Руфер, который живет на крыше

Что тянет молодежь на крыши высоток?

Для этих ребят вопрос, куда пойти погулять, обычно даже не стоит. Они знают места, где от красоты пейзажей захватывает дух и дрожат колени. Им нипочем дождь и снег, жара и морозы. И с приходом весны их становится больше. Правда, прогулки их порой не совсем законны.

Домов с открытыми крышами в Минске почти нет. Но руферы все равно находят лазейки.

Все выше и выше


День для прогулки по верхам столицы не самый подходящий — с утра был непроглядный туман, а теперь зарядил мелкий дождь. 

— Ну что же, придется любоваться серым городом, — говорит мой проводник Дима. Парень учится в БГУИР, а в свободное время постоянно снимает. Даже сейчас в его рюкзаке лежит фотокамера «на всякий случай». Среди его работ куча фотографий с самых разных крыш города, особенно много сфотографировано закатов. Дима показывает фото:

— Случается, что в пасмурный день сидишь на крыше, снимать особо нечего, а к вечеру распогодится, и — на тебе — чудесный вид.

— На какую крышу идем? — интересуюсь у Димы.

— На «муравейник» возле «Белой вежи». Там красиво, весь центр — как на ладони.

Пока ждем трамвая, чтобы добраться до нужного дома, Дима рассказывает свою историю руферства: 

— Начал руфить где-то около двух лет назад. Просто захотелось какого-то адреналина. Спросил у знакомых про открытые крыши. Свели с парнем, который этим занимается. Он и рассказал, где в Минске можно полазить… А вот и нужный трамвай, пойдем!

Ехать до пункта назначения недолго — всего пару остановок. Дом весь испещрен маленькими балкончиками вперемежку с окошечками. Теперь понятно, почему в народе его прозвали «муравейником».

— Надо подождать, пока кто-нибудь выйдет из подъезда. Тогда мы и зайдем, — объясняет Дима. — Ко многим домофонам подходят универсальные ключи. Только в Минске это не прокатит. А вот в России — легко!

К счастью, долго ждать нам не пришлось. Заходим в подъезд, вызываем лифт — и сразу на последний этаж. Дима предупреждает: так делать не стоит, если в лифте есть еще кто-то посторонний, могут догадаться, куда ты едешь. Поэтому лучше всего выйти на несколько этажей ниже и подняться пешком. Главное, чтобы был открыт тамбур наверху. 

Нам повезло — он открыт. Проходим до самого конца и выходим на переход к чердачной лестнице. Это еще не крыша, но дух уже захватывает. Правда, цель не достигнута — на дверь повесили огромный замок. 

— Как так? Недавно тут был, и все было открыто! — сокрушается руфер. — Ладно, давай на соседний дом.

Незаметные верхолазы


Алгоритм такой же, только в этот раз мы выходим на 14-м этаже. Дима уходит в разведку, а я жду его в тамбуре. Наконец он возвращается и говорит: пойдем, там открыто.

Помните, я говорила, что на переходе дух захватывает? Так вот по сравнению с крышей он — обычный тротуарный бордюр. Здесь же все иначе! И сумеречный город выглядит не таким унылым, как внизу, и дышится на высоте гораздо легче. Пока я настраиваю фотоаппарат, Дима оценивает мой внешний вид:

Руфинг опасен для жизни и здоровья! Эксперименты экстремалов повторять не рекомендуется

— Да, оделась ты, прямо скажем, не для руферства… 

— А что не так? — спрашиваю я, поправляя голубую куртку и ярко-красный шарф.

— Слишком заметно. Я уже привык надевать что-то неприметное. Просто жильцы соседних домов или прохожие могут увидеть тебя на крыше и вызвать милицию…

— А тебя милиция задерживала?

— Бывало. Но они просто проверяют, что у тебя с собой. Я же граффити не рисую и на частную территорию не захожу. Поэтому ограничиваются предупреждением… Осторожно, тут может быть битое стекло! Раньше здесь много разного мусора было. Сейчас, конечно, уже почистили все, но мало ли…

Следующая точка на нашем маршруте — дом на проспекте Дзержинского. Он выше предыдущего и новее. Промокшие и продрогшие, мы ждем, пока кто-то зайдет в подъезд. 

— В Москве люди к руферам как-то проще относятся, — рассказывает Дима. — Помню, забирались на одну высотку. Заходим в лифт с какой-то бабушкой, а она спокойно так спрашивает: «А вы на крышу, да?» А еще пробовали залезть на стройку. Так там рабочие на нас даже внимания толком-то не обратили!

Наконец-то попадаем в подъезд. Выглядит он несколько лучше предыдущего. И едем мы тоже на последний этаж. Сразу же забавляет надпись на двери, ведущей к переходу: «Не хлопать дверьми!» Как будто руферы в этом доме — частые гости.  Но здесь нас ждет разочарование — новая дверь, замок солидный. 

Мы не унываем и идем дальше. Третий пункт остановки — «городские ворота», здание напротив железнодорожного вокзала. Пока добираемся до здания, разговариваем о руферской компании в Минске:

— У нас их маловато… Может, человек 50—60, кто реально этим постоянно занимается.

— А любители?

— Таких хватает. И это в основном школьники. Приходят просто посидеть с друзьями. Но им как-то опаснее, они же все-таки несовершеннолетние… Тебе, кстати, хоть есть 18? — шутит Дима.

Как к себе домой


Лестница, ведущая на крышу, закрыта железной решеткой. Но нам повезло — не заперто! Второй раз выйти на крышу уже не так страшно, как на «муравейнике». Да и вид здесь впечатляющий! 

— Когда ходил первый раз, боялся каждого шороха, — вспоминает Дима. — Теперь уже прихожу, как к себе домой. 

— А на какую высоту ты поднимался?

— На разную. Самая большая — вышка в Осиповичах. Там где-то 350 метров. Вот на ней действительно страшновато. На крыше много пространства, а на вышке площадка примерно два на два. Но было здорово. А вообще, самые высокие крыши, на которые я лазил, были в Москве. У нас пониже. 

— А ребята из России к нам приезжают?

— Конечно! И довольно часто. Недавно была в гостях одна девушка. Мы привели ее на эту крышу. Походили, погуляли. Спускаемся обратно, а нам навстречу поднимается милиция. Сказали, что кто-то из жильцов вызвал. В итоге отделались внушением.

Справка

Для руферов наказания в законодательстве предусмотрены. Если имеются доказательства проникновения на крышу жилого дома (сорванная дверь, сломанный замок и прочее), то в силу вступает ст. 218 УК РБ «Умышленные уничтожение либо повреждение имущества». Согласно статье наказание варьирует от общественных работ (минимальное нарушение) и вплоть до лишения свободы на срок от 7 до 12 лет (максимальное нарушение).

Анна ПАРШИНА

Фото из архива

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?