С новым счастьем?

К обеду офис начал пустеть: сотрудники торопились домой к елкам, салатам, подаркам и своим близким. Только Елена, заместитель директора, придумывала себе все новые дела, чтобы подольше задержаться на работе

— Эй, Елена Премудрая, айда домой! Ты что, решила объявить бойкот Новому году? — завотделом Славик быстро натягивал на себя куртку, не попадая рукой в рукав. — Признавайся, с кем ночь волшебно-сказочную решила провести?

Елена загадочно улыбнулась:

— Иди, Славочка, все тебе знать надо. С наступающим!

— И тебе нового счастья!

Громко хлопнула дверь, Славка кубарем скатился с лестницы под собственный аккомпанемент «В лесу родилась елочка». Елена подошла к окну, за которым предновогодний вечер зажигал тысячи разноцветных огней и гирлянд. Какое новое счастье? Женщина грустно улыбнулась своему отражению в синем окне.

— У меня-то и старого нет, — вслух сама себе сказала она. — А счастье — не старенькое пальто, не платье, из которого выросла. Его не перелицуешь, не перешьешь, не поставишь на застиранную ткань пару ярких заплаток. Если нет — значит, нет. Зато есть одиночество — с машиной, квартирой, тремя дипломами о высшем образовании и возрастом «старше среднего». В этой «знакомой» компании и встречать Новый год…

Домой идти не хотелось. Там, в центре темной комнаты, стоит такая же одинокая, как и сама хозяйка квартиры, елка.

…Из офиса вышла около одиннадцати ночи. На улицах все замирало и затихало, чтобы после боя курантов огненно вспыхнуть салютами, загрохотать петардами, заиграть музыкой. «О-ди-но-чес-тво, о-ди-но-чес-тво...» Снег, какие бы Елена ни выбирала шаги — медленные или быстрые, хрустел, разбивая на слоги именно это слово. Зашла в магазин, купила бутылку шампанского, которое продавали только в комплекте с двумя красивыми бокалами. И тут издеваются, горько пошутила сама с собой.

В подъезде пахло праздником, вкусной едой, за дверями соседей смеялись и шумели. Зашла в лифт. Когда двери начали закрываться, в подъезде появился Дед Мороз. Несмотря на седую бороду, тяжелую шубу, мешок с подарками, быстро взбежал по ступенькам и поставил между дверями ногу в огромном валенке. Двери нехотя открылись.

— Могли бы и подождать…

— Мне опаздывать нельзя, я —Дед Мороз!

Лифт медленно поплыл вверх.

— Застрянем, дедушка, по вашей милости.

— Со мной можете не бояться. Вмиг домчу на нужный этаж! — сказал бородатый спутник и, шутя, стукнул посохом о пол лифта.

Тут же в шахте что-то дернулось, загудело, свет погас и лифт остановился.

— Опа, — растерянно произнес в темноте Морозко. — Кажется, приехали.

— Пожилой человек, а что вытворяете! — Елена стала светить экраном мобильного на кнопки и нажимать на аварийную.

В темноте невидимая женщина выслушала жалобу и предупредила, что бригада техников на другом объекте и придется подождать неопределенное время.

Что ж, подумала Елена, здесь, пожалуй, даже веселее, чем одной в квартире перед телевизором, и неожиданно для себя самой предложила:

— А что, дедушка, не выпить ли нам шампанского?

— Отчего ж, внученька, не выпить, праздник все-таки!

— Я вам не внученька.

— А я не дедушка!

В это время в лифте появился свет, и Морозко в доказательство своих слов снял белую лохматую бороду, усы, накладные, в искусственном инее, брови.

— Ну как, ничего?

Очень даже ничего, подумала женщина, но вслух произнесла:

— Так себе. Особенно хороши красный нос и щеки. Вы, случайно, не пьющий?

— Может, разочарую, но я не пью. Кстати, меня зовут Иваном.

— Меня Елена.

— Мы с вами прямо сказочные персонажи! Вы — прекрасны, а я —дурак. Чего натворил!

Открыли шампанское, пробка, вылетев, попала в единственную в лифте лампочку, и та снова погасла… Наливали и пили при свете мобильников, в бокал то и дело попадала искусственная борода, вино пенилось и разливалось. После третьего бокала в темном лифте уже шли разговоры «за жизнь». Елена рассказывала про свою «одинокую несчастную» подругу, а Иван — про «друга, у которого жизнь вроде сложилась, но не личная».

— А на каждый Новый год мой друг, чтобы не сидеть одному в пустом доме, наряжается Дедом Морозом и поздравляет своих друзей и их детей. Знаете, он даже не признается, что он — это он! Подарки от себя покупает. Знаете, дарить счастье людям — это такое счастье!

— А моя подруга, представляете, с боем курантов ложится спать. Да, одиночество — страшная вещь!

В лифте воцарилось молчание.

— Я догадался, — икнув сказал Иван, — одинокая подруга — это вы!

— Глупости!.. Я вот только не пойму, а почему вы в новогоднюю ночь шатаетесь в этом наряде?

В темноте послышался вздох.

— Ну, я — этот одинокий Дед Мороз! Я!

— А я ложусь спать с боем курантов…

Двери лифта открылись.

— А давайте, Елена, не будем отсюда выходить. Мне так хорошо. Я впервые за много-много лет не чувствую себя одиноким.

— Приглашаю вас к себе.

— Навсегда?

— Елку украсить. Новый год все-таки…

Потом они вместе украшали елку, готовили ужин. Елена представляла, что они — семья и уже тысячу лет вместе… А перед тем как садиться за стол, он внезапно исчез. Причем незаметно, пока она вышла на кухню. Не пришел он через час, и через два… Елена выключила свет, одетая легла на диван, прислушиваясь к грохоту лифта. За окном — музыка, крики. Она снова была одна. Петарды, вспыхивая в ночном небе, рассыпались на маленькие огоньки в хрустальных бокалах на столе, за которым одиночество праздновало еще одну свою победу.

…А утром в дверь позвонили. Долго и настойчиво. Взглянув в глазок, она увидела незнакомых мужчин. Открыла дверь. За мужчинами стоял Иван, но уже без костюма Деда Мороза, с букетом цветов, растерянный и робкий.

— С наступившим! С новым счастьем!

— Что это? Как понимать?

— Это предложение руки и сердца. Понимаю, что все внезапно, но ты, лифт, вся эта ситуация… Прости, Елена, что так быстро исчез. Я решил, что со сватами будет более официально, хоть и старомодно. Надеюсь, ты не откажешь. Это судьба. Хочешь, я снова вызову лифт?

Подготовила Анна КОРЕНЕВСКАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?