Минск
+3 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

РУП “Житковичское”: флагман торфодобывающей отрасли

РУП “Житковичское” — одно из крупнейших и наиболее успешно работающих предприятий торфодобывающей отрасли. В прошлом году оно вышло на второе место в республике по объемам добычи торфа. 20 лет предприятием уверенно руководит кандидат технических наук Михаил Владимирович МолоЧко. Недавно коллектив, многочисленные друзья и коллеги, родственники, руководство ГПО “Белтопгаз” поздравили его с 60-летием.

— Михаил Владимирович, далеко не каждый руководитель предприятия (не только в вашей отрасли) имеет ученую степень кандидата наук. А вы им, насколько нам известно, стали еще 20 лет назад?
— Тогда я работал главным инженером на торфопредприятии “Ганцевичское”, что в Борисовском районе. Несмотря на производственную занятость, не порывал связей с родной “альма-матер” — Белорусским политехническим институтом (сейчас БНТУ). Тем более что производство давало множество возможностей для творческого инженерного поиска. И когда однажды поделился своими соображениями с бывшим деканом, доктором технических наук, а позже моим научным руководителем Николаем Владимировичем Кисловым, он заметил: “Да твоих решений по реконструкции торфобрикетного производства хватит не то что на кандидатскую — на докторскую диссертацию!” Доктором наук я не стал, а кандидатскую диссертацию защитил в 1986 году.
— Что же изобрели?
— Если говорить кратко, то это технология и оборудование для подготовки торфа к брикетированию малой насыпной плотности. До моего изобретения торфяную крошку просеивали на вибрационных грохотах через своеобразные сита. Те часто забивались, из-за чего приходилось останавливать подготовительное отделение завода, подолгу вручную чистить их. Но еще хуже было то, что в отсев уходило до 50 процентов пригодного для брикетирования материала. Мне удалось изобрести валково-дисковые грохоты и сепаратор, которые в корне решили все эти проблемы. Теперь мое изобретение используется почти на всех торфобрикетных заводах республики и стран СНГ. В особенности на тех, которые работают на торфе малонасыщенной плотности.
— Связи с наукой, родным вузом поддерживаете?
— Так уж получилось, что пришлось заниматься не только производством, но и наукой. Часто бываю в родном институте, теперь он университет. Студенты
3—4-х курсов на нашем предприятии проходят производственную практику. Недавно с деканом Петром Васильевичем Цыбуленко принимал участие в Между-народной научной конференции в Тверском техническом университете (бывшем торфяном институте). Был председателем государственной комиссии по приему выпускных экзаменов в отраслевом институте при Министерстве энергетики. Поддерживаю контакты с такими известными у нас в стране и за рубежом учеными, как академики Иван Иванович Лиштван, Николай Николаевич Бамбалов, кандидат технических наук Александр Макарович Абрамец. Некоторые из предложений ученых успешно применили у себя на производстве.
— Давайте поговорим о торфодобывающей отрасли. В каком состоянии она сейчас находится?
— Увы, далеко не в лучшем.
— Что так?
— Положение торфодобывающей отрасли я рассмотрел бы на примере нашего предприятия. За прошлый год мы увеличили добычу торфа на 40 процентов. Но особой радости от этого ни я, ни коллектив не испытываем: наша продукция остается невостребованной.
Для нужд сельского хозяйства, например, заготовили 10 тысяч тонн торфяной крошки. Однако ни одной тонны сельхозпредприятия у нас не взяли, хотя деньги на эти цели были выделены. Облисполком раздал деньги местным райсельхозхимиям, которые их истратили на свои цели. Складывается впечатление, что для повышения плодородия полей нам торф не нужен.
То же самое с 15 тысячами тонн топливного торфа, которые мы заготовили для нужд Осиповичской и Бобруйской мини-ТЭЦ. Ни одной тонны они не взяли, хотя ведутся переговоры о заключении с нами договоров на соответствующие поставки в марте-апреле.
Получается, что все свое благополучие предприятие вынуждено связывать только с работой брикетного завода. Но и здесь не все однозначно. В позапрошлую, наиболее суровую зиму спрос на торфобрикет был достаточно высоким. В эту же зиму до новогодних праздников из-за аномально теплой погоды население и объекты соцкультбыта на топливе сэкономили. В результате реализация торфобрикета упала наполовину, растет задолженность гортопов. Завод затоварен, находится на грани остановки со всеми вытекающими отсюда последствиями. В настоящее время потребители, использующие наши брикеты и теплоэнергию для отопления поселков Червонное и Красный Бор, задолжали предприятию 1,3 миллиарда рублей.
Мне приходится общаться с руководителями других родственных предприятий. У них дела не лучше. Вот и решайте, в каком положении находится наша отрасль.
— Но, может быть, у тех, кто не претендует на вашу продукцию, на этот счет есть свои резоны?
— Несомненно. Чем-то они должны аргументировать свою позицию. Я основываюсь на многократно проверенном отечественном опыте. В советские времена колхозы, к примеру, проводили компостирование торфо-
крошки с навозом и за счет этого существенно улучшили плодородие почв. Вспомните, какие высокие урожаи тогда получали! Мы и сейчас в сельском хозяйстве все еще ориентируемся на достижения 1990 года. Однако при этом используем преимущественно минеральные туки, а об удобрениях, которые применяли наши предки — навозе вперемешку с торфом все забыли.
И электростанции до 1975 года работали на топливном торфе. Например, Василевичская, которой наше предприятие поставляло в год до 400 тысяч тонн. Теперь они в основном работают на российском газе. Дескать, с ним меньше хлопот, нет пыли, полная автоматизация. Но ведь мы все знаем, что газовая “труба” превращается в элемент шантажа и большой политики.
— Наверное, это все издержки рынка, о котором столько разговоров?
— Поверьте, что такое рынок, представление имею: в свое время закончил немецкую академию менеджмента в Ганновере (ФРГ) и проходил практику на заводах всемирно известного концерна “Фольксваген”. Рынок — это прежде всего рациональное использование собственных резервов, дешевого сырья и дешевой рабочей силы. В республике все это как будто бы тоже имеется, но у нас по-прежнему в топливном балансе более половины занимают поднимающиеся в цене российские газ и нефть, а не местные виды топлива.
— Нам известно, что торфяные брикеты для своих электростанций у вас уже который год покупает Швеция.
— Это как раз удачный пример рынка по-шведски. Там подсчитали, что, даже несмотря на расходы по доставке, сжигание на электростанциях нашего торфобрикета гораздо выгоднее использования природного газа и нефти, которые они потребляют лишь в ограниченных количествах. Единственное к нам условие шведской стороны — продавать брикет с меньшей зольностью (зачем возить через Балтийское море лишнюю золу?). Мы это условие выполняем, шведские партнеры нами довольны. У себя они размалывают наши брикеты на мелкие частицы и через форсунки подают в топки электростанций. Вот бы и нашим ТЭЦ взять на вооружение подобную технологию. Тогда брикетные заводы республики не простаивали бы весной и летом из-за отсутствия реализации.
— Давайте поговорим о вашем коллективе.
— У нас трудятся настоящие профессионалы, знатоки своего дела, которые из года в год занимают призовые места в трудовом соревновании среди предприятий отрасли. Мы только однажды, в 2000 году, когда случился пожар, не выполнили план по добыче торфа. В позапрошлом же году сезон закрыли 19 июня — такого не было за все годы существования предприятия. В этом сезоне — на месяц раньше срока, если учесть, что только 8 предприятий из 31 выполнили сезонные задания. Лучшие работники отмечены Благодарностью Президента, грамотами и денежными премиями Совета Министров, ГПО “Белтопгаз”. Фамилии передовиков производства занесены на Доску почета, в их честь поднимается флаг трудовой славы: настоящие труженики достойны почета и уважения.
15 лет назад за счет средств предприятия провели в квартиры всех жителей нашего поселка Червонное кабельное телевидение, имеется лучший в районе спортзал, плавательный бассейн в средней школе и детсаде, другие необходимые объекты соцкультбыта. Сейчас возводится православный храм.
— Как используются после выработки места добычи торфа?
— До 1996 года мы рекультивировали выработанные площади для сельхозпроизводства, однако ни один из 1,7 тысячи гектаров не был востребован хозяйствами. Поэтому в настоящее мы ведем работу по изменению направления использования выработок с сельскохозяйственного на природоохранное назначение, т.е. под повторное заболачивание. Сегодня уже всем известно, что в прежние годы в республике слишком увлеклись мелиорацией земель. Не стало многих болот — нарушился водный и природный баланс. А ведь полесские болота — это “легкие” Европы. Теперь ГЭФ ПРООН финансирует проект по восстановлению болот. Вклад в это полезное дело вносим и мы.
— Какие проблемы одолевают сегодня директора предприятия?
— Первая из них — неплатежи. Отапливаем два поселка, а денег от коммунальников не получаем уже два года, несмотря на обращения к районному и областному руководству. Вторая — скачок цен на электроэнергию, лесоматериалы, ГСМ. На наш же торфобрикет цена увеличивается всего на 0,5 процента — на уровень инфляции.
Минфин деньги на топливо для социальной сферы выделяет только в первом и четвертом кварталах, с чем мы тоже не согласны, так как соцсфера не имеет средств приобретать брикет весной и летом.
— По вашей стезе кто-нибудь пошел из семьи?
— Сын Вячеслав. Закончил торфяной факультет родного мне политеха. Работал у нас начальником ОТК. Сейчас на Солигорской ТЭЦ. Так что дело всей моей жизни есть кому продолжать.

Комментарий генерального директора ГПО “Белтопгаз” Леонида РУДИНСКОГО:

— Всю жизнь Михаил Владимирович Молочко проработал в торфяной отрасли. Его всегда тянуло к новым идеям, перспективным разработкам в технологии брикетного производства.
Свой трудовой путь начал на торфобрикетном заводе “Гатча-Осовский” в Брестской области, где за очень короткий срок показал себя с лучшей стороны в роли руководителя производства. Все то, что создал там более 30 лет назад, сегодня востребовано в полной мере.
Когда открыли новый торфобрикетный завод “Ганцевичский” в Борисовском районе, Михаил Владимирович изъявил желание поехать туда работать главным инженером. Здесь во всю ширь проявился его талант инженера. За тот небольшой отрезок времени, что трудился в Ганцевичах, он написал 22 научные работы и получил авторские свидетельства на изобретения, которые затем были воплощены в практику в торфяной отрасли республики.
Михаила Владимировича отличают такие качества, как честность, порядочность, уважительное отношение к людям. К каждому, кем бы тот ни был, он относится по-человечески. Это его кредо положительно сказывается на производстве: за 20 лет, на протяжении которых он возглавляет предприятие в Житковичах, оно удвоило производство брикета. Это один из опытнейших в республике специалистов-брикетчиков.
С приходом на завод Михаила Владимировича предприятие сделало упор на производство торфобрикетов, которые сегодня необходимы республике. В текущем году, надеемся, завод произведет более 100 тысяч тонн этой продукции.
Хотелось бы поблагодарить Михаила Владимировича за его труд, за его человечность. Пожелать здоровья, счастья, успехов ему и его семье. А как семьянин он тоже очень достойный. Вырастил двоих детей, имеет внуков. В общем, настоящий человек.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...