Могилевские родственники бережно хранят фото и воспоминания о звездной актрисе 1930-х Вере Януковой

Раба любви

Киноленты с участием Веры ЯНУКОВОЙ имели успех во многих странах Европы.
Жизнь советской актрисы Веры Януковой как яркая комета на небосклоне кино- и театрального искусства постреволюционной России. Сегодня ее имя известно разве что критикам и историкам. А в 1920—1930-е годы Клеопатра Пролеткульта, как ее называли, блистала на театральных подмостках и была звездой черно-белого кино. Не оборвись ее судьба на взлете, возможно, имя Веры Януковой стояло бы в одном ряду с Верой Марецкой, Любовью Орловой, Мариной Ладыниной. Впрочем, даже за свою короткую творческую карьеру талантливая девушка сумела создать немало образов, которые вошли в золотую копилку советской классики. А детство и юность Веры Януковой прошли в Могилеве, где мы сумели разыскать ее родственников.

В документах значится 

— Моя мама Алла Георгиевна — ее родная племянница. Я, соответственно, внучатая, — уточняет степень родства Елена Черепнева. — А дед Георгий и Вера — родные брат и сестра. Всего у их родителей Дмитрия Львовича и Марии Феофилантовны Стремяновых было четверо детей: трое сыновей и одна дочка. 

В домашнем архиве Черепневой сохранились метрики артистки, где значится, что она появилась на свет 25 сентября (по старому стилю) 1904 года и что ее родители — уроженцы деревни Сипайлы Нежковской волости Могилевской губернии. Педантичный делопроизводитель отдела актов гражданского состояния сохранил для истории даже имена протоиерея и диакона, крестивших малышку. А свершилось сие таинство в одной из красивейших церквей губернского города — Воскресенской. Храм до нашего времени не сохранился: его снесли большевики. Но примечательно, что почти на том же самом месте нынче прописался музей этнографии, где работает Елена Черепнева. По улице вниз от него — Струшня, где когда-то стоял дом Георгия Дмитриевича. Не исключено, что родительская хата будущей звезды тоже имела прописку где-то неподалеку. Во всяком случае, в начале прошлого века этот район Могилева застраивался очень активно. 

— Насколько помню из разговоров родителей, мама Веры была домохозяйкой, а отец — кровельщиком, — рассказала Алла Георгиевна. 

Муза Эйзенштейна 

А вот в какой из могилевских школ училась будущая прима, доподлинно неизвестно. Но как следует из ее очень короткой биографии, девушка, не получив аттестата зрелости, на агитпоезде сумела добраться до самой столицы. И в свои шестнадцать уже служила в Первом рабочем театре московского Пролеткульта, о чем есть отметка в трудовой книжке. В 1922-м театр возглавил Сергей Эйзенштейн. На подмостках новой сцены культовый режиссер и сценарист дебютировал с комедией Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Зрителю постановщик подал пьесу в собственном прочтении, и Вере Януковой в ней досталась одна из главных ролей — Клеопатры Мамаевой. Спустя годы ее коллега по театру Юдифь Глизер вспоминала, что молодое дарование просто взорвало зал. А для Сергея Эйзенштейна Вера Янукова стала кем-то большим, нежели ведущей актрисой театра. 

Многие из художественных приемов и сцен эйзенштейновского «Мудреца» позже легли в основу ленты «Цирк» Григория Александрова, который был не только актером этого спектакля, но и ассистентом. Эйзенштейн, заявила в своих мемуарах Юдифь Глизер, утверждал: тогда они оба были влюблены в восходящую звезду. 

Могла сыграть Анюту

Елена ЧЕРЕПНЕВА, внучатая племянница звезды немого кино, гордится своей знаменитой родственницей.
Фото автора
— В семье сохранилось устное предание, которое позже подтвердили и историки: Александров приходил к Вере домой, чтобы предложить ей роль домработницы Анюты в «Веселых ребятах». Однако на месте не застал, и главную героиню картины в итоге сыграла Любовь Орлова, — поделилась Елена Черепнева. 

В фильмографии Януковой к тому моменту уже было несколько кинолент, включая популярную ранее «Стачку» Эйзенштейна. Позже она снялась в таких фильмах, как «Карьера Рудди», «Заключенные», «Болотные солдаты». А успех Веры Януковой как театральной актрисы рос в геометрической прогрессии. О Вере Дмитриевне писали газеты, в том числе и «Правда». В нее влюблялись легендарный летчик Михаил Водопьянов, режиссеры Алексей Дикий, Николай Охлопков. А замуж актриса вышла за инженера Константина Кочина. У них родилась дочь Изабелла. 

— Двоюродная сестра старше меня на шесть лет, и мне посчастливилось с ней пообщаться, — рассказала Алла Георгиевна. — К сожалению, Иза о своей матери практически ничего не помнила: Вера ушла из жизни слишком рано, ей не исполнилось даже тридцати пяти. В детстве я не придавала также особого значения рассказам родителей о том, как Вера Дмитриевна, уже будучи известной артисткой, приезжала в Могилев. Знаю только, что папа привозил карточки своей знаменитой сестры и что та была яркой, талантливой, веселой — как говорится, спортсменка, комсомолка и просто красавица. 

Впрочем, братья тоже не уступали ей по артистическим задаткам. Георгий Дмитриевич, к примеру, хорошо играл на балалайке. А его дочку и внучку Бог одарил хорошим голосом: Елена даже в составе известного на всю страну ансамбля песни и танца «Медуница» выступала. Она рассказала, как несколько лет назад неожиданно получила письмо из Москвы от доктора искусствоведения историка Владимира Колязина, искавшего могилевских потомков Клеопатры Пролеткульта:

— Родню разыскивала Анна Калицева — внучка Веры Януковой. Мы переписывались, созванивались. Она приглашала нас в гости, но пока как-то не получилось добраться до Москвы.

Без ложного пафоса

Сам историк написал, что изучает жизнь и творчество известного немецкого режиссера Эрвина Пискатора, который в 1930-е несколько лет жил и творил в Советском Союзе. В том числе снял фильм «Восстание рыбаков». Известно, что сначала роль портовой девушки предложили Вере Марецкой. Но затем ее сменила другая Вера — Янукова. Лента имела успех в том числе и за границей, ее премьера прошла во многих странах Европы. Современники утверждали: у мастера и актрисы случился роман. Для театральной Москвы в этом ничего особо удивительного не было: перед очарованием молодости, энергии и женственности Веры многие не могли устоять. Владимир Колязин собрал отзывы о кинодиве и театральной приме, которую называли маленьким бесенком с кудрями греческой богини. «Не случайно ей доставались роли женщин-вамп, куртизанок, нэпманш, уголовниц, под конец жизни — Дездемоны… Подвижная и изменчивая, как ртуть, жгущая наотмашь экспрессивными поворотами стана, шеи, взмахами рук, острыми ракурсами: щека — изящный подбородок — вздернутый нос… Гибкая, идеальная актриса-трансформер», — констатировал автор.


Из публикации в газете «Советский артист» за 25 июня 1938 года следует, что рабочие тормозного завода выдвинули артистку кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР. Но тяжелая болезнь поставила крест и на политической карьере Веры Дмитриевны: в мае 1939-го ее уже не стало. В год столетия звезды постреволюционного периода критик Екатерина Щемелева в «Киноведческих записках» написала: «Возможно, когда-нибудь лучше изучат и подробнее напишут об актрисе, которую любили выдающиеся художники, сильные личности, наверное, за то, что она была такой — красивой, волевой, смелой, талантливой, преданной своему делу. Девушкой из народа, осуществившей свою мечту». 

Не исключено, что ранее неизвестные публике штрихи к ее портрету добавит и Владимир Колязин в документальном фильме, который планирует снять. Этой задумкой историк поделился в своем письме к Елене Черепневой. Велика вероятность, что киновозвращение Веры Януковой не оставит равнодушным и современного зрителя, что он тоже захочет проникнуться магнетизмом этой актрисы, понять, в чем ее притягательность, а также сила любви к людям, искусству. И конечно, к жизни, которая не раз испытывала актрису на прочность, но она все равно смогла взять свою вершину.

markova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...