С вещами на выход?

В связи с угрозами со стороны Великобритании наложить вето на выносимый на текущей неделе на саммит Евросоюза 7-летний единый бюджет ЕС в Брюсселе начата работа по его принятию без Лондона. Об этом сообщила газета "Файнэншл таймс".

Брюссель готовится сделать первый шаг по исключению Великобритании из Евросоюза

В связи с угрозами со стороны Великобритании наложить вето на выносимый на текущей неделе на саммит Евросоюза 7-летний единый бюджет ЕС в Брюсселе начата работа по его принятию без Лондона. Об этом сообщила газета "Файнэншл таймс".

"Идут обсуждения варианта принятия единого бюджета Евросоюза на 2014-2020 гг всеми государствами ЕС за исключением Великобритании, - отмечает издание. - Официальные лица признают, что подобный шаг будет иметь тяжелые последствия для Лондона, который и без того имеет достаточно сложные отношения с остальными странами ЕС".

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон еще месяц назад предупредил, что Лондон наложит вето на 7-летний бюджет, если он не будет заморожен на нынешнем уровне, но без учета инфляции. Положение премьера с тех пор ухудшилось, так как Палата общин британского парламента проголосовала 31 октября за снижение размера единого бюджета ЕС даже с учетом инфляции. Данная резолюция, которая нанесла удар по позициям нынешнего кабинета, не имеет силы закона, однако она еще больше сужает возможности для Кэмерона достичь на предстоящем саммите ЕС компромисса по единому бюджету.

Еврокомиссия добивается его увеличения почти до 1 проц ВВП Евросоюза или до 1,033 трлн евро.

Сообщение "Файнэншл таймс" свидетельствует о том, что ряд стран ЕС настолько подозрительно относятся к политике Лондона, что готовы исключить его из единого бюджета Евросоюза и тем самым сделать первый шаг к исключению Великобритании из ЕС. 

ИТАР-ТАСС

В ТЕМУ

Британия и евро: советы постороннего

Кризис еврозоны дал возможность британским политикам в очередной раз напомнить избирателям о том, насколько они мудры и предусмотрительны. Когда в конце 1990-х годов создавался европейский валютный союз, британское правительство во главе с лейбористом Тони Блэром предусмотрительно предпочло держаться подальше от этой затеи. Как показывают нынешние события, недоверие было вполне обоснованным.

 Позиция британцев в отношении европейской интеграции с самого начала была двойственной. Великобритания не была в числе зачинателей этого процесса в конце 1950-х, она только в 1973 году присоединилась к единой Европе, находившейся тогда на подъёме. Между тем сомнения не оставляли британских политиков и значительную часть общественного мнения. В процессе европейской интеграции многих британцев настораживает необходимость пожертвовать частью своего суверенитета, угроза потерять контроль над собственной судьбой. Их пугает перспектива оказаться под властью евробюрократов или, ещё хуже, Германии, экономическая мощь которой делает её естественной кандидатурой на роль гегемона.

Сохранение валютной независимости пока позволяет Британии оставаться в стороне от проблем, терзающих еврозону, более того, быть островом стабильности в Европе. Богатые греки, итальянцы, испанцы в страхе перед будущим переводят свои счета из национальных банков в британские и запасаются недвижимостью в Лондоне. По данным компании «Найт Фрэнк», в прошлом году инвестиции граждан Греции и Италии в дома и квартиры в престижных центральных и западных районах британской столицы выросли на 65 процентов. По прогнозу компании, в нынешнем году объём сделок, заключаемых гражданами этих двух стран, вырастет на 120 процентов.

Однако в случае если кризис зоны евро примет действительно острый характер — выход Греции, банковский кризис в Испании, угроза дефолта Италии, глубокий экономический спад по всей еврозоне, — то отсидеться в стороне Британии не удастся. Слишком тесные связи соединяют её с континентальной Европой. Около половины объёма британской внешней торговли приходится на страны зоны евро. Рецессия в еврозоне вызовет глубокий экономический спад в Великобритании. В случае обострения кризиса еврозоны или её частичного демонтажа обменный курс евро значительно упадёт, в том числе по отношению к фунту стерлингов. Британским товарам станет труднее конкурировать с продукцией континентальной Европы.

Общий объём займов, выданных британскими банками должникам в «проблемных» странах еврозоны, исчисляется сотнями миллиардов долларов. По данным Банка международных расчётов, британские финансовые институты предоставили Греции займы на сумму 10,6 миллиарда долларов. Задолженность Италии перед британскими банками составляет 59,4 миллиарда долларов. Ещё больше — 83 миллиарда долларов — задолженность Испании. Если произойдёт крах еврозоны, итальянские и испанские компании начнут объявлять дефолт по этим займам, и тогда банкам лондонского Сити грозит новый кризис. А британское государство окажется перед необходимостью вновь тратить сотни миллиардов фунтов на их спасение, как во время кризиса 2007— 2008 годов.

Некоторые считают, что кризис еврозоны уже оказывает негативное влияние на Британию. В первом квартале нынешнего года британская экономика вновь вступила в фазу спада, так и не успев восстановиться после кризиса 2007— 2008 годов. В статье, опубликованной недавно в консервативной газете «Дейли телеграф», министр финансов Великобритании Джордж Осборн возложил вину за спад национальной экономики на кризис еврозоны и политиков из континентальной Европы, которые медлят с решительными мерами по его разрешению.

Впрочем, по мнению лейбористов, причиной спада британской экономики является проводимая правительством премьера-консерватора Дэвида Кэмерона политика резкого урезания государственных расходов с целью сокращения бюджетного дефицита. Лейбористы согласны, что сокращать расходы надо, но более медленными темпами, чтобы не вызвать новую рецессию.

Как бы то ни было, Британия оказалась в ситуации, когда судьба её экономики зависит от развития событий в еврозоне, на которые она не может повлиять, не будучи членом европейского валютного союза. Дэвид Кэмерон и Джордж Осборн высказывают недовольство нерешительностью политиков еврозоны, в первую очередь имея в виду германского канцлера Ангелу Меркель, которые не хотят предпринять решительные действия по борьбе с кризисом.

Британский премьер и министр финансов предлагают политикам еврозоны конкретные рецепты решения их проблем. Однако эти «советы постороннего» выглядят довольно странно, так как сами авторы этих рекомендаций отказываются им следовать, а их практические действия иногда прямо противоречат собственным словам. Так, Джордж Осборн предлагает странам еврозоны создать банковский союз, который будет включать единый для всех членов фонд гарантий по вкладам, единую систему регулирования кредитного сектора. Однако при этом глава минфина уточняет, что Британия не намерена становиться членом этого союза.

Премьер Дэвид Кэмерон поддерживает идею выпуска единых облигаций от имени зоны евро, что фактически означает принятие Германией на себя части долгов «проблемных» стран. При этом британское правительство само не стремится проявить щедрость и ставит себе в заслугу, что не тратит деньги на оказание помощи еврозоне.

Британия призывает страны еврозоны к финансовой дисциплине, однако на недавнем саммите ЕС Дэвид Кэмерон не позволил включить в основополагающий документ ЕС положение о бюджетном союзе — органе, призванном блюсти дисциплину бюджетных расходов. Кэмерон наложил своё вето на это предложение после того, как Франция и другие страны еврозоны отказались отозвать своё предложение о введении в ЕС налога на финансовые сделки, который, как полагают в британском правительстве, ударит по интересам лондонского Сити. Наконец, Дэвид Кэмерон призывает Германию и другие страны еврозоны стимулировать экономический рост, однако сам не спешит делать то же самое у себя дома.

Хотя Британия считает за благо оставаться в стороне от проблем еврозоны, советы Дэвида Кэмерона выдают в нём сторонника «умеренной» евроинтеграции. Евроэнтузиазм Кэмерона, хотя и направленный за пределы британских границ, подвергается критике со стороны консерваторов-евроскептиков. Они увидели в проблемах евро шанс для того, чтобы доказать свою правоту и увести Британию подальше от континентальной Европы — «края гуннов и лягушатников», как выражался один радикальный тори-евроскептик в 1970-е годы. Так, восходящая звезда Консервативной партии мэр Лондона Борис Джонсон считает, что решением проблем зоны евро является её раздел на две части — основное ядро, включающее Германию, Францию и несколько других стран с крепкими финансами, и на южную «периферию», включающую Грецию, Италию, Испанию, Португалию, которые должны вернуться к своим национальным валютам.

Радикальные евроскептики в рядах партии консерваторов предлагают провести референдум по поводу дальнейшей роли Британии в ЕС. Они считают, что пребывание страны в единой Европе должно, как в прошлом, сводиться всего лишь к участию в общем европейском рынке, а все проекты политической интеграции должны быть прочно забыты. Мнение этих политиков выразил на страницах «Дейли телеграф» её бывший главный редактор, а ныне обозреватель Чарльз Мур. «Еврозона распадается, и Британия должна идти своей дорогой», — пишет Мур.

Пока что официальная линия партии тори далека от этих представлений. Однако руководство консерваторов уже делает уступки евроскептикам. В уже цитировавшейся статье Джордж Осборн пообещал, что любые инициативы, предполагающие передачу новых полномочий от британского парламента и правительства структурам Евросоюза, будут выставлены на референдум.

Алан Бадов

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?