет ли речь о бюджетных закупках по целевым программам или собственных приобретениях, связанных с повседневной деятельностью. Действующие нормы пока не в силах остановить особенно предприимчивых.

Именно поэтому подготовлены поправки в Закон “О государственных закупках товаров (работ, услуг)”, которые приняты Палатой представителей в первом чтении. По словам начальника главного управления госзакупок Министерства антимонопольного регулирования и торговли Павла Жуковского, сам процесс госзакупки целиком уйдет в интернет — от размещения в открытом доступе годового плана до вопросов, связанных с заключением договора и его исполнением. Это позволит предотвратить ситуации, когда заказчик меняет прописанные в договоре условия, подгоняя под конкретного клиента. Представитель ведомства уверен:

— В этом есть коррупционный риск. Когда закон вступит в силу, вносить изменения в договор будет запрещено. Это минимизирует вмешательство сторон и гарантирует неизменность заявленных в сделке условий. Важно сделать процесс госзакупок более прозрачным и минимизировать коррупционные риски.

Коллаж Олега Попова

dralukk73@mail.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?