Разговор у Президента

Председатель правления Белкоопсоюза Валерий Иванов рассказал о деталях встречи с Президентом

Каким должен быть Белкоопсоюз, чтобы отвечать современным стандартам? Почему пока никто не может его заменить в глубинке? Как сделать торговлю на селе прибыльной, сохранив социальную ответственность? Какими средствами государственному ретейлу выиграть конкурентную борьбу у частника? Об этих проблемах шла речь во время рабочей встречи Президента с председателем правления Белкоопсоюза Валерием Ивановым. О ее деталях руководитель потребкооперации рассказал в проекте АТН «Разговор у Президента» на телеканале Беларусь 1. Предлагаем вниманию читателей печатную версию интервью.

О закупках

— Этот год особенный. Хороший урожай вырос как в личных подсобных хозяйствах, так и на общественном поле. Добавилось работы и потребкооперации. Например, яблоки под свои потребности население уже заготовило. Часть пошла на переработку. Особенно ранние сорта. Их много не нужно. Поэтому сбором яблок занимается в основном потребкооперация. Было конкретное поручение Главы государства. Мы его выполнили. На сегодня 50 с лишним тысяч тонн яблок заготовлено.

Сейчас белорусское яблоко немножко отодвинуло в сторону польское, венгерское и молдавское. Россияне в основном приобретают наше. Вообще тенденция такова, и Глава государства ставит задачу, что по максимуму должно быть яблоко белорусское. Поэтому надо развивать промышленное садоводство, на личных приусадебных участках, и продавать хорошие сорта. С хорошим товарным видом и хорошими свойствами хранения.

А вообще мы закупаем тридцать наименований продукции. Все, что растет, что потребляется как продукты питания, мы закупаем. Позже формируем заказ на экспорт и реализуем. Большая часть этой продукции перерабатывается у нас и реализуется через нашу торговую сеть. Все, что население хочет сдать, потребкооперация может забрать и реализовать. Проблем явных с этим нет. Может, есть единичные случаи неудовлетворенности населения, но в основном эта проблема решена.

О закупочных ценах


— Я бы не сказал, что сильно разнятся цены в разных районах. Например, первые яблоки мы закупали по 4 копейки, потом по 6 — 8. На старые деньги это 80 рублей, но слышится совершенно по–другому. В целом цены нисколько не ниже прошлых лет, а в некоторых случаях и выше. Почему такой уровень цен? Мы исходим из стоимости конечного продукта, который можем получить. С килограмма того же яблока выход полезного продукта — 2 — 3, максимум 5 процентов. Отсюда и цена. Смотрите, с 10 килограммов яблок получается литр хорошего сока. При закупках мы ставим цены не за яблоко, а за конечный продукт, который из него получается. Отсюда и такие величины. Если резко увеличить цены на закупаемое яблоко, никто не станет покупать продукт переработки в магазине. И никто не сможет продать его по низкой цене, поскольку это будет в убыток. Платить можно и заоблачные цены, но куда потом деть продукт? Его нигде не реализуешь: ни на экспорт, ни внутри страны. А пройдет срок годности и что? Выбрасывать?

Рентабельность потребкооперации по закупаемому яблоку очень низкая. 2 — 3 процента. Поэтому и соответствующие цены.

О позиции на рынке


— Задача, которую ставит и Глава государства, организовать торговое обслуживание населения, преимущественно сельского, на достаточно высоком уровне. У нас несколько снижается количество торговых точек на селе, которые занимаются розничным товарооборотом. Допустим, 6% в структуре розничного товарооборота занимает потребкооперация. Когда–то занимала 30% по стране. Но это не значит, что ухудшилось обслуживание населения. Там, где условия конкуренции, есть лучше предложения, допустим, от частных структур, от сетей, пусть занимаются, торгуют. Но самая главная задача — обслуживание населения в сельской местности. Она должна выполняться. И это делается. Это уже не та потребкооперация, как раньше называли — сельпо. Может быть, снаружи эта торговая точка похожа на магазин сельпо. Зайдите внутрь — там совершенно по–другому. Там совершенно другой ассортимент товаров, обслуживание, оборудование. Говорят, в потребкооперации какие–то заоблачные цены. Да их в помине нет. Цена нисколько не выше, чем в любой другой сети, а в подавляющем большинстве случаев — даже ниже. Торговая надбавка, которую мы применяем, — 23%, а в целом по стране — около 30%. Есть предприятия, которые делают эту надбавку выше, чем потребкооперация. Преимущества наших торговых точек в том, что они выполняют функции заготовителя. Ни один частник, ни одна сетевая структура не может предложить эту услугу.

О конкуренции с частными сетями


— В Беларуси 25.000 населенных пунктов. 100 точек открыла частная сеть. А 24.900 когда откроет? Пусть открывает, развивается. Нас это совершенно не волнует, а только подстегивает к лучшей работе. Представляете, что такое 25.000 и 100? Есть сеть с 34 торговыми точками и не в самых сложных районах. И то они испытывают трудности. Так это лето, а придет зима, весна, придет разлив, когда в этом году обслуживали два месяца на лодках. Какой частник на лодке повезет хлеб куда–то? Никто. Это все нагнетание обстановки, неизвестно для чего. Где хоть одна точка общественного питания в деревне? Где на селе открылась хорошая частная столовая? Нет такого. А у нас почти 1.000 таких столовых на селе.


О рентабельности


— В комплексе, имея столько направлений, как розничная торговля, оптовая торговля, общественное питание, заготовки, экспорт, оказание услуг (у нас же есть аптеки, заправочные станции, станции техобслуживания), в целом отрасль сделать рентабельной очень сложно. Здесь одно направление другим иногда поддерживается.

Об убыточных магазинах


— Приведу последний пример. Населенный пункт в Житковичском районе. Там небольшое количество жителей. Магазин закрывать надо, по большому счету. Но население просто просит не закрывать, поскольку это единственная точка, где можно было собраться в этой деревеньке. Мы решили, что за счет каких–то других вопросов, прибыльных, будем содержать такие торговые точки. Их 2.000. Одновременно закрыть — это будет неправильно. В этом заключается одна из социальных функций потребкооперации. По условиям бизнеса, конечно, нужно закрывать: либо организуй положительную работу точки, либо принимай какое–то непопулярное решение. Мы принимаем такие решения по согласованию с местными властями. Но чтобы повально закрывать 2.000 магазинов... Во–первых, там 2 тысячи человек работают. Что с ними делать? Во–вторых, население нам не выскажет слова благодарности. Закрыть — самое простое решение. Уберут магазин — и деревни не станет.

О ребрендинге


— Сгладить различия между городом и селом в сельской торговле — единственное, зачем это делается. Можно проехать по нашим магазинам — этой разницы уже практически нет. Ассортимент тот же, обслуживание, выкладка товаров и возможность у человека сделать выбор. Мы вообще убрали прилавок. И любой, кто заходит, сразу удивляется: может, мы в «Евроопт» попали? Рекламирую сейчас нашего конкурента.

Ведь что привлекает население — в том числе и выкладка товаров, подсветка, качество, ассортимент, возможность выбора. Это мы и делаем, ничего там такого сложного нет. Но наши торговые точки преобразились. Я знаю, я отвечаю за свои слова. Мы сделаем эту работу во всех райцентрах, во всех агрогородках, следующим этапом будет перестройка работы во всех наших торговых точках — а их 8 тысяч. Два года нам еще надо. И это стоит денег, купить ту же современную торговую витрину.

Но Президент мне сказал, что потребкооперации быть. Через некоторое время мы проведем многоплановую проверку, вскроем и положительный опыт, и недостатки. И я в эфире обращаюсь к нашим работникам, а их 65 тысяч, это армия. Работать надо так, чтобы не было стыдно, чтобы понятие «потребкооперация» не было нарицательным. Наоборот — чтобы с нашей системы брали пример. А сделать это можно, очень много вариантов и возможностей.

Повторю: ни одна торговая сеть не дает столько услуг населению, как потребкооперация. А вот качество услуг, их количество, стоимость — над этим надо работать.

Об автолавках


— Этот формат работы сложно поменять. Ведь автолавка — это автомобиль с особым оборудованием. Условный прилавок, продавец в машине, продает то, что нужно населению. Плюс есть заявочный принцип: в автолавке население может заказать любой товар и через 2–3 дня он приедет: телевизоры, стиральные машины, холодильники. Мы организовываем эту работу без проблем.

Но есть формат и более современный, когда делается в виде торгового павильона: приезжает машина и человек заходит внутрь. И такие машины у нас есть. Это перспектива. Цена пока несколько великовата, чтобы полностью поменять и сделать такими все наши автолавки, их почти тысяча. Я думаю, пройдет лет пять — и лишь тогда мы сможем полностью поменять свой автопарк.

О месте на рынке


— Заменить потребкооперацию на сегодняшний день в полном объеме и с полной заменой ее функций какой–то другой организацией проблематично. Вскрытые недостатки — а они есть, в нашей стране ничего не скроешь — мы знаем. И принимаем к исполнению те поручения, которые дал Глава государства. Но потребкооперация как система будет. Ей уже сто лет, это одна из немногих организаций, оставшихся от бывшего Советского Союза. И я не думаю, что все хорошее должно искореняться. Альтернативу найти очень сложно.

Президент сказал: в феврале заслушаем отчет потребкооперации о состоянии дел. И тогда будет принято решение о структуре кооперации в нынешних условиях высокой конкуренции.

Фото БЕЛТА


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости