Римас, Ваня и народ

Почему спектакль “Саня, Ваня, с ними Римас” так популярен среди зрителей

Думаете, в далекой деревне невозможны любовные истории, светлые и трагические, похожие на детектив? Ошибаетесь.

Среди артистов этого спектакля нет людей, помнящих войну или послевоенные годы. Да и у зрителей нет такого опыта. Российский драматург Владимир Гуркин родился после войны. Многие помнят замечательный фильм по его сценарию «Любовь и голуби» с Сергеем Юрским, Людмилой Гурченко, Александром Михайловым. Впрочем, Гуркин не писал о войне. Он писал о людях, закаленных этой войной. Чаще всего закаленных в далеком тылу, куда приходят похоронки, возвращаются раненые, иногда не возвращается никто.

Спектакль «Саня, Ваня, с ними Римас» часто приглашают в Россию

Пьеса Гуркина «Саня, Ваня, с ними Римас» поставлена пару лет назад в нашем Молодежном театре. Одноименный спектакль немного выпадает из его привычного репертуара. Однако его часто приглашают в Россию. Вот и сейчас он поедет на фестиваль в небольшой город Саранск, чтобы, возможно, не только порадовать местную публику, но и привезти заслуженные награды.

Так что же особенного в этом несуществующем жанре «хорошая история», в работе молодого режиссера Татьяны Аксенкиной и мастерстве артистов среднего возраста? Почему простая история из жизни страны и забытого времени так цепляет за душу, превращаясь из комедии в драму с элементами трагизма? Эх, могли бы ребята порадовать дам бальзаковского возраста зарубежной слезной выдуманной мелодрамой, зажечь молодую публику современными ритмами, а их, видите ли, потянуло рассказывать о простых и очень сложных русских мужиках и бабах, которые ничем не прославились, выпить и попеть любят. Между прочим, войну выиграли, детей на ноги поставили, живут и довольствуются малым в каких-то там богом забытых уральских селениях. Они про себя толком и рассказать-то не умеют. О них рассказывает театр. Делает это с юмором, легкостью и глубоким сопереживанием человеческим судьбам. Можно отметить принципиальную неизобретательность театрального языка, даже старомодность формы. Много бытовых деталей, посуды, одежды, банных принадлежностей, граненых стаканов. Как часто бывает в жизни, ничего не решается без бутылки, но нигде не переходит границы дозволенного. Эти подробности заставляют вдумываться в смысл и по-доброму слушать известные песни эпохи социалистического реализма. Ты словно окунаешься в старое кино, и тебе хорошо от его непохожести на кино новое.

Сцена из спектакля «Саня, Ваня, с ними Римас».

История может показаться слишком незатейливой. Начало войны. Далекая сибирская деревня. Из трех полноценных семей двое мужиков уходят на фронт. Один погиб. Другой — инвалид — не смог пережить своей бесполезности и покончил с собой. Третий всю войну не подавал о себе вестей, да и после четыре года о нем ничего не было слышно.

Саня и Ваня — это про настоящую любовь. Когда она провожала, сказала: «Ты должен вернуться. Без тебя жить не буду». Саня — Александра — имя с мужской силой. Ждала, сколько могла, и сильно обиделась. Решила уступить хорошему человеку Римасу. Односельчанин всю жизнь ее любил безответно. Как единственный мужик в этих трех семьях помогал как мог, окружил заботой не только Саню, но всю ее родню. А тут Ваня вернулся.

Никто не стал жертвой или предателем. Все сохранили силу духа. И какой груз может выдержать настоящая любовь? У чистых людей она обладает сакральной силой. Прекрасные артисты Наталья Онищенко, Евгений Ивкович, Александр Пашкевич, Анна Лаухина, Светлана Гусарова, Александр Каминский, Алена Змитер играют не про чужие жизни, а про себя, оказавшихся в сложных обстоятельствах. Они пытаются разбудить в публике забытое чувство гражданского оптимизма. Их герои знают, как жить, жить по совести, потому что они — народ.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?