Раскол Европы крайне опасен для всего мира

Смерть Гельмута Коля как повод для осмысления его политического наследия
Умер Гельмут Коль, который вошел в историю как «канцлер немецкого единства». Именно при его непосредственном участии произошло объединение двух германских государств и возникла единая Германия, ставшая сегодня лидером Европы. Президент Владимир Путин в письме, адресованном президенту ФРГ Франк–Вальтеру Штайнмайеру и канцлеру Ангеле Меркель, назвал его «принципиальным сторонником развития дружественных отношений с Россией».

Фото Gettyimages

Конечно, смерть выдающегося политика всегда повод оценить его наследие. 10 ноября 1989 года Анатолий Черняев, помощник Михаила Горбачева по международным делам, записал в своем дневнике: «Рухнула Берлинская стена. Закончилась целая эпоха в истории «социалистической системы». Берлинская стена, писал он далее, это главное: «Здесь – конец Ялты, финал сталинского наследия…» В тот же день Игорь Максимычев, советник-посланник посольства СССР в Берлине (тогда еще столице ГДР), сделал такую запись: «За истекшие тридцать шесть часов явственно проступили контуры ближайшего германского и с ним европейского будущего. Уже ощущается неизбежность объединения Германии, но неясно, сможем ли мы добиться, чтобы при этом были учтены наши интересы». Предчувствия не обманули опытнейшего германиста. В чем же состоял проигрыш СССР и его правопреемницы Российской Федерации?

Дело в том, что на Западе падение Берлинской стены, распад Варшавского договора, ликвидация мировой социалистической системы и последующая дезинтеграция СССР были восприняты как историческое поражение Москвы. Собственно говоря, так оно и было, поскольку ни Горбачев, стоявший у кремлевского руля, ни его преемник уже в постсоциалистической России не смогли по разным причинам ничего этому противопоставить. И именно отсутствие попыток защиты насущных государственных интересов привело к тому, что надежды сторонников демократизации в СССР, в том числе и на преодоление раскола Европы, не реализовались. И современная Россия так же изолирована в мире, как был изолирован Советский Союз. Только водораздел между двумя мирами резко сдвинулся на восток, и в его основе уже не идеологическое, а геополитическое противостояние.

Deutsche Welle (DW) в статье, посвященной памяти Гельмута Коля, отмечает, что архитектор «новой Европы», каким бывший канцлер, стоявший во главе своей страны с 1982 по 1998 год, выступал против политики изоляции России, которую проводят сейчас его преемники (хотя и признают невозможность решения без Москвы подавляющего большинства международных проблем). Ведь это он в 1998 году добился приема Российской Федерации в неформальный клуб ведущих демократических индустриальных держав – «группу восьми». В своей последней книге «В заботе о Европе» он критиковал исключение России из G8 и назвал нынешнее размежевание в Европе «радикальным и удручающим». Более того, сейчас в мире как никогда актуальной является опасность возникновения вооруженного конфликта между Россией и Западом, который с большой степенью вероятности может перерасти в ядерную войну.

Отсюда и встает проблема роли Европы в предотвращении возможной ядерной катастрофы. Нелишне в этой связи напомнить речь Путина на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности в 2007 году. Его выступление было посвящено однополярности современной мировой политики, видению места и роли России с учетом новых реалий и угроз. Не случайно, что вслед за этим Россия выдвинула предложения по созданию в Европе новой системы всеобъемлющей безопасности.

Напомним, что сделано это было тогдашним президентом Дмитрием Медведевым в июне 2008 года во время посещения Берлина. Ключевыми моментами российских предложений были осознание Западом многополярности, главенство ООН при решении мировых проблем, замена принципа атлантизма на единство всего евро-атлантического пространства от Ванкувера до Владивостока, отказ от блоковой политики и признание неделимости принципа безопасности. Было в развитие этой концепции внесено и предложение о заключении Договора о европейской безопасности.

С тех пор прошло почти 10 лет, но российские предложения Запад не принял. Эксперты берлинского фонда «Наука и политика», анализируя прошедшие годы, отмечают в фундаментальной работе «От гонимого к «творцу». Россия в международных кризисах», опубликованной в январе 2017 года, что сегодня Россия обладает большим влиянием на международной арене, чем за все предыдущие 25 лет. Эксперты отмечают, что с начала 2000-х понимание опасности российской элитой радикально изменилось. Теперь в качестве самой крупной угрозы воспринимается распространение западного союза (читай НАТО) на страны, соседние с Россией. Именно этому окружению и попытается Россия противодействовать. Отсюда и логика всех предпринятых Москвой шагов, связанных с противодействием политике «удавки», которую проводит Запад и которую лишь подтвердило недавнее решение Сената США в отношении усиления антироссийских санкций.

Можно предположить, что нынешнее руководство ФРГ понимает опасность политики «загонять Россию в угол», из которого может быть только один выход в том, что касается внутренней и внешней политики, – усиление «ястребов» в политической жизни страны с малопредсказуемыми последствиями прежде всего для Запада. Наверное, именно этим руководствовалась политическая элита Германии в лице федерального правительства, хотя центр тяжести сделанных заявлений по этому поводу касался экономической стороны вопроса и последствий для немецких фирм. Меркель поддерживает выступление министра иностранных дел Зигмара Габриэля против новых антироссийских санкций, подготовленных Сенатом. Об этом в пятницу, 16 июня, рассказал пресс-секретарь немецкого правительства Штеффен Зайберт. «В правительстве имеется широкое согласие с текстом обращения Габриэля», – сказал он, назвав действия американских сенаторов, «мягко говоря, своенравным подходом». По словам Зайберта, ограничения против России не должны отражаться на европейской экономике.

Конечно, Гельмут Коль понимал немецкие интересы шире, чем просто экономическая выгода Германии. Но, насколько его преемники осознают это, покажет будущее.



Мнение автора не всегда совпадает с точкой зрения редакции.
Источник: ng.ru



Версия для печати
Дмитрий
Раскол СССР был опасен для западной Европы?
Нет. Это они сами писали.
Так почему нам опасен раскол Европы?
Пусть раскалываются.
Тем более, что у нас появятся дополнительные союзники не связанные Брюсселем.
Нам это выгодно, как и России.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?