Минск
-6 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Разборки над павшей коровой. Все ли так плохо на ферме, как это кажется молодому специалисту

Разборки над павшей коровой

НА той неделе в интернет-портале проскочила информация о ненадлежащих условиях содержания скота на молочно-товарной ферме «Гута» КСУП «Хвиневичи» Дятловского района. Предоставивший ее молодой специалист, ветфельдшер фермы Яков Антонович, сообщал, что коровники здесь утопают в навозе, крыша вот-вот готова упасть, постоянно скрывают падеж скота. В подтверждение своих слов прислал и фотоснимки.

Следуя своим незыблемым принципам: вердикт выносить только после непосредственного знакомства с проблемой и обязательно выяснять позиции всех сторон, редакция «СГ» срочно снарядила по указанному адресу своего собственного корреспондента. 

В Дятлово первым делом направляюсь в управление сельского хозяйства и продовольствия рай­исполкома. Заместитель начальника райсельхозпрода Василий Гранковский не склонен драматизировать ситуацию:

— Здания фермы неновые, построены они еще в 1984 году, нетиповые. Это на новых комплексах везде асфальт, площадки забетонированы. Тут, конечно, такого нет. Но люди стараются улучшить условия труда и содержания животных. Многое делают своими силами. Никакой катастрофы нет. На этой ферме сейчас 340 голов дойного стада. Ежедневно в расчете на одну корову здесь доят 10,5 килограмма молока. Казалось бы, немного, но надои постоянно растут. В сравнении с прошлым годом — плюс более 2 килограммов, а по валовому производству увеличение на 18 процентов. 96 процентов молока отправляется отсюда на перерабатывающее предприятие высшим сортом.

Вместе с Василием Васильевичем и главным зоотехником КСУП «Хвиневичи» Марией Слушко едем на ферму, которая благодаря Якову Антоновичу вызвала повышенный интерес в том числе и у контролирующих органов. По дороге специалист рассказывает, что всего в КСУП четыре молочно-товарных объекта: современный комплекс «Поречье» и три рядовые фермы советской постройки. Последним по 30—40 лет. Учитывая их возраст, старые стараются поддерживать в надлежащем состоянии. Ежегодно проводится ремонт, строятся новые сооружения для хранения кормов и содержания скота. Например, за последние два года здесь возвели пять сенажных траншей. Что касается «Гуты», то только в этом году тут сделали доильный блок, отремонтировали крышу, соорудили новую эстакаду для погрузки животных, обнесли забором выгул, построили две траншеи для кормов: в одной уже заложен силос, вторая будет принята в эксплуатацию в следующем году. Сделано много, но, конечно, не все, что хотелось бы. Достаточно было бы денег, забетонировали бы и выгульные площадки, поскольку во время дождей там скапливается грязь. Завозят туда солому, но это не спасает ситуацию.

Заведующая МТФ «Гута» Татьяна МИСИЛЕВИЧ показывает отремонтированную крышу.

Мария Слушко вместе с заведующей фермой Татьяной Мисилевич проводят по территории, заводят внутрь помещений, в доильный блок. Здесь два коровника. На одном привязное содержание, на втором — беспривязное. Какой-то сильно режущей глаз грязи нет, здания подготовлены к зимовке — утеплены, побелены, продезинфицированы. Буренки, пока позволяют погодные условия, выходят на прогулку на клевер. Трава в поле еще есть, причем неплохая. Для животных это дополнительное питание, поскольку ферма уже переведена на зимний рацион и все необходимое коровы получают в кормушки. Поэтому скот упитан, больных не видно.

По словам зоотехника, кукурузного силоса в этом году заготовят достаточно, а вот сенаж, видимо, частично придется закупать. «Хвиневичи» сильнее всех в районе пострадали от засухи. Это не позволило справиться с плановым заданием по заготовке фуража. Хотя до сих пор заготавливают корм в стретч-пленку, но этого все же, по предварительным расчетам, до конца зимовки не хватит. Тем не менее, уверяют в хозяйстве, скот на голодном пайке находиться не будет.

Сейчас приказом директора сельхозпредприятия Яков Антонович отстранен от работы из-за отсутствия медицинской справки. Он уехал в Брест, откуда родом и где у него официально зарегистрировано место жительства. Ему дано несколько дней для прохождения медкомиссии.

Буренки совсем не грязные и не отощавшие.

Татьяна Мисилевич, которая трудится вместе с ветфельдшером, характеризует его как безынициативного молодого человека и не совсем грамотного специалиста:

— У него на уме ноутбук, телефон, интернет. Он сказал, что корова должна телиться 48 часов. Я-то знаю, что, если она самостоятельно не растелится максимум за четыре часа, ей надо оказывать помощь. В любом случае за животным в это время необходимо присматривать.

Конфликт между недавним выпускником аграрного колледжа и дирекцией возник вот почему. Месяц назад на ферме пала корова. В хозяйстве провели свое расследование и признали в том вину молодого специалиста. Согласно нынешним требованиям по ужесточению ответственности за падеж, эти документы передали в прокуратуру. В тот день 21-летний ветфельдшер дежурил на ферме. Когда корова начала телиться, не помог ей, а когда стала подавать последние признаки жизни — прирезал. Затем, вместо того чтобы позвать на помощь людей, разобрать тушу на мясо и загрузить его в имеющийся на такой случай холодильник, ушел домой. К утру мясо испортилось, хозяйство понесло убытки.

Сам молодой человек, с которым мне удалось связаться по телефону, вину в гибели животного полностью отрицает и имеет свою версию произошедшего:

— Корова должна была телиться. Два дня присматривал за ней. На третий день попробовал растелить ее вместе с доярками и пастухами, но ничего не получилось. Позвонил главному ветврачу. Тот ответил, что у него выходной, и посоветовал искать врача-гинеколога. Последний попросил, чтобы я через некоторое время за ним заехал. Вместе с ним на ферму приехал и санитар. Но и они ничего не смогли сделать. Корова вскоре погибла. После этого я позвонил оператору молокопровода фермы, чтобы тот пригнал трактор и помог вытащить павшее животное в коридор. Думал, что он поможет разобрать ее, но тот отказался. Было это уже ночью. Понял, что физических сил у меня не хватит. Тогда написал СМС-сообщение заведующей фермой, что один не справлюсь, и отправился домой. На следующий день мясо было уже плохое. Руководство сельхозпредприятия заявило на меня в прокуратуру. Это вывело меня из себя: пытался сделать для хозяйства хорошее, а они так несправедливо поступили со мной. В КСУП я отрабатывал по распределению положенные два года после окончания колледжа. Теперь хочу попробовать разорвать трудовой контракт из-за нарушений Трудового кодекса со стороны работодателя.

По словам Марии Слушко, кое о чем, причем весьма важном, Яков Антонович умалчивает. Во-первых, он слишком поздно принял решение помочь корове растелиться, а затем сделал целый ряд ошибок: не посмотрел, правильно ли у теленка лежит голова, не подвернута ли нога, принял решение вытаскивать его, когда уже было поздно. Поэтому прибывший на ферму врач-гинеколог ничего не смог сделать. Оставалось только сдать корову в потребкооперацию. Но для того чтобы животное не умерло преждевременно, Якову Антоновичу сказали ввести буренке специальный препарат. Укол не был сделан (это подтверждается в журнале лечения больных животных, куда он обязан был внести соответствующую запись), что и привело к смерти коровы. Во-вторых, это неправда, что одному невозможно разделать крупный рогатый скот. Ветврач хозяйства постоянно это делает один.

Начальник управления контроля за работой агропромышленного и природоохранного комплексов Комитета госконтроля Гродненской области Виктор Пивко поясняет:

— Мы разобрались с якобы павшими двумя телятами, которых сфотографировал молодой специалист. Это были мертворожденные животные — двойня. Было ли постоянное сокрытие падежа, пока говорить не берусь. Мы запросили необходимую информацию за два последних года по выбытию скота. Теперь изучаем эти документы, анализируем. Подобный опыт есть. Я не сказал бы, что там все так страшно, как он заявляет. Ферма старая, но бесхозяйственности нет. Проблемы там, конечно, есть, как и во многих других сельхозорганизациях. Отмечу, что почти в идеальном состоянии здесь молочный блок. Для поддержания фермы в рабочем состоянии нужны определенные усилия. Летом, побывав на этом предприятии, мы написали предписание. Его руководство нормально отреагировало на все замечания и пообещало устранить недостатки, что теперь и делает. Я бы сказал, что там обычная рабочая ситуация.

Точку в этой истории «Сельская газета» не ставит. О ее дальнейшем развитии, о том, к какому выводу придет прокуратура и Комитет госконтроля, и, конечно же, о дальнейшей судьбе Якова Антоновича мы будем информировать читателей по мере поступления новой информации...

gil@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Загрузка...