Источник: Знамя юности
Знамя юности

Самый лучший день

Вчерашние студенты Института журналистики БГУ поделились впечатлением о первом рабочем дне в редакции «СБ. Беларусь сегодня»

В августе тысячи выпускников вузов заняли свои рабочие места. В рядах сотрудников редакции «СБ. Беларусь сегодня» тоже пополнение: по распределению к нам пришли девять вчерашних студентов Института журналистики БГУ. И сразу срочное задание от главного редактора – поделиться впечатлениями о первом рабочем дне. Вот что из этого вышло.

Вадим БАННЫЙ

Халява закончилась! Теперь ты большой и взрослый дядя, который, взяв из дома ссобойку, будет каждый будний день в девять утра с серьезным видом приходить на работу. И ни минутой позже. Хотя… Нет, никаких «хотя», парень. Свое ты отгулял в универе, когда сачковал пары по ОБЖ и fashion-журналистике.

Мое подсознание не ошиблось. Уже в первый рабочий день стало понятно, что детство резко превратилось во взрослую жизнь с мыслями об отчислениях в пенсионный фонд и командировкой в Любанский район на меловые карьеры. Перед поездкой решил разведать обстановку у местных. Оказалось, доехать можно лишь до поворота, а дальше придется пешком пройти пять километров. Меня обнадежили: водитель может довезти до Мордвиловичей, а оттуда уже и идти нечего.

Настал день «Х», а точнее, 2 августа. В назначенное время я расположился в комфортном микроавтобусе. Однако комфортным он оставался ровно до того момента, пока меня не заставили сумками. Дорога выдалась недолгой. Наверное, потому что я задремал. Подъезжая к горам «Беларуськалия», понял, что пункт назначения совсем близко. Неясным теперь оставалось одно: куда довезет меня транспорт? У поворота на Мордвиловичи водитель остановился. Похоже, экономия бензина и жизненная необходимость в долгой прогулке для такого здоровяка, как я, заставили водителя бросить меня на произвол судьбы. Правда, с объяснениями пути:

– Иди прямо, никуда не сворачивай и увидишь озеро.

Окей, Google, маршрут построен. Первые два километра дались легко. Уже на подходе к Мордвиловичам жара и усталость заставили достать из рюкзака бутылку с водой. Взбодрился и побрел дальше к лесу. Казалось, я уже на месте: вон и поворот, и машины, и люди. Но нет. Грибники сказали, что топать еще около полутора километров. Однако небеса смиловались. Ехавшие из Минска туристы подкинули до места назначения. Честь и хвала им!

Приступаю к работе. Нужно пообщаться с отдыхающими. Первыми на глаза попалась компания из четырех парней. Ребята из Борисова оказались лесниками. Прибыли в Любань бороться с короедом. Спросили у местных, где можно покупаться и приехали.

Рядом с ними расположилась публика постарше с более серьезными интересами. Пока колоритная дама рыбачила, остальные накрывали импровизированный стол. Заметив приближающегося гостя, моментально спрятали всю тару. Но узнав, что я журналист, прониклись доверием:
 
– Молодой человек, может, с нами по 50 грамм?

– Нет, вы что?! Я же на работе,  –  выпалил я удивленным голосом.

– Тогда давайте мы вас хотя бы арбузиком угостим.

– Арбузиком можно!

За трапезой мои новые знакомые выяснили, что я из «Советской Белоруссии». Гости из Архангельска даже предложили свои услуги в качестве внештатных корреспондентов в России. Безвозмездно.

…По сусекам материал был собран, и теперь предстояло пройти новый квест: как добраться до цивилизации? А точнее, в Любань. Вопрос решился сам собой. Знакомые из Борисова как раз собирались в город.

– Подбросите?

– Сто баксов!

– Откуда у журналиста такие деньги?

– Да вы все богатые.

– Так я еще молодой.

– Ладно, садись, шучу я.

В машине ребята обсуждали со мной перспективы развития бумажной прессы. Получилось содержательно. До Любани, показалось, доехали за мгновение. Борисовские лесники высадили меня на центральной площади у фонтанов, где собрались ВДВшники.

Решив все дела в райисполкоме, у меня оставалось два часа до маршрутки. Время провел с пользой: купил магниты на холодильник, еще раз встретился с десантниками, оценил местный магазин. Классно! Честно, уезжать не хотелось. Но пришлось. Нужно текст писать, да и на работу. А еще свечку в церкви поставить за ребят из Борисова, которые подвезли до города. Без их помощи можно было легко превратиться в Маугли и найти себе Багиру в любанских лесах. Но обошлось.

Ольга ЗДАНОВИЧ

«А что это я здесь делаю?» Так называется первая глава мемуаров долгожителя американского телевидения Ларри Кинга. В своей карьере он прошел удивительный путь и попал, казалось бы, на самую вершину телевизионного олимпа. И здесь, наверху, он спрашивает себя, как тут оказался. Он смотрит вниз – на десятки лет в профессии. Я, конечно, не могу похвастаться ни профессиональными достижениями, ни опытом, и оглядываться мне особо некуда – за плечами не так много лет. Но не важно, в каком мы возрасте и статусе: всегда и каждому полезно спросить себя: «Что я здесь делаю?».

Я не верю в случайности. К каждому результату приводит череда событий и запросов в поисковике. Наши решения, даже самые простые и обыденные, формируют наш маршрут. Еще полгода назад я даже не думала, что буду работать в редакции «СБ». Когда на своем жизненном «навигаторе» выбрала этот пункт назначения, трудно сказать. Но место, в которое я попала, новое и неизведанное. Конечно, мне страшно. Часто бывает неловко, как будто ты в гостях, а хозяев едва знаешь. Хочется им понравиться и при этом оставаться самой собой. Точнее, хочется стать лучше, чтобы соответствовать своей новой роли.

Вокруг не просто зрелые люди, а зрелые специалисты. Каждый день рядом со мной будут журналисты, у которых опыта намного больше. Когда я об этом думаю, представляю тысячи полос, миллионы слов и бесконечное количество смыслов. Это и делает журналистику уникальной профессией, но при этом и одной из самых сложных для реализации. Не знаю, получится ли когда-нибудь избавиться от чувства, что у меня нет способностей для этого дела. Вуди Аллен говорил, что если ты ежедневно часами работаешь над проектом, то это неминуемо приводит к какому-то результату. Наверное, со временем станет немного легче писать, искать темы и героев, но сомнения, скорее всего, никуда не исчезнут. Нужно только направить их в нужное русло: спрашивать себя, все ли я делаю, чтобы сегодня стать лучше себя вчерашней.

Первые рабочие дни показали, что журналистика – это сочетание ремесла и творчества. Первому можно научиться, второе – нужно в себе воспитывать. У каждого из нас есть багаж идей, знаний, планов. Он не бывает слишком тяжелым – нам же не носить его на плечах. Тяжело как раз, если этот багаж слишком легкий. Давит такая пустота. Каждый день, уходя из редакции, я пополняю свой профессиональный и творческий багаж. Мне бы хотелось добавить себе скорости – работать на опережение. Пока осторожничаю и боюсь ошибок. Наверное, мне их не избежать. Риска без ошибок не бывает. Одна из самых влиятельных дам мировой медиаиндустрии Арианна Хаффингтон как-то сказала: «Неудача – не противоположность успеху, это часть успеха». Конечно, не нужно ждать неудач, но и бояться провала не стоит. Это моя проблема, и я с ней борюсь. И лучшее средство – действие. Хемингуэй ежедневно писал по семь страниц, какая бы погода не была за окном и в голове. Никто не ждет вдохновения, а над талантом работают. Мне кажется, об этом нужно говорить с самого детства. Не разбивать мечты детей о строгое взрослое «это не твое», а всегда давать шанс попробовать. Мне дали этот шанс здесь, хотя я уже и не ребенок.

В профессии я для себя выбрала девиз – «честное самовыражение». Не может быть журналистики без человека, без автора, а значит, и без самовыражения. Но на первое место всегда ставлю не просто объективность, а честность. Я попыталась немного рассказать о себе и о том, что чувствую на новом рабочем месте. Постаралась сделать это честно.

Жизнь как пазл: вся картинка видна только в конце. Осталось набраться терпения и силы воли, чтобы сложить все до конца. Тогда и станет понятно, зачем я здесь и что делаю.

Константин БАКУН

Мое знакомство с редакцией началось намного раньше, чем пришел работать по распределению. Я проходил учебную практику в газетах «Знамя юности» и «СБ. Беларусь сегодня».

1 августа проснулся с хорошим настроением и не скажу, что очень волновался или не находил себе места. Нет, я просто думал обо всем, что мне предстоит. Единственный страх – опоздать, поэтому вышел из дома за полтора часа до начала рабочего дня.

Еду в транспорте и представляю себе свой первый рабочий день. В голове крутится один лишь вопрос: «Как меня примут в новом коллективе?». Я даже не заметил, как быстро приехал к заветному Дому прессы.

Отправляюсь на поиски своего кабинета. Меня встретил молодой человек, который показал и рассказал, где будет мое первое рабочее место. Если честно, то я сначала не мог поверить, что у меня есть свой кабинет. Сначала я был один, но через пару минут пришел мой коллега, с которым раньше знаком не был. Мне хотелось задать ему сотню вопросов, но решил оставить их на потом. Занят человек. На часах уже было почти десять, нас позвали на планерку. Прошла она хорошо, я познакомился с журналистами. Я и представить не мог, что бывает настолько интересный коллектив. Решив организационные вопросы, вернулся в кабинет. Я придумал несколько интересных тем, которые впоследствии предложил редактору.

Первый день выдался насыщенным. Особенно за меня переживала моя бабушка, которая так же, как и я, не могла поверить, что я уже работаю в газете. Мы с ней очень долго разговаривали по телефону. Она была рада за меня, но в ее голосе почему-то были нотки грусти. Я успел ей рассказать только о своем первом дне, а сколько еще будет…

Илья КРАСОВСКИЙ

Прощай, любимый университет, да здравствует дорогая редакция!

Наконец-то свобода! Настала независимость во многих аспектах жизни: экономических – быть на полном самообеспечении и видеть уважение в глазах родителей и друзей; жилищно-бытовая – теперь я не должен сосуществовать с тремя соседями по комнате в общежитии.

Паруса моего корабля открыты всем ветрам. Журналистика дает мне полную свободу выбора: собираешь информацию для репортажа, бегая под палящим солнцем, повесив язык на плечо, следующий день проводишь в редакции, обрабатывая материал. Такой динамичной сменой физической и умственной деятельности редкая профессия может похвастаться. Как же не упомянуть массу приобретенных полезных знакомств и выработку журналистского, как у следователя, острого ума: искусный анализ фактов, чутье на людей и внимание к деталям.

Сомнения – неотъемлемая часть выбора, преодолев которые убеждаешься в правильности выбранного пути. Во время учебы часто возникали мысли, по плечу ли мне быть журналистом. Обычно такие мысли появлялись после личных фиаско, когда и сам понимал, что из-под пера вышел откровенно слабый материал. В такие моменты где-то глубоко в подкорковой зоне мозга прорастало зерно сомнения в собственных способностях. Но в потоке будней и злободневных вызовов нет времени задерживаться на пит-стопах. Постепенно журналистский прицел оттачивался, приходила уверенность, все чаще бил точно в цель. Анализируя свой журналистский уровень, часто вспоминаю актуальные во все времена слова Сократа: «Я знаю, что ничего не знаю… но другие и этого не знают». Вот такое жесткое самостимулирование заставляло меня постоянно идти вперед, попутно сменяя места работы и практик. В итоге мой беспокойный парусник нашел свою бухту.

Хорошо помню день, когда вместе с другими выпускниками журфака пришел «бороться» за место корреспондента. Обстановка в кабинете Василия Игоревича Матвеева, его исключительно интеллигентная манера общения, с неизменным обращением к нам на «Вы», произвели на меня огромное впечатление. Главным редактором был задан деловой тон беседы. После весьма непродолжительной аудиенции у него я осознал, что получил практического опыта больше, чем, без преувеличения, за семестр факультативного курса в институте.

Окончательно убедился, что нужно всеми силами стараться попасть в коллектив редакции газеты «Рэспублiка», после того, как на полке в кабинете заместителя редактора заметил золотую литеру – в голове промелькнули видоизмененные строчки песни группы «Белый Орел», «ах, какая Литера, мне б такую».

Веб-журналисту в творческой среде газеты поначалу было трудновато освоиться, но доброжелательный коллектив помогал мне во всем, даже когда я своими вопросами откровенно тормозил работу.

Труднее всего было поменять стиль изложения своих мыслей – на сайтах нет таких жестких рамок по объемам текстов, информация подается более сухо и сжато, на первом месте стоит скорость ее подачи, в печатных СМИ главенствует форма.

Я смог преодолеть эти барьеры и вот что по факту имею на сегодня. Моя официальная должность – «специальный корреспондент редакции газеты «Рэспублiка»». Сказать, что меня распирает гордость – ничего не сказать. Я молод и переполнен желанием работать и приносить пользу редакции.

Юлия МАТУЗОВА

Февральское утро. Первый этаж Дома прессы. Из-за холода или из-за волнения немножко трясет. Жду собеседования с редактором «Рэспублiкi» по поводу прохождения преддипломной практики. Со мной 5–6 малознакомых сокурсников. Ведем беседы на общие темы, чтобы немного расслабиться и сбросить напряжение.

Воспоминания о Доме прессы смазанные, но была я тут не раз: на первом курсе проходила практику в газете «Переходный возраст». Опыт интересный, но не зацепило. Дальше было радио, офисы интернет-порталов, информационное агентство  –  все не то. Снова вернулась в Дом прессы.

На собеседовании волнение меня покидает и становится теплее: Василий Игоревич приветлив и разговаривает на равных с нами, неопытными студентами. Замечаю, что редактор абсолютно увлечен своей работой. Здорово! Только так и можно добиться хороших результатов. Еще больше захотелось пройти практику в этой газете.

Утро следующего дня. У меня и троих моих коллег – просторный кабинет и все необходимое для плодотворной журналистской деятельности. Только вот мою деятельность плодотворной пока никак не назовешь… Уже позабыла, как писать для газеты. Неловко перед старшими сотрудниками за нелепые ошибки. Стараюсь как можно быстрее освоиться, слушаю советы журналистов, редакторов – благо им никогда не сложно все подробно разъяснить. Железное терпение у них. С заголовками – особая беда. Читаю подшивку газеты, чтобы лучше понять, как все устроено. Удивляет быстрый темп работы. Расслабиться не получается.

Спустя два месяца, в конце марта, замредактора вызывает к себе «по важному вопросу». Слышу слово «распределение» – сердце начинает биться чаще. Что скрывать – нас, студентов, эта тема волновала больше любых других проблем насущных. Оказывается, меня готовы взять на работу. Новость радостная, но немного неожиданная. Я уже, кажется, упоминала о своих нелепых ошибках? Знаю, что могу лучше. Теперь-то все впереди.

Апрельское утро. Распределение собрало в коридоре третьего этажа журфака толпу взволнованных почти-уже-не-студентов. Там и я, но волнения нет.

«Юль, ну что, ты куда?»  –  вопрос, который задали мне раз 15 за этот день. Отвечаю, что в холдинг СБ, в газету «Рэспублiка». Реакция у всех одна и та же: «Ого!».

Мое распределение прошло быстро и безболезненно. У некоторых однокурсников – со слезами. Снова убеждаюсь, что не ошиблась в выборе издания.

Выпускной отметила, экзамен сдала успешно, диплом на руках.

Приступить к работе решаю пораньше – с июля. Конечно, отдохнуть тоже хотела – это же середина лета, время встреч с друзьями на природе и поездок за границу. Но взвесив все, понимаю, что отдых у меня еще будет, а вот на будущем рабочем месте стоит освоиться, познакомиться с коллективом и поднабраться опыта, чтобы чувствовать себя увереннее. Июль в «Рэспублiке» проходит как один день (как и все летние месяцы, собственно говоря). Не зря вышла на работу раньше: замечаю, что писать материалы стало намного проще, потихонечку набиваю руку.

Утром 1 августа приходит осознание того, что теперь все будет по-другому. Вот он, новый жизненный этап, более серьезный. На плечи «взбираются» ответственность и обязательства. Но интерес перед этой новой ступенью побеждает чувство страха. Надеваю нарядное платьице и бегу в Дом прессы – теперь уже нельзя опаздывать.

Первая августовская неделя в газете по ощущениям похожа на ту, самую первую, февральскую. Голова переполнена информацией, каждый день узнаю все новые подробности о том, как устроена жизнь в редакции. Только сейчас чувствую себя на своем месте и знаю, что дальше будет только лучше. Работа в «СБ. Беларусь сегодня» – отличный старт для вчерашнего студента. Искренне благодарна за возможность поработать здесь и обещаю изо всех сил стараться и не подвести.

Вероника УЛАСЕВИЧ

Приветули, милая Дэха! Как же я по тебе соскучилась. Не только по твоим нескончаемым умозаключениям и самобичеванию, но даже и по надоедливым будильникам в «святую раницу». Как живу без всего этого? Честно: еле-еле. Жду не дождусь, когда ты уже прекратишь валяться на теплом песочке и дразнить меня морским ароматом. Да-да, не поверишь, но я его унюхала даже через монитор компьютера.

Что ж, спешу поделиться: есть куча маленьких «приятностей», которые преподнесла мне матушка-земля, пока ты все чернеешь от загара и отгребаешь последние отпускные деньки. Начну с самого-самого. Марта окотилась у бабушки в деревне. Могу тебе рыженького подогнать, как ты давно мечтала… Оля все-таки купила ту дорогущую шляпу с огромными волнообразными берегами. А я вышла на работу.

Да, решила тебя немножно потомить. Ведь это и вправду самое яркое событие, которое про­изошло со времени твоего отъезда. Спросишь: «Ну и как первая неделька?» Вот как – выжатый лимон Верон ни на минуту не покинул свою постельку на выходных (за исключением cамых экстренных случаев).

Нет, ну не думай, что все так плохо! Уже по своей привычке нагнала на тебя страху. Помнишь, рассказывала, что зам показался мне грубым дяденькой, который лишь запугивать умеет? Так вот. Убедилась после этого случая, что совсем не разбираюсь в людях. На самом деле он такой добряк. Стал мне как редакционный папа: всегда поможет, совет даст, идейку подбросит.

Редактор, правда, рвет и мечет. На то он и редактор. Эрудированный. Интеллектуал. Остается только пример с него брать. И работать, пробовать, творить…

Эх… Неделька выдалась жаркой. Бесконечные заметки разбавились… Жутью. Ездила в командировку расследовать убийство 14-летней девочки. Знаю, ты совсем не удивлена. Эти тяжкие с эмоциональной и психологичестой точки зрения темы так и липнут ко мне. Как жуйки. Я и не жалуюсь!

– Ты че такие темы берешь? То онкобольная с двумя дочками на руках, то пострадавшие от домашнего насилия, то дети с синдромом Дауна… Так ведь и свихнуться можно!

Так на меня один приятель повоздействовать пытался и на грубость нарвался. Просто смешно стало. Мне что, про веселые рейды с гаишниками писать? Из меня так и пер скепсис: да, это действительно то, ради чего стоит жить, творить и любить свое занятие.

Тему про погибшую девочку писала ночью, чтобы сдать оперативно. Душераздирающие кошмары до сих пор спать не дают. Ритм, как всегда, сбился. Поэтому, как приедешь, не дам тебе спать по ночам. Готовься.

Знаешь, а в целом круто на работе. Думаю, еще неделька-две – и все устаканится. По правде, этот бешеный ритм даже закаливает, чувствую, как крепче становлюсь с каждой непростой темой.

Но ты же знаешь, где бы ни были, главное – люди. Хотя кому я объясняю!? Думаю, с этим мне повезло. Здесь, на шестом этаже, новичков приняли как родных. Не только начальники, но и рядовые сотрудники. Без их подсказок я бы точно не справилась.

Вот так и живу, милая Дэха. Пока что только работой и творчеством. Жду тебя с нетерпением. Когда уже будешь? Колись, сколько парней подцепила за ту неделю? Симпатичные? Ладно, ладно, не красней.

Никита АВРАМЕНКО

Четыре года назад наше высшее образование перешло на новую систему подготовки кадров. До сих пор неясно, насколько эффективным оказалось это решение, однако ответ на вопрос скоро будет найден: выпускники так называемой «четырехлетки» отправились на рабочие места. Каким опытом обладают начинающие специалисты и что могут предложить своим работодателям уже сейчас – разбирался наш корреспондент.

Утром 1 августа встречаюсь со своим спутником возле Дома прессы. Молодой специалист Никита Авраменко прибыл в этом году на распределение из Института журналистики БГУ. Несмотря на этот статус, уже имеет опыт работы в холдинге и даже прошел боевое крещение рейдами по поиску наркоманов и самогонщиков.

Пока поднимаемся на восьмой этаж, журналист вводит меня в курс дела: сегодня нас ждет работа по большей части организационная: заполнение документов и разговор с заместителями главного редактора «Сельской газеты». С собой у Никиты рабочий арсенал: несколько ручек, блокнот, телефон (при необходимости превращается в диктофон и видеокамеру), а также зеркальный фотоаппарат. Хотя и это, по словам специалиста, не всегда обеспечивает хороший результат:

– Помню, как ездил в национальный аэропорт в первый день безвизового режима. Нужно было поговорить с прилетевшими иностранцами и сделать пару снимков. Я подготовился, настроил фотоаппарат, а когда из зоны досмотра вышел первый человек, меня чуть не задавили российские телевизионщики. Не хватило тогда силы и наглости дать отпор.

Двери лифта открываются, и мы входим в холл восьмого этажа. В глаза бросаются фотообои с пшеничным полем и аутентичные часы-мельница. Сразу чувствуется – ты попал в «Сельскую газету». Пока идем в кабинет, Никита здоровается с коллегами. Позже добавляет, что знакомство с некоторыми из них запомнилось надолго. В пример приводит первую встречу с Павлом Изотовичем Якубовичем, главным редактором «Советской Белоруссии»:

– Это было в середине осени. Я дорабатывал материал и не сразу заметил, что в кабинет вошел главный редактор «СГ» Сергей Григорьевич Михович с каким-то человеком. Он стал уточнять сроки действия огнетушителей и наличие планов эвакуации. Естественно, я принял его за инженера по технике безопасности! Еще удивился: почему шеф дважды ударил меня по ножке стула, когда я отвечал тому человеку, сидя к нему спиной. Мы обсудили довольно откровенные темы: чем живут в общежитиях студенты, как выпускники журфака «косят» от армии и почему выгодно встречаться с минчанками. В общем, разоткровенничался я с незнакомцем. Разговор продлился минут 15, и за это время в моей голове ни разу не возникло мысли, что передо мной – главный редактор «СБ».

Уже на месте выясняется, что утро вторника начнется с первой для Никиты официальной планерки. Примерно половина стульев конференц-зала остается незанятой. Причина проста: часть журналистов разъехалась в командировки, а часть – в отпусках. Михаил Николаевич Кучко на правах заместителя шефа подводит итоги второй половины июля, а после называет список лучших материалов в июле. Среди них есть публикации Никиты, хотя автор считает, что они не получили должного отклика от читателей.

Следующая точка нашего маршрута – кабинет непосредственного начальника, куратора Анжелики Александровны Мильто. За десять минут разговора Никита успевает в красках расписать свои планы на ближайший месяц и получить первое редакционное задание: к субботе следует подготовить мониторинг цен на арбузы.

К сожалению, выполнить поручение в кратчайший срок получится вряд ли. На этот раз с головой погрузиться в рабочий режим не дает канцелярия. В одном из кабинетов четвертого этажа Никита заполняет бумаги…

Испытывать терпение начальства молодой специалист не собирается, поэтому отправляется составлять месячный план публикаций. Решаю больше не тревожить моего героя. Напоследок задаю главный вопрос – какие чувства он испытал в первый рабочий день. «Если честно, – отвечает Никита, – то их слишком много. Я даже не всегда понимал, что происходит внутри меня. Но если выделять три основных, то это вдохновение, радость, смешанная с волнением, и огромное желание самореализоваться».

Надежда ТОЧИЦКАЯ

Первое впечатление формируется за несколько секунд. Вот только книгу не судят по отрывку, песню – по куплету. Может, и по первому впечатлению не стоит складывать свое мнение?

Наверно, я отношусь к той категории людей, у которых впечатление меняется очень часто. Звучит как что-то на грани фантастики, правда? Однако где бы я ни училась и ни работала, с кем бы ни знакомилась – всегда первое впечатление меня подводило. Казалось бы, все сложилось, как и планировалось, испытываешь эйфорию от нового места, людей и атмосферы, а через неделю накрывает так сильно, что хочется бежать. Далеко-далеко. Первого впечатления надолго не хватило. А потом все идет по синусоиде: все хорошо – все плохо. И, в конце концов, приходит осознание, что все было не напрасно. Может, потому что стерпелось – слюбилось? Это все равно, что проходить все стадии отрицания действительности. В итоге все равно смиришься.

То же самое и с работой, только рассматриваешь две стороны медали: твое впечатление о работе и впечатление коллег о тебе. Не знаю, стоит ли принимать в счет первый полноценный рабочий день, если, по сути, ты знаешь это место уже год. Главное, что я поняла: нахожусь на своем месте, хочу заниматься журналистикой (не открою Америку, если скажу, что не все выпускники журфака остаются в профессии). Вот и я на курсе третьем не хотела, но потом внутри что-то щелкнуло.

Вы боитесь перемен? Я до чертиков. И постоянно себя за это ругаю. Всегда страшно ступать на новую дорогу, хорошенько ее не прощупав. Но еще страшнее – стоять на месте и ничего не предпринимать. Боитесь больно упасть, а потом не встать? Разве маленькие дети после падений бросают попытки научиться ходить? Перемены могут привести или к чему-то хорошему, или к чему-то плохому. Третьего не дано.

Поменялось ли что-то 1 августа? Удержалось ли первое впечатление? Перед выходом на работу я боялась одного – не проспать. Опоздание да еще в первый же день сложило бы обо мне не самое приятное впечатление. Прежде чем описать свое впечатление, задумываешься: какое сложилось обо мне? Некоторые люди похожи на книги, которые можно с легкостью читать, таким образом узнавать отношение к себе. А некоторые похожи на запароленные смартфоны, к которым попробуй подбери нужный код. Так и в редакции: кто-то открыто выражает свое отношение, а кто-то его тщательно скрывает.

Не потеряли желание узнать о моих впечатлениях? Не ошибусь, если скажу, что мне повезло с коллективом, который тепло нас принял. Не ошибусь, если скажу, что повезло с изданием, ведь где, если не в молодежной газете, можно творить разную дичь, писать на самые смелые темы? Да и возраст позволяет быть ближе к молодежи, понимать их проблемы. Звучит все очень красочно и неправдоподобно, не так ли? Добавим ложку дегтя. Страх. Боязнь вылезть из-под плотного панциря, который охраняет от суровой действительности. Боязнь выйти из зоны комфорта и показать свою другую сторону. Вы можете спросить: да какой ты тогда журналист, раз всего боишься, как ты с людьми общаться будешь? Если чего-то боишься, то действуй в этом направлении, превращай недостатки в достоинства. Есть интересная методика, как научиться плавать: бросить человека на глубину. Захочешь жить – поплывешь. Так и в журналистике страх вытесняется, когда попадаешь в форс-мажорную ситуацию. Захочешь сделать материал – загонишь страх в самый дальний угол и выполнишь задание. Вот нас уже в первый же день поставили дежурить по номеру. Ответственность, конечно, упала на плечи огромной плитой.

А теперь все выше описанное сложим вместе и подведем итоги. С приходом в «Знаменку» в штат ничего не изменилось. Первое впечатление осталось прежним. Фантастика! Главное – не растерять его потом.

Диана ЛАВРИНОВИЧ

Специальному корреспонденту «Знаменки» Диане Лавринович досталось отличное от остальных задание – рассказать о ночной жизни своей малой родины, Шарковщины.

Каждый белорус знает об этом поселке хотя бы потому, что уже который год подряд его признают самым бедным районом страны. Население Шарковщинского района чуть более 16 тысяч человек. Молодежь – самая малая часть. Ведь после школы все отправляются покорять большие города. И только летом, когда все возвращаются в родные края на каникулы, жизнь в Шарковщине начинает кипеть.

Суббота. В это время все кому чуть за 16 начинают строить планы на вечер, а кому повезет – и на ночь. Это делаю и я. Сегодня пройдусь по известным молодежи местам и повидаю знакомых.

Первый остановочный пункт – мини-кафе «Пиццерия». Когда оно стало именно так называться, я уже и не вспомню. В народе говорят «идем на бистро», и все всем понятно. Здесь по выходным обычно аншлаг. Эти не исключение.

Уже на ступеньках толпятся кучки курящих парней. Подхожу ближе и вижу своего соседа. Мы так с ним друг друга и называем: я его – сосед, он меня – соседка. На самом деле зовут его Кирилл, тот еще разгильдяй. Учились в параллельных классах, после школы пару месяцев побыл в учебке и пошел работать в милицию. Все удивились. Кирилл из той категории парней, которые будут в центре драки или участвовать в пьяном дебоше, а никак не разнимать его в милицейской форме.

Захожу в бистро. Все столы заняты. Это нормальное явление, ведь у молодежи только два варианта: бистро или «Кайот». Во второй ходят любители потанцевать. Но сегодня почему-то большинство ребят именно здесь.

Вижу знакомые лица. В самом дальнем углу зала сидит компания бывших одноклассников: Дима, Антон и Олег. В школьные времена наш класс был очень дружным, все учителя даже в пример ставили другим. Время шло, многие поменялись. Я в том числе.

Парни вроде были рады меня видеть. Только от Олега удостоилась «привета», не отрываясь от экрана смартфона. Поболтав немного, узнала, что Дима устроился на работу в IT-компанию. Рада за него.

У Антона тоже все хорошо. Окончил Академию МВД. Расстроен только распределением в маленький городок. Желаю удачи на работе, а одноклассник поправляет: «Не на работе, а на службе». Гражданским не понять.

Как дела у Олега, узнать так и не удалось. Парни намекнули, что не стоит его трогать. Всякое бывает. Прощаюсь с ребятами и выхожу из бистро.

Слышала, что домой на выходные приехала моя старая подруга Катя. На процентов 300 уверена, что найду ее в парке. В нашем городе  это место символическое. Раньше здесь было очень много зелени. Сама помню, как в детстве на празднике 9 Мая я потерялась в соснах. Теперь же на весь парк – десять небольших деревьев.

Днем парк обычно атакуют подростки. В соцсетях часто вижу фотографии со здешней геолокацией. Вечером и ночью власть меняется – приходит публика постарше. В хорошую погоду здесь сидят до утра. Сама не раз встречала рассвет на скамейке около памятника.

Сегодня Катю здесь я не нашла. Перехожу мост и попадаю в «Кайот». Хоть бар и располагается через дорогу от районного отделения милиции, драки тут – дело привычное. Долго задерживаться не хочу, ведь нужно найти Катю.

Захожу в зал. Людей немного. Но нужный мне человек сидит за столом почти сразу у входа. Подругу видела последний раз месяцев шесть назад. За сегодняшнюю встречу многое обсудили. Узнала, что она устроилась на работу администратором в пиццерии. Только в личной жизни не везет. Долго встречалась с парнем, который после променял ее на другую. У него любовь, у Кати – травма. Но Катя сильная, справится.

…Утром узнала, что за ночь было две драки. Одна между девушками. Честно, не удивлена. Шарковщинская молодежь всегда гуляет как в последний раз.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости