Сдача «Кокусай кесанто» – не измена, а оправданная жертва

МАЛО кому известно, что Рихард ЗОРГЕ служил в германской армии во время Первой мировой войны, был кавалером Железного креста и участвовал в знаменитой битве под Верденом, где получил тяжелое ранение. Но это вовсе не значит, что многие красивые мифы о Зорге — правда.

Почему разведчик Рихард Зорге был признан в СССР лишь спустя двадцать лет после войны

МАЛО кому известно, что Рихард ЗОРГЕ служил в германской армии во время Первой мировой войны, был кавалером Железного креста и участвовал в знаменитой битве под Верденом, где получил тяжелое ранение. Но это вовсе не значит, что многие красивые мифы о Зорге — правда.

ИМЯ советского разведчика Рихарда Зорге (1895—1944) неотделимо от истории Великой Отечественной войны уже по одной только причине: именно он наиболее точно указал дату начала войны.

Вот эти знаменитые сообщения «агента Рамзая».

30 мая 1941 года: «Берлин информировал Отт, что немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня. Отт на 95 процентов уверен, что война начнется».

1 июня: «Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привез с собой из Берлина, откуда он выехал 6 мая в Бангкок. В Бангкоке он займет пост военного атташе».

15 июня: «Германский курьер сказал военному атташе, что он убежден: война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает — будет война или нет».

20 июня: «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна».

Отметим, однако, что, вопреки получившей широкое распространение легенде, конкретное число начала войны — 22 июня 1941 года — Зорге не называл. Следует также учитывать, что не только от «Рамзая», но и от других разведчиков советскому руководству поступали сведения, что Германия нападет на Советский Союз 15 апреля, 1, 15, 20 мая, 15 июня… Проходили дни, а война не начиналась. В том числе и Рихард Зорге называл несколько сроков, которые не подтвердились (например, сообщение от 19 мая о начале войны в конце мая 1941 года). Поэтому, увы, предупреждения «Рамзая» (от 30 мая, 1, 15, 20 июня) в подготовке к отражению фашистской агрессии должной роли не сыграли.

Куда больший эффект имела сообщенная Зорге через пару месяцев информация, что Япония до конца 1941 года и в начале 1942-го не выступит против СССР, чем избавит его от изнурительной войны на два фронта.

Этому донесению Зорге уже поверили всерьез (благодаря, конечно, предупреждениям о сроках начала войны). Ставка смогла без особого риска снять с восточных границ страны 26 свежих, хорошо обученных дивизий и перебросить их под Москву, предотвратив захват гитлеровцами нашей столицы.

РИХАРД ЗОРГЕ по-прежнему довольно загадочная для нас фигура, хотя о нем много написано в СССР и России после 1964 года. Я знал, конечно, что Зорге служил в германской армии во время Первой мировой войны, но не знал, что он кавалер Железного креста и участвовал в знаменитой битве под Верденом, где был тяжело ранен. Как не знал и того, что именно Верден оказал решительное воздействие на его мировоззрение. А это очень важно, потому что в отношении того плейбоя, каким изображается Зорге в западных фильмах и книгах, всегда исподволь возникает вопрос: а насколько он был искренен в своем служении коммунистической идее?

Тут надо сразу сказать: Зорге был абсолютно искренен в решительном неприятии того устройства мира, которое привело человечество к Вердену и подобным ему мясорубкам.

Но это не значит, что многие красивые мифы о Зорге — правда. Оказывается, этот якобы «обходительный джентльмен», будучи ефрейтором германской армии, всем другим методам убеждения подчиненных предпочитал битье по зубам. Дедовщину разводил! Но главное разочарование, конечно, не в этом, а в том, что легендарный Зорге, этот советский Джеймс Бонд, на самом деле многие годы, с 1918-го по 1929-й, вел скучнейшую для любителей авантюрных и детективных сюжетов жизнь партийного функционера среднего звена — сначала в компартии Германии, а потом в аппарате Коминтерна в Москве. И как знать, может быть, не очень сложившаяся партийная и коминтерновская карьера Зорге является ключом к пониманию его личности. Судите сами: он — человек одного поколения с Гитлером, проходит, как и тот, Первую мировую, получает чин ефрейтора, становится кавалером Железного креста и тоже после войны уходит на партийную работу — только Зорге в КПГ, а Гитлер — в НСДАП. Причем Гитлер короткий период своей жизни, был как и Зорге, в коммунистических рядах — когда служил в Баварской Красной гвардии и шпионил в пользу рейхсвера. Однако более молодой Зорге уже к 1919 году — доктор экономики, а Гитлер в 1919-м кто? Никто! Ему даже негде было в Мюнхене жить, оттого-то он и направился в казармы Красной гвардии, откуда уходил в 1914 году на фронт. Зорге — брутальный красавец, а Гитлер? Зорге — внучатый племянник известного соратника Маркса, что вроде бы сулило ему головокружительную карьеру в КПГ, а Гитлер — человек без роду без племени, даже не гражданин Германии.

А вот поди ж ты: к 1923 году, когда разразились коммунистический путч в Гамбурге и нацистский в Мюнхене, Зорге — по-прежнему малозначительный функционер КПГ, а Гитлер — уже единоличный вождь немаленькой партии. Гитлер пишет в тюрьме «Мою борьбу», сразу же ставшую политическим бестселлером, а профессиональный публицист Зорге по-прежнему неизвестен широкой публике и едва ли не униженно использует единственный шанс «подняться»: просит вождей Коммунистического Интернационала Куусинена, Мануильского, Пятницкого, несколько дней живших у него в квартире во время съезда КПГ, забрать его в Москву.

«В МОСКВУ! В Москву!» А что в Москве? Его там ждут должности референта, консультанта, помощника в аппарате Коминтерна… Тех же щей, да пожиже влей. А Гитлер тем временем вырастает в политика общегерманского масштаба. В 1928—1929 годах Зорге вырывается за границу, в Скандинавию, в качестве инструктора Коминтерна, но здесь новые унижения: необходимость буквально выклянчивать у Москвы копейки на содержание. Наш мачо пишет в Москву: я не могу постоянно занимать по 3—5 крон с обещанием отдать в Берлине!

Для деятельной и широкой натуры Зорге просто не было другого выхода, как предложить свои услуги Разведуправлению РККА и отправиться куда угодно, хоть в Китай, но зато на самостоятельную работу, в которой он и добился наибольших успехов.

Интересно, что, работая в Китае, Зорге пришел к пророческому выводу об усилении роли Соединенных Штатов в международных делах: «Мне стало ясно, что в будущем США займут место Великобритании как господствующая держава на Тихом океане».

В 1933 году командование принимает решение о направлении Зорге в Японию, куда он прибыл 6 сентября 1933 года в качестве корреспондента влиятельных немецких газет «Берзен курьер» и «Франкфуртер цайтунг». Перед этим он посетил США, где как немецкий корреспондент сумел получить от японского посольства рекомендательное письмо в Министерство иностранных дел Японии.

В 1938 году человек, завербовавший Рихарда, — Ян Берзин, руководитель военной разведки СССР, — был арестован, осужден и расстрелян. Кроме того, арестовали почти всех соратников Берзина в советской военной разведке. Значительное количество ее сотрудников, работавших за рубежом, были отозваны в СССР, некоторые из них репрессированы. Вызвали секретной телеграммой и Зорге. Однако он, видимо, подозревая, что вместо отпуска его может ждать арест, отбытие на Родину под разными предлогами откладывал. Зорге, собственно, находился в Японии вопреки приказу командования.

ИЗ КНИГИ Михаила Алексеева «Ваш Рамзай» (М., 2010) стало ясно, почему в СССР Зорге «признали» только в 1964 году. Дело в том, что, судя по приведенным автором документам японского «дела Зорге» и его тюремным запискам, он, как говорится, «частично сотрудничал со следствием» и сознался, что был агентом Коминтерна. По мнению известного чекиста Б. И. Гудзя, это произошло из-за того, что к Зорге применяли пытки. Нет, никаких секретов Разведупра и НКВД Зорге не выдал, а вот о структуре и характере деятельности Коминтерна говорил и писал довольно подробно. А он, между прочим, давал в Коминтерне особую подписку (она приводится М. Алексеевым), ни при каких обстоятельствах не делать этого. Ведь Коминтерн был не самая открытая организация и к тому же на момент ареста Зорге еще действующая.

Видимо, в тюрьме Зорге решил «пожертвовать» Коминтерном (распущенным 15 мая 1943 года), чтобы не жертвовать секретами разведки.

Думаю, перед тем как присвоить в 1964 году разведчику звание Героя Советского Союза, в Политбюро решали вопрос: считать ли изменой Зорге его откровения по поводу уже несуществующей организации или нет? И, вероятно, посчитали это тактическим ходом, а не изменой.

Ведь перед жестокой казнью (повешение на рояльной струне) Зорге, плохо знавший японский язык, воскликнул по-японски: «Секигун (Красная Армия)! Кокусай кесанто (Коминтерн)! Собието кесанто (Советская Компартия)!»

Андрей ВОРОНЦОВ

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?