Самый человечный человек

В свет выходит книга Петра Олеговича Авена «Время Березовского», во многом состоящая из сегодняшних интервью автора с теми, кто так или иначе знал Бориса Абрамовича. Книга была написана к 70-летию «человека, сыгравшего заметную роль в истории нашей страны». Об этом Авен и разговаривает с людьми своего круга (Фридман, Чубайс, Юмашев, Доренко, Кудрявцев, иностранцы, которых вокруг Березовского было много, и невозвращенцы, которых было не меньше). За пределы не выходит. А зачем? «Борис заслуживает воспоминаний» – мы так решили, мы вспомним-поспорим-погрустим-запишем. А что написано пером, как известно…

Значит ли это, что писателю П.Авену плевать на мнение «чужих» и его не интересует рефлексия нефорбсовских персонажей? Пожалуй, да, вот что он сам говорит А.Чубайсу: «Для меня свобода — высшая ценность. В нашем народе это не так, ты совершенно прав. Когда мы пришли в 1991 году в правительство, у нас была некая модель мира. Во многом это была модель западной демократии. К этому страна была не готова». Понимаете? У них была модель (не будем вспоминать, откуда, не об этом сегодня), но страна к ней была не готова. У них были ценности, но народ их не разделял. И они это знали. Но сделали то, что сделали, и более того – «моя модель счастливого будущего не поменялась, она у меня такая и осталась».

Можно одновременно и позавидовать, и в который раз поразиться тому, как кандидат наук, бывший первый замминистра иностранных дел РСФСР не слышит, что почти буквально повторяет советский еще анекдот, который, уверен, пересказывал в курилках: «Все во имя человека, все во благо человека…».

А Чубайс не перестает (меня, например) удивлять. «Мы, команда Гайдара, были не по размеру той задачи, за которую взялись, мы маловаты», - говорит он Авену. Лишь сейчас, правда, говорит, с оговорками типа «то, что мы сделали, мы, конечно, должны были сделать», но все же. Не могу отказать себе в удовольствии поделиться с вами кусочком их приятельской дискуссии: «Я, говорит Авен, мириться с тезисом, что Родина дороже свободы, не готов никогда. - Именно поэтому ты не русский человек, отвечает Чубайс. - Я вполне русский человек, горячится Авен. Тезис, что свобода не является высшей ценностью, я считаю глубоко порочным, опасным и античеловечным. - И поэтому те, кто его разделяет, должны быть убраны. Чтобы не мешать, констатирует Чубайс». Боюсь, что он, Чубайс, уже всегда будет «во всем виноват».

Разговоров и собеседников в книге много. Наверняка найдутся те, кому интересно будет прочесть про подковерные игры, про истории с женами, женщинами и моделями, про трудную жизнь доктора технических наук в СССР. Узнать про «аморальность и непунктуальность», про «блистательные идеи», «веру в справедливость» и «влюблен в английский суд, как в девушку». Для полной картины неплохо было бы, конечно, показать экономические модели авторства Березовского и их трансформацию: от приватизации средств производства отказывались ради приватизации готовой продукции. Готовая продукция перестает интересовать, если удается приватизировать прибыль. Но и ею можно пренебречь (сами принесут), когда можно купить контроль. Влияние на умы. Власть. Хотя один из советников героя книги, советский диссидент и американский сотрудник Сороса, говорит так: «Он и близко не подходил, чтобы быть руководителем страны. Он хотел руководить страной через Путина».

Чего не хватает в этой математически строго выстроенной пирамиде? Ответственности. Не за что (и не перед кем) отвечать. Некому передавать. Незачем жалеть. Настолько некого и незачем, что «Ты должен убить Голембиовского (главный редактор), он каждый день меня в “Известиях” мочит», - рассказывает Авену Юрий Шефлер, проживающий в Великобритании 15 лет, с тех пор, как Генпрокуратура возбудила против него уголовное дело (не за то, нет).

Ответственность – это когда завод не только продукция и прибыль, а еще люди и их семьи. Или компания «Аэрофлот» – люди, семьи, а еще и пассажиры. Федеральный телеканал – добавьте ко всему еще и души. Наконец, страна – это мы все. Но об ответственности речь не заходит не только у героя книги. Ни о какой ответственности не думает никто из собеседников автора и сам автор. Вообще. Никогда. Ни о какой, кроме «репутационных рисков». То есть – хорошо ли буду выглядеть в том самом своем кругу.

Меня до глубины души поражает та беззаботная легкость, с которой эти умные, весьма умные люди относятся к своим состояниям. Об этом, естественно, не говорится – книга не о том, но в каждом интервью, в любом повороте беседы вы сможете прочувствовать вот что: мы свое заслужили. Мы получили, чем владеем, по праву. Нам было дано – и управлять страной, и владеть частью России.

Не - страна долгие годы строила, зарабатывала, вкладывала, а я пришел и забрал. Не - был шанс схватить огромный кусок, и я его не упустил. Даже не – мы договорились друг с другом все поделить. А – бог дал. Это наше по… в общем, так судьба распорядилась. И мы этого, естественно, достойны.

«На мой взгляд, - пишет Петр Авен, - 90-е — годы искушения, а Березовский этого искушения символ». Сам бы не поверил, но это он сам пишет. Будто на секунду забыв, кто у всех народов испокон веков считается отцом искушения, и что становится с искушенными им.

Но автор, имея в виду и книгу, и планирующийся сценарий с документальным фильмом (где, очевидно, будет правильно увековечен как «символ», так и помнящие о нем), - автор продолжает: «Наш проект точно не о том, что такое хорошо и что такое плохо». Это верно. Потому что даже справедливость и мораль – намного меньшие и гораздо более поздние категории, чем искушение. «А кто соблазнит одного из малых сих, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф.18:6).  

Годы искушения, похоже, в России прошли. Но искушенные остались. Пишут книги, снимают фильмы, занимаются благотворительностью, ценят искусства, меценатствуют. Что ж, и об этом уже было сказано: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф.18:7).

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
АЮВ
Книга Авеля - полное дерьмо. "Жалкий лепет оправдания." Не они такие умные и предприимчивые. Куда девалась вся предприимчивость,  гениальная прозорливость и деловая хватка Елены Батуриной, после того как её мужа, Юрия Лужкова, ушли с поста мэра Москвы? Власть была слаба и они, по блату, этим воспользовались. При Сталине мысли не было, здесь украсть и в Лондоне отсидеться. И не потому, что выехать было проблема и граница "на замке". Знали. Не спрячешься нигде. Десять лет будут искать. Двадцать лет будут искать. Но найдут и голову ледорубом проломят. Лучше не рисковать и к государственному не прикасаться. Сила закона не в суровости наказания, а в его неотвратимости. Удачи на дорогах.
АЮВ
Книга Авеля - полное дерьмо. "Жалкий лепет оправдания." Не они такие умные и предприимчивые. Куда девалась вся предприимчивость,  гениальная прозорливость и деловая хватка Елены Батуриной, после того как её мужа, Юрия Лужкова, ушли с поста мэра Москвы? Власть была слаба и они, по блату, этим воспользовались. При Сталине мысли не было, здесь украсть и в Лондоне отсидеться. И не потому, что выехать было проблема и граница "на замке". Знали. Не спрячешься нигде. Десять лет будут искать. Двадцать лет будут искать. Но найдут и голову ледорубом проломят. Лучше не рисковать и к государственному не прикасаться. Сила закона не в суровости наказания, а в его неотвратимости. Удачи на дорогах.
Надежда
Не поняла о чём это Вы. Своё отложилось. Всегда с интересом смотрела на Березовского, когда его показывали. Маленький, шустрый. Как-то женщина из сибирского села сказала в телевизор, что  всю свою жизнь будет молиться за Березовского за то, что он вытянул  её сына-солдата из плена чеченских бандитов.
Георгий
Хорошо написано. Красиво.
"И они это знали. Но сделали то, что сделали...". Невольно возникает вопрос: "Откуда они взялись? Как человек, умеющий руководить десятком подчиненных, мог управлять миллионами граждан? Было политбюро, возможно из мудрецов аксакалов со своей моделью. "Но время подлое течет  ". Кто-то подсел на бензодиазепины, у которых в 1980-х годах обнаружился риск зависимости. Кого-то незаметно сзади подпирали перед очередными выборами. Плодотворно работать уже и сил-то не было. Дряхлость есть дряхлость. Подготовил ли каждый член политбюро приемника, который продолжил бы его дело в соответствии с существующей моделью, эволюционно совершенствуя ее? Как положено коммунисту. Вроде такие приемники и должны были коллективно управлять страной, набравшись мудрости от своих опытных учителей....  
Иван г.Кричев
Просто в последствии этот шустрый оказался вовсе не таким добрым, а человеком, который финансировал все последние революции и перевороты. И что в нем после этого человечного?
Георгий
Исправление: преемник
Александр, 41, Минск
Надежда, сейчас уже известно, что выкуп, который платил Березовский террористам был наглым и открытым их финансированием. Он якобы выкупал пленных, чтобы террористы на эти деньги могли убивать, взрывать и брать новых пленных.
пенсионер, за 60, Россия
Надежда, эта женщина не знала, что самым главным спонсором чеченских сепаратистов был тот самый Березовский. Сын солдат этой женщины не получал довольствия, а чеченские сепаратисты благодаря Березовскому получали все новое прямо с заводов. Так что благодарила она дьявола в человеческом обличье.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости