Рак — не приговор

Повышенный уровень онкомаркера далеко не всегда свидетельствует о раке

ФОТО АЛЕКСАНДРА КУЛЕВСКОГО.
Звонок за звонком... Отвечая на вопросы читателей во время «прямой линии» «СБ», главный врач Минского городского онкологического диспансера Владимир КАРАНИК успевал в промежутках — «телеграфным стилем» — рассказывать и о грядущих переменах. Идет строительство нового корпуса, к сдаче он планируется в следующем году. Там будут дополнительно размещены 4 линейных ускорителя, 3 КТ и аппарат МРТ, появятся 5 новых операционных залов. Готовится к полной реконструкции поликлиника, которая сейчас перегружена, — в ней появятся лифты и еще один этаж. Стоит вопрос о строительстве суперсовременного химиотерапевтического корпуса. И все это для того, чтобы обеспечить пациентам максимальные доступность и комфорт, а болезни — не оставить ни единого шанса. Предлагаем вашему вниманию печатную версию большого диалога Владимира Степановича с читателями.

Прогноз благоприятный 

Тамара Ивановна, Могилев: В 2006 году удалена злокачественная опухоль молочной железы. Через несколько лет при небольших нагрузках стала краснеть, отекать левая рука и кисть, появляется боль и температура до 40 С°. Назначили бициллин — после уколов температура падает, но отечность остается. Как быть?

— В 2006 году у пациенток с диагнозом «рак молочной железы», как правило, операции были более травматичны, чем сейчас, шире применялась лучевая терапия, что часто приводило к застою лимфы в верхней конечности — лимфостазу. Это один из предрасполагающих факторов рожистого воспаления, а как раз его симптомы вы и описываете. Назначение бициллина снижает риск его рецидивов. Ведь каждый еще больше ухудшает ситуацию с оттоком лимфы, поскольку поражаются сосуды и часть из них перестает нормально функционировать. Поэтому необходимо периодически проходить курсы реабилитации, возможно, физиотерапию, носить компрессионное белье. Стоит проконсультироваться у реабилитолога, подобрать программу. Если склонность к рожистому воспалению есть, она и останется, поэтому надо постараться минимизировать риски. 

Светлана Николаевна, Дубровно: Если родинка расположена на внутренней поверхности бедер, ее удалять опасно? 

— Удаление родинки у специалистов никакой опасности не несет. Она иссекается, накладываются швы. Но важно проконсультироваться с онкологом, знать, что это истинный невус. Многие называют родинками все, что имеет окраску более темную, чем кожа, и выступает над ее поверхностью, но это могут быть и другие образования — папилломы, кератомы, дерматофибромы... Что‑то опасно в смысле озлокачествления, что‑то — нет. Если это истинный невус, расположенный в зоне, где он может травмироваться, его лучше удалить.

Елизавета Игнатьевна, Молодечно: Мне поставили диагноз плоскоклеточный рак кожи, на височной части. Провели лучевую терапию. Все прошло. Как узнать, остались ли раковые клетки? 

— Пока нет онкомаркеров, которые показывают, имеются или нет клетки плоскоклеточного рака в организме. Эта опухоль, если она небольшого размера и располагается на коже, метастазирует достаточно редко. После того как проведена лучевая терапия, периодически должен проводиться осмотр у специалиста, и если подозрительных изменений нет, то этого достаточно. Если же онколог видит участки, вызывающие сомнение, что онкопроцесс полностью излечен, из этой зоны производится биопсия, позволяющая подтвердить либо опровергнуть наличие опухолевых клеток в коже. В абсолютном большинстве случаев лучевая терапия позволяет добиться излечения заболевания. Прогноз у вас благоприятный.

— Моему мужу в 1984 году Анатолий Алексеевич Будник провел операцию по поводу рака ободочной кишки. Муж жив до сих пор... 

— В наше время это скорее правило, чем исключение. 56% пациентов у нас наблюдаются более 5 лет с момента установления диагноза без признаков возврата болезни, а значит, большинство будут жить и 10, и 15 лет. Рак — не приговор, а диагноз, с которым можно и нужно бороться. 

Не маркером единым

Надежда Федоровна, Кричев: Скажите, что такое СА125 и на какие заболевания указывает этот маркер?

— Это белок, который относится к классу онкомаркеров, но он вырабатывается клетками организма и в норме. Увеличение его выработки может наблюдаться при разных состояниях, например, при воспалительных процессах женской половой сферы и при онкологических заболеваниях.

— У меня он повышен: 47,6 при норме 35. Но пишут, что все нормально.

— Это незначительное повышение. И при нормальной картине УЗИ, после других обследований, не является признаком наличия серьезной болезни. Это не тот маркер, который используется для ранней диагностики злокачественных образований. Важна динамика. Если в процессе наблюдения цифры будут увеличиваться, показано более углубленное обследование. 

ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА.

Галина Николаевна, Столбцы: У меня наследственность — по женской линии идет рак. У мамы — почки, заболела в 83 года, у сестры — молочные железы в 50 лет, у тети — лимфоузлы... Рассказала гинекологу, она меня отправила на маркеры. И по груди показатель увеличен. Что мне делать? Мне 65 лет.

— Для наследственного рака больше характерно развитие в молодом возрасте. Если ваши родственницы болели разными опухолями в старшем возрасте, это не свидетельствует о генетических проблемах. Кроме того, наличие повышенного онкомаркера в анализе крови не свидетельствует о гарантированном наличии каких‑то проблем с молочной железой, в том числе онкопроцесса. Более достоверную информацию тут дает маммография. В вашем возрасте желательно выполнять ее раз в два года. 

Не уповайте на травки

Виктор, Любань: Мне 72 года, и у меня обнаружили рак простаты. Онколог сказал: живите потихонечку, делайте ПСА через 3 месяца. Сначала показатель был 1, а затем — 14! Так быстро поднялся... Я лечился два месяца народными средствами — пил чистотел.

— Чистотел не оказывает никакого лечебного воздействия на онкологические заболевания, это давно доказано. Кроме токсического влияния на печень, каких‑то эффектов от его употребления внутрь мы не ожидаем. Вам после выявления заболевания назначалось какое‑либо лечение? 

— Нет. 

— Опухоли предстательной железы по большей части медленно развиваются. Они достаточно широко распространены среди мужского населения, и многие не требуют лечения, так как способны привести к каким‑то проблемам со здоровьем только через 10 — 15 лет. У части пациентов старше 70 при невысоких цифрах ПСА и небольшой, неагрессивной опухоли применяется тактика динамического наблюдения, поскольку считается, что здесь осложнения лечения представляют большую опасность, чем сама болезнь. Лечение назначается при появлении клинических симптомов либо данных о повышении агрессивности опухоли. В вашем случае, поскольку значительно повысился уровень ПСА и появились симптомы, осложняющие жизнь, необходимо повторно обратиться к онкоурологу. 

Елена Владимировна, Каменецкий район: Муж болеет три года, у него колоректальный рак, 4‑я стадия. В январе 2016 года в Боровлянах ему удалили опухоль и метастазы в печени. Прошел курс химиотерапии, а через полгода КТ показала метастазы в легких. Беспрерывно проходим курсы химиотерапии, ее корректируют, но все время заболевание прогрессирует, пошли метастазы на коже. Посоветуйте, как нам лечиться дальше.

— При раке 4‑й стадии химиотерапия является основным методом лечения и в ряде случаев позволяет добиться выраженного клинического эффекта. У пациентов отмечаются достаточно длительные так называемые светлые промежутки, когда болезнь себя не проявляет и есть возможность сделать перерыв в химиотерапевтическом лечении. Но у части пациентов есть химиорезистентность — нечувствительность опухоли к лечению, она постоянно прогрессирует. Онкологи тогда пытаются менять комбинации препаратов, назначать другие схемы, но порой сталкиваются с мультирезистентностью, устойчивостью ко многим средствам. Судя по рассказу, такая ситуация и у вашего супруга. Тут нет универсального решения, волшебной таблетки. К сожалению, не всегда возможности современной онкологии позволяют добиться излечения. Тогда приходится переходить к симптоматическому лечению — это воздействие не на саму болезнь, а на ее симптомы для улучшения качества жизни пациента: если болит — обезболить, тошнит — дать противорвотное и т.д. Препараты подбираются индивидуально, такими пациентами должен заниматься специалист по паллиативной помощи. 

— Может быть, есть какой‑то передовой способ лечения? 

— Нобелевская премия была присуждена за развитие иммунотерапии при онкозаболеваниях. Эти препараты вошли в клиническую практику, есть данные об их эффективности при раке легкого, желудка, мочевого пузыря, но, к сожалению, в большинстве случаев речь идет не о полном излечении, а о временном торможении опухолевого процесса. При колоректальном раке убедительных результатов пока нет не только у нас, но и в мире.

— А какими народными средствами можно спасаться?

— Я скептически отношусь к противоопухолевой эффективности народных средств. Многие современные химиопрепараты имеют растительное происхождение. Когда‑то они выделялись из растений или продуктов животного мира, а потом были синтезированы. Поверьте мне, если бы в чистотеле, болиголове или грибе веселка было бы хоть какое‑то вещество, которое оказывает влияние на опухоль, оно бы уже применялось в качестве лекарства. 

vasilishina@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.5
Загрузка...
Новости и статьи