С единой валютой подождем

Будет ли у ЕАЭС единая валюта и кому она нужна?

Во время встречи с президентами Беларуси и Казахстана в Астане Владимир Путин предложил рассмотреть вопрос о формировании валютного союза трех стран. Хотя договором о ЕАЭС, подписанным в мае прошлого года, создание евразийской валюты предусматривается в 2025 году. Видимо, обострения в отношениях России с Западом заставляют ее сильно ускорить этот процесс. Сегодня расчеты на территории ЕАЭС ведутся на 50 процентов в рублях, на 40 — в долларах США, на 8 — 9 — в евро, что повышает зависимость союза от стран — эмитентов валюты. Российский лидер аргументирует: работая плечом к плечу, проще защищать совместный рынок. Будет ли у ЕАЭС единая валюта и кому она нужна? 



С одной стороны, очевидно, что валютный союз станет логическим развитием ЕАЭС. Пример стран Евросоюза показывает, что единая валюта упрощает межгосударственную торговлю, перемещение людей, товаров и грузов. Хотя и здесь не без проблем из-за разного развития экономик стран ЕС. 

Неудивительно, что Беларусь и Казахстан к валютному союзу относятся с осторожностью. Слишком много противоречий. В их основе нет непосредственного конфликта сторон, но конфликт интересов, безусловно, серьезный. Тормоз даже не в сроках введения единой валюты, а в том, что будет выбрано в качестве единой платежной единицы и в чьих руках будет печатный станок?

Единая валюта подразумевает наличие единого эмиссионного центра, то есть места, где она, собственно, и будет печататься. Кто в ЕАЭС захочет добровольно отдать свой печатный станок? Его потеря в каком-то смысле означает сдачу суверенитета и независимости. Как известно, ранее президенты Казахстана и Беларуси не раз высказывались о том, что в ЕАЭС этого ни в коем случае не должно произойти. И не произойдет.

Второе необходимое условие введения единой валюты — схожесть экономик государств. Нельзя сказать, что страны ЕАЭС в этом схожи. По мнению экспертов, 80 процентов экономики ЕАЭС приходится на Россию, значит, она получила бы контроль над единой валютой, а вместе с этим и над экономиками партнеров. Вряд ли это устроит партнеров России по союзу, не желающих ни в каком виде делиться суверенитетом.

Более или менее реальным было бы создание союзного центрального банка, которому центральные банки стран делегируют свои полномочия по проведению денежно-кредитной политики. Соблюсти при этом баланс интересов не так уж и невозможно. Например, определил ЦБ союза годовую эмиссию в пределах 3 процентов ВВП, и дальше Банк России придерживается этого параметра по отношению к российскому ВВП, Нацбанк Беларуси — к белорусскому и так далее. Но для этого нужен закон о едином центральном банке. Его может принять лишь общий парламент, которого пока нет и не просматривается в ближайшем будущем. Словом, путь очень неблизкий.

Поэтому на встрече в Астане белорусский и казахстанский лидеры заостряли внимание на расширении товарооборота и о валютном союзе не заговаривали. Ранее, на январской пресс-конференции, Александр Лукашенко заявил, что «единая валюта должна быть введена лишь после решения множества первоочередных задач и создания общего финансового рынка, что намечено на 2025 год». Увеличение товарооборота в ЕАЭС — вот что сегодня главное. За прошлый год его объем снизился почти на 16 процентов. Чтобы справиться с кризисом, надо в первую очередь снять барьеры в торговле и заполнить общий внутренний рынок союза товарами собственного производства. Недостаточно просто снять границы, важно, чтобы на нем свободно продавались наши товары. Производители стран ЕАЭС должны быть его хозяевами. А если на нашем общем рынке больше иностранной продукции, то, собственно говоря, для кого мы старались?

Более того, продовольственный конфликт, продолжающийся до сих пор, показывает, что даже внутри союза конкуренция обостряется, и каждая страна-участница очень жестко защищает свои собственные интересы. Нередко в ущерб партнерам. Так, Россия пыталась в одностороннем порядке ограничить транзит наших товаров по своей территории, а Казахстан выразил желание отказаться от поставок угля и электроэнергии на российские предприятия, поскольку из-за падения рубля эти контракты стали убыточными. 

И последнее. Свои действия на внешней арене Владимир Путин не очень-то согласовывает с Беларусью и Казахстаном. А вот отвечать за экономические риски и последствия этих самых действий приходится всем вместе. Поэтому пока экономических дивидендов от появления валютного союза, созданного в перспективе по настоятельной инициативе России в ответ на внешние угрозы, Беларуси ожидать не приходится. И стало быть нам и спешить в этом направлении незачем…

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости