Первый тренер Егора Герасимова – о пути в теннисе и рецепте успеха

Ракетки на старте

Егор Герасимов входит в топ-70 мирового рейтинга. Выше в истории белорусского мужского тенниса бывали только два спортсмена — Максим Мирный и Владимир Волчков. Спортивный психолог и тренер Наталья Верина, в свое время помогавшая Егору делать первые шаги на корте, объясняет, как высоко способен подняться ее воспитанник и могут ли по его пути проследовать другие.

Наталья Верина со своими воспитанниками.

— В том, что Егор поднялся на 69-ю строчку мирового рейтинга, я не вижу ничего удивительного. Всегда понимала, что это очень перспективный теннисист, говорила об этом родителям. Даже самого Егора порой убеждала, что он на многое способен. Есть дети, которые быстро все схватывают, и эта обучаемость дает им возможность все время расти. Есть те, кто очень хорошо чувствует мяч или сильно бьет, и это становится их преимуществом. Есть те, кто психологически устойчив. Это особенно важно для девочек — там это одно из обязательных качеств. Герасимов в той или иной мере обладал всеми этими качествами, к тому же был трудолюбивым и дисциплинированным. Плюс концентрация и спокойный характер.

Егор Герасимов.

— Порой кажется, что нашим спортсменам не помешало бы немного драйва и эмоций.

— У каждого темперамента есть свои плюсы и минусы. Например, у холериков, таких как Арина Соболенко, быстрая реакция, резкие движения, агрессия, но при этом им очень сложно контролировать эмоции и концентрироваться. Флегматикам скорости может не хватать, но они могут долго и эффективно трудиться, не терять концентрацию. Нужно просто научиться использовать свои плюсы и минусы. 


— Герасимов, при всем его спокойствии, говорил, что не раз хотел все бросить.

— Я больше скажу: он вообще не имел желания заниматься теннисом. Есть дети, которые горят делом, а есть те, кто просто очень послушный. Егор — из второй категории. Родители хотели, чтобы он играл, хотя нужно отдать должное — они не заставляли. У Егора гладко в теннисе не было практически никогда. Постоянно возникали сложности, препятствия, что-то не получалось… В самом начале мама Егора, сама тренер по художественной гимнастике, даже приходила ко мне и спрашивала: что делать? Но ведь, по сути, большинство детей хотят просто сидеть на диване и смотреть мультики. Она согласилась. Решили просто водить мальчишку на тренировки. Постепенно он втянулся. Кстати, сам Егор рассказывал, что сознательно захотелось заниматься теннисом только лет в 18.


— В той группе, где начинал Герасимов, были дети, талантливее его?

— Ярослав Шило, Егор Яцык, Павел Филин… Эти ребята постоянно были на слуху, оказывались в тройке лучших на большинстве турниров, Герасимов же был где-то четвертым-пятым. В таком возрасте это может сильно прибивать. Дети хотят быть первыми, побеждать. Я всем говорила, что он просто поздний. Это не попытка поднять самооценку. Есть акселераты, а есть ретарданты. Сегодня средний возраст достижения максимальных результатов у мужчин увеличился до 27 лет. У Егора Герасимова он ориентировочно придется лет на 29—30, то есть года через два.


— В белорусском теннисе хватало перспективных юнио­ров. Почему у них не получилось раскрыться, а у Герасимова получается?

— Очень важен переход во взрослый теннис. Здесь должны сложиться много факторов, и не в последнюю очередь — финансовый. Деньги решают очень много. В 19—22 года ребята уже начинают играть взрослые турниры. Но при этом они не зарабатывают. Егору повезло, что была поддержка федерации, которую тогда возглавлял Александр Шакутин. Кто-то находил спонсоров, но они обычно сразу требуют отдачу, а это не всегда получается. Здесь нужно сказать и про характер Егора. У него было много проблем, две операции, дважды он вылетал в четвертую-пятую сотню мирового рейтинга. Пропускал то шесть месяцев, то семь. Это очень много. Большинство игроков после таких провалов уже не поднимаются. Но Герасимов сумел. Это очень показательный момент!


— Девочкам легче пробиться в теннисе?

— И проще, и дешевле. Конкуренция у мальчиков намного выше. При этом они должны быть и талантливыми, и ментально устойчивыми, и физически крепкими, и технически подготовленными — выпадение даже одного из этих факторов может серьезно сказаться на перспективах. У девочек может быть пробел. Посмотрите даже на тех, кто сегодня в мировом топе — у них даже со стороны можно заметить немало брешей в подготовке. Ты технически не очень хороша, но физически сильна. И за счет выносливости можешь выигрывать турниры. У тебя проблемы с контролем эмоций, но остальные показатели на высоте, и оказываешься конкурентоспособной. Да, в этом случае едва ли стоит ждать стабильности, но периодически такие теннисистки будут показывать высокие результаты.


— Сегодня родители чаще стали видеть в детях способ заработать?

— Всегда были те, кто сам чего-то не достиг в жизни и теперь любой ценой хочет, чтобы у детей было иначе. А дети, возможно, вообще мечтают рисовать или заниматься техникой. Порой не обращают внимание даже на ограничения по здоровью. С набором в теннис сейчас серьезные проблемы. Была интересная программа внедрения этого вида спорта в школьную программу: повесить простые бадминтонные сетки, обучить азам учителей физкультуры — и тренерам было бы уже гораздо проще выбрать. Увы, пока инициатива заглохла. 


— Какая школа в Беларуси сейчас самая крутая?

— Сложно сказать: появилось много баз, тренеры постоянно в движении — кто-то приходит, кто-то уходит в другую школу. Представляю, насколько сейчас родителям сложно выбирать. Да, именитые ученики — показатель, но при этом хватает молодых и амбициозных тренеров. Я вижу, что среди нынешнего поколения детей есть очень талантливые. 

komashko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ
Загрузка...