Минск
+4 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Роман Пашков: легко могу отложить на послезавтра то, что нужно было сделать вчера

Роман Пашков родом из Ставрополя. Там он еще в юности стал звездой. А вот в Москве долго оставался безвестным. Но талант, запоминающийся тембр голоса и трудолюбие привели лидера группы «Градусы» к славе.


– Роман, есть ли у тебя девиз, фраза, которая помогает в жизни?

– Есть. «Не напрягайся, живи в кайф и делай то, что тебе нравится». И кайфуй от того, чем занимаешься.

– Ты, наверное, первый, кто произнес такую совершенно позитивную фразу. Может показаться, что ты всегда так и живешь. Верно ли это? 

– По крайней мере стараюсь сильно не обременять себя вещами, которые не нравятся или которые не хотел бы делать. Я из тех людей, кто легко может отложить на послезавтра то, что нужно было сделать вчера.

– Думаю, это не родителями привито?

– Нет, это итог упорных тренировок и практики.

– В раннем детстве у тебя музыки, как я понимаю, не было. Бывают ведь дети, которые уже с трех лет поют на всех праздниках и твердо знают, что хотят в будущем себя посвятить творчеству?

– Нет, со мной такого не было. Хотя папа музыкант и художник. Он играет на баяне и фортепиано. А меня больше тянуло в спорт. Я увлекался акробатикой в начальных классах, после пошел на гандбол и занимался им вплоть до окончания школы.

– И кто все-таки тебя сподвиг взять в руки гитару?

– Само собой получилось. Я узнал, что у нас в Ставрополе в Доме пионеров есть ансамбль. Уговорил друга, и мы пошли туда записываться. Нас взяли. Играл там в группе.

– Какую музыку тогда слушал?

– Группы Nirvana, «Кино», а в ансамбле мы исполняли а-ля попсу 1980–1990-х. Но было весело.

С женой Анной и сыном Даниилом
– Ты уже знал, что свяжешь жизнь с музыкой? Или это было хобби?

– Тогда это было все-таки хобби. Хотя уже возникла тяга к созданию песен, были попытки писать стихи, я даже спорт бросил из-за этого.

– Но после школы выбрал режиссерский факультет. Ты себя видел кинорежиссером или режиссером праздников, концертов?

– Актером. Либо певцом или танцором. Но в Ставропольском институте имени Чурсина был факультет телевидения и радиорежиссуры. Этот вуз был ближе к моему дому, чем строительный техникум, в который меня хотел отдать папа. Мама же хотела сначала, чтобы я поступал в училище связи или в летное военное училище. Но папа сказал: «Какое военное? О чем ты? Пускай идет в строители». Я три курса режиссерского окончил, а потом свалил. Потому что не обнаружил там перспективы. 

– Ты же тогда уже вел телевизионные музыкальные программы?

– Да, передачу «Энциклопедия популярной музыки» я стал вести раньше, чем начал учиться в институте.

– На телевидении ты проходил кастинг или, наоборот, именно тебя искали и пригласили?

– В Ставрополе я собрал танцева­льную группу. Мы исполняли хип-хоп, брейк-данс, назывались «Клетчатые». Нас знали в городе, мы познакомились с режиссером, и нас пригласили попробовать сниматься в передаче.

– Тебе этот опыт что-то дал?

– Ну конечно. Нас стали узнавать, было прикольно.

– Правда, что твоя задиристость привела к знакомству с Русланом (Руслан Тагиев – участник группы «Градусы». – Прим. «ЗН»)? Расскажи, как произошла встреча?

– Я первый раз попал на дискотеку, нас пропустили как-то случайно, хотя нам было по 14 лет, наверное, а Руслан уже там тусил. Так на фоне любви к музыке и танцам мы и знакомились.

– Вы с Русланом тогда создали школу танцев?

– Нет. Шли как-то всегда па­раллельно. У него была своя танцевальная команда, и мы конкурировали. Потом в Ставрополе объявили конкурс Crazy Dance, где моя группа стала чемпионом. А после того как мы уже участвовали в этом конкурсе несколько раз, Руслан собрал свою команду, а мы сидели в жюри. Его команда заняла первое место. Они молодцы, но мы их чуть-чуть вытянули.

– Что послужило отправной точкой, когда ты решил: нужно ехать в Москву?

– Это решили вместе. Всей моей танцевальной группе «Десять ног» (это такой бойзбэнд) показалось, что все, что можно было выжать из Ставрополя, выжали. На всех площадках выступили. Поняли, что нужно просто брать и валить.

– Но Москва вас не встретила распростертыми объятиями?

– Ну да, встретила с не особенно распростертыми. Мы записали много видеокассет со своими выступлениями, приехали. Первые три дня тусовались по городу, кто на лавочке, кто еще где-то. Потом устроились в общежитие, разослали всем кассеты и сидели, ждали, что нам позвонят. Такая на­ивность! Нам, естественно, никто не позвонил. Мы все сидели, деньги уже начали заканчиваться. Потом узнали, что в каком-то районе Москвы намечается праздник. Взяли с собой костюмы – непонятно зачем. И так случилось, что танцевальную команду, которая на этом празднике выступала в паузах между соревнованиями и розыгрышами, за что-то выгнали. А тут мы подкатили: сможем станцевать, выручим. И два дня там отработали за еду и воду, но обзавелись кое-какими знакомствами. Потом дальше выживание пошло. Наклепали гору демоверсий песен. Приехал к нам друг Фидель – басист, поставили ему музыку, и было решено собрать бэнд.

Группа «Градусы» (слева направо): Александр Косилов, Кирилл Джалалов, Роман Пашков, Руслан Тагиев, Антон Гребенкин, Арсен Бегляров

– Это вы тогда придумали название группы «Градус 100»?

– У нас песня такая была, поэтому мы, недолго думая, и обозвались «Градус 100». Репетировали три месяца и сделали первый концерт. В нем прозвучало где-то 25 песен – и «Режиссер» уже был, и «Бродяга», и «Радио Дождь».

– И сразу поняли, что зритель вами очарован, или нет?

– Да, что-то было, что-то екнуло в тот момент. Не все песни, конечно, но были такие, за которые люди могут зацепиться, и послушать, и потанцевать, и покайфовать. Нас это вдохновило. Плюс мы начали работать по небольшим клубам.

– Когда это случилось, у вас возникло ощущение, что вы уже стали популярными, известными?

– Я, признаться, слишком радоваться боялся. Уже был опыт. Когда мне было 20 лет, в программе «Утренняя почта» показали наш клип, мы обрадовались: ну теперь все покатит. А никакого триумфа не случилось. Так что сейчас я внутри радовался, но себя сдерживал.

– В любой группе бывают периоды, когда каждый хочет отделиться и заняться сольной карьерой. Вашу команду эта участь не миновала. Но что же все-таки произошло? 

– Знаете, говорят, в жизни есть семилетние циклы, когда все надоедает и все достает. У нас с выхода «Режиссера» был достаточно плотный график работы, мы настолько часто виделись, что, возможно, поддостали друг друга. Плюс, может быть, энергетическая усталость. Мы же все мужики взрослые, самодостаточные, у каждого свои амбиции. Все равно какое-то соревнование между нами было. И каждый хотел почувствовать себя самостоятельной единицей, попробовать свои силы в музыке. Наверное, должен быть такой период отдыха и набирания опыта.

– Но вы, когда расстались, понимали, что, может, и не соберетесь обратно?

– Нет, нас все же, как магнитом, друг к другу и тянуло. Все равно это был неокончательный разрыв, мы так поступили, может, больше из-за того, чтобы нас не трогали ни каналы, ни журналисты. Мы периодически концерты давали, просто не занимались вместе творчеством, не создавали песен, не записывались.

— В юности мы с Русланом шли как-то параллельно. У него была своя танцевальная группа, у меня — своя. Так на фоне любви к музыке и танцам познакомились
– Твое сольное плавание длилось всего год. Чем для тебя он ознаменовался? 

– Были задумки, которые хотел реализовать, и я их реализовал, может, не полностью, может, какие-то моменты неправильно выстраивал. Но это в любом случае опыт.

– Твой сольный проект назывался «Пашок», я видела, ты и в соцсетях оставил это название.

– Это не я придумал. Меня в детстве в гандбольной коман­де называли по фамилии. Придумывая себе псевдоним и перебрав несколько имен, все-таки решил: буду Пашком. Меня, кстати, когда я родился, мама хотела назвать Пашей в честь деда, а папа – Романом. Потом отец сказал: «Хорошо, назовем Пашей», – а пошел и записал Романом.

– В принципе получается, что каждый из вас мог бы параллельно выступать в группе и сольно?

– Да, никто и не оставил сольные дела, они в замороженном виде. Сейчас мое время в основном уходит на «Градусы», и все песни, которые пишу, отправляю в «Градусы».

– И ничего для себя не оставляешь?

– Начнешь оставлять, это будет как-то нечестно. Если делать сольный проект, то нужно делать так, чтобы сильно отличался от того, что происходит в «Градусах». 

– И все же идея воссоединиться была вашей или ваших новых продюсеров?

– Мы воссоединились незадолго до того, как сработались с Яной Рудковской. Это была общая идея, мысль. Все-таки «Градусы» – крутая группа для нас, и мы пели то, что пишем сами. И за полгода до того, как ушли к Яне, стали возобновлять творческие потуги, писать вместе песни. 

– Давай поговорим немного и о кино, хотя, как я понимаю, напрямую вы пока в фильмах не участвовали? А если бы тебе предложили какую-то интересную роль именно как актеру, согласился бы?

– С удовольствием. Я в детстве мечтал стать актером или каскадером.

– Пока же ваши только саундтреки. А как это происходит? Режиссер берет готовые песни или вам дают заказ, говорят: напишите к такому-то сериалу?

– Были заказные варианты, но я не люблю писать на заказ, не получается. Пытаешься либо схалявить, либо… Когда пишешь на заказ, твои песни начинают оценивать люди, говорить, что вот это не так. А я вообще с вами не  знаком, и какого фига вы мне говорите, что так, а что не так. То есть меня это подбешивает. С сериалом «Универ» происходило так: у нас был набросок и припев. И мы написали песню, которую продюсеры, создатели проекта вообще не корректировали ни секунды, им просто зашло все. Вот это я считаю удачным сотрудничеством.

– К сожалению, в прошлом году ты попал в аварию. И тогда группа впервые по своей инициативе отменила концерт. Как все произошло? 

– Я ехал в аэропорт, чтобы лететь в Турцию, где у нас планировалось два концерта. Ехал на такси. По дороге мы врезались в стоящий в средней полосе грузовик. Потом все как в тумане. Первая мысль: смогу ли полететь на концерт, ведь я подставляю людей? Сразу ощутить не можешь, пострадал сильно или нет. И вот я стою и пытаюсь понять: поеду или нет, у меня уже через час-полтора вылет. Вызвонил директора, он приехал. Ну как-то внешне людям показалось, что, братан, тебе лететь не надо, у тебя с головой что-то. А я не хотел подставлять людей, они же потратились на рекламу и так далее. Но все пошли навстречу, мы перенесли концерты на два месяца. Кстати, сейчас я стараюсь меньше ездить на такси и сзади пристегиваюсь. В основном передвигаюсь на своей машине.

– Группе «Градусы» в прошлом году исполнилось десять лет. Как отметили?

– Хотели сделать концерт, посвященный десятилетию, и выпустить альбом, но, как обычно, у нас все немножко затянулось. Альбом почти готов. Мы можем и в наступившем году отметить десятилетие, ничего страшного. 

Роман ПАШКОВ

Родился: 18 сентября 1977 года в Ставрополе

Образование: учился в Ставропольском институте имени Чурсина (специальность – «режиссер радио и ТВ»)

Семья: жена – Анна; сын – Даниил (3 года)

Карьера: еще в школе создал танцевальную группу «Клетчатые», сейчас – лидер группы «Градусы» 
Елена СЕВЕР, ООО «ТН-СТОЛИЦА».

Фото предоставлено пресс-службами группы «Градусы», «Русской Медиагруппы» и из личного архива Романа Пашкова.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...