Радио — и точка!

Есть проблема: нет радиоточки. Не работает. В одном доме линию перерезал сосед, отключив от проводного радио весь подъезд. Во втором, элитном, о «проводах» забыли строители. Третий дом, которым рулит товарищество собственников, не заключил соответствующий договор — радио тоже нет. Примеров таких можно привести десятки, домов насчитать сотни — в Минске, Гомеле, Гродно, прочих городах. Квартиры, офисы и школы становятся глухонемыми, а мы и не задумываемся, к чему может привести эта глухота...

Есть проблема: нет радиоточки. Не работает. В одном доме линию перерезал сосед, отключив от проводного радио весь подъезд. Во втором, элитном, о «проводах» забыли строители. Третий дом, которым рулит товарищество собственников, не заключил соответствующий договор — радио тоже нет. Примеров таких можно привести десятки, домов насчитать сотни — в Минске, Гомеле, Гродно, прочих городах. Квартиры, офисы и школы становятся глухонемыми, а мы и не задумываемся, к чему может привести эта глухота.


Статистика следующая: сейчас в стране работает около 3,3 миллиона радиоточек. Немало. Соседние страны, где систему проводного радио, доставшуюся в наследство от союзных времен, давно поломали и растащили, таким цифрам могут удивиться. У нас разбазарить ценные коммуникации не позволили, но и потенциальные возможности проводной инфраструктуры использовать должно не получается. С неприятной тенденцией «отсева» (таким термином обозвали процесс отключения от радио) курирующие отрасль специалисты поделать ничего не могут. Попробуем разобраться почему.


В теории сдать «под ключ» дом без радиофикации нельзя. Таковы требования различных нормативных актов. Однако, констатируют в Министерстве связи, после заселения жильцы квартир в массовом порядке приходят в абонентские отделы филиалов РУП «Белорусский радиотелевизионный передающий центр» с заявлением о снятии с учета радиоточки. Интересно, а чем мешает хозяйке приемник, который душевно потрескивает на кухне, пока она варит борщ? Неужели дело в ежемесячной плате за пользование радио? Но цифра в жировке настолько символична, что в бюджете горожанина не играет никакой роли. Мотивы не совсем понятны. Может, объяснят сами «отказники»?


— А у нас радиоточек и не было. В доме их не «заложили» — это абсолютно точно, — удивили меня в товариществе собственников «Сурганова, 27». — Почему? Наверное, строили в то время, когда все уже отказались от «проводов».


В другом товариществе (Сенницкая, 51) заверили, что сеть проложена, но розетки остались у единиц. Управляющий объяснил: «Квартиры сейчас сдаются без отделки, люди начинают их перестраивать и в основном точки выбрасывают. К тому же договор с радиоузлом дом не заключил».


Ликвидируют узлы и на предприятиях. Причины маловразумительные: изменение предназначения зданий, смена владельцев.


На этом сером фоне некоторые участники строительной цепочки даже подняли в интернете разговор о том, чтобы вообще исключить требование радиофикации из проектов. Вот как мусоропровод, от которого также отказываются в «крутых» новостройках. Странное сравнение, да и, отказавшись от радио, квадратный метр дешевле не сделаешь. Разве только на копейку.


А что думают контролирующие ведомства? В «Главгосстройэкспертизе» высказались твердо: если в нормативном акте есть требование о радиофикации, оно должно быть выполнено.


И не только поэтому. Ведь те, кто рубит кабели и не заключает контракты, по сути, добровольно набрасывают на свою шею информационную удавку. Вот свежий пример: недавно в Минске произошел сбой в работе технологического оборудования специализированного узла связи. Замолчали телефоны экстренных служб. Починили быстро, но и за 40 минут простоя многое могло случиться. Хорошо, что специалисты действовали оперативно, и хорошо, что под рукой у них было проводное радио. Министерство по чрезвычайным ситуациям, к примеру, «вклинилось» в трансляцию и передало экстренное сообщение, назвав номера городских телефонов, по которым можно временно вызывать милицию, «скорую» и т.д. Информация оказалась весьма кстати, особенно для пенсионеров, далеко не все из которых «настроены» на FМ или имеют доступ к интернету. Радиоточка для них — палочка–выручалочка. Ее можно смело назвать агентом национальной безопасности.


— Ходить по квартирам и контролировать, есть ли проводное радио, нет его — не наша задача, — излагает позицию своего ведомства начальник главного управления государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и гражданской обороны МЧС Сергей Паланевич. — Но наличие радиоточки — гарантия своевременного получения достоверной информации. Поэтому, когда к нам обращаются организации с просьбой согласовать отступление от правил, то есть разрешить не монтировать радиоточку, настаиваем на соблюдении норм. Вопрос вот в чем. Отрезая провода, человек создает вокруг себя информационный вакуум. Известный факт: обрубить мобильную связь, FМ–каналы — дело одной–двух минут. Такова тактика современных информационных войн. А ничего более эффективного и надежного, чем проводное радио, для доведения информации до населения по каналам гражданской обороны пока не придумано.


Да и в случае любого ЧП, утверждают в МЧС, радиоточка окажется золотой. Просто таких чрезвычайных примеров, когда передачи обрубаются, а в эфир пускают сообщение с текстом, куда бежать и что делать, у нас пока не было: спасатели не допустили. Но если бы во время, к примеру, июльского ЧП с утечкой аммиака на Слуцком мясокомбинате действовали не так оперативно, система бы заработала, предупредила.


Тех, у кого радиоточка есть... Что делали бы остальные, необдуманно отказавшиеся? Наверное, забравшись в ванну или под диван, жаловались бы на госорганы, вовремя не рассказавших о роли «проводов». А действительно, сомневаюсь, что коммунальники или районные идеологи проводят для потенциальных «отказников» из новых домов ликбез. Так вот, по–моему, давно пора.


В дирекции Первого Национального канала белорусского радио, который вещает по проводам, мне рассказали: слушатели звонят все чаще, жалуются, что радиоточка не работает, спрашивают, куда обратиться? Радийщиков такая ситуация, понятно, не устраивает. Они хотели бы, чтобы проводная сеть развивалась, искала новые формы. Взять хотя бы идею социальной розетки: помимо радио, к ней можно подключить посторонние опции — телевизор, интернет, тревожную кнопку, которая обеспечит экстренную связь с МЧС, милицией, «скорой»... При этом используется уже проложенная инфраструктура. Проект скоро будет реализован в Москве. А в наших краях, увы, до прорыва далеко. Опять все упирается в финансы...


Непосильной для промышленности оказалась задача разработать мало–мальски пригодный для пользователя приемник. Синие, желтые и красные коробки–уродцы абонентских громкоговорителей (тех самых радиоточек) — вот что предложил мне продавец в ГУМе. Расхваливал качество, о дизайне умолчал. А «трехпрограммников» в продаже и вовсе нет — ни сиреневых, ни фиолетовых. Уже несколько лет. Люди спрашивают, интересуются. Промышленность молчит.


То, что происходит сейчас с «проводами», и вправду напоминает игру в молчанку.


Тем временем


В городах одни проблемы и причуды, в селе другие. Звоню в небольшую деревушку в Брестской области:


— А есть у вас радиоточка?


— Есть, а как же, — отвечает мне старейшина. — Два года назад меняли столбы и радио протянули. Удобная штука. Слушаем Минск, интересно. Только вот и родной исполком хотелось бы иногда услышать. Так не транслируют.


На самом деле в эфире местное радио у нас присутствует, только по–прежнему в небольших объемах — минут 60 — 70 в неделю. Попробуй уследи...


Есть и другие проблемы: в небольших деревушках, на 10 хат, проложенные когда–то линии прохудились, не работают. Тянуть туда радио невыгодно. В таком случае должны выдавать переносные приемники. Только все ли жители об этом знают, большой вопрос...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...