Путь звания к признанию

В 1978 году генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев закрепил на знамени Минска Золотую Звезду города–героя

В 1978 году генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев закрепил на знамени Минска Золотую Звезду города–героя...

В 1978 году генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев закрепил на знамени Минска Золотую Звезду города–героя. На торжестве в Большом театре зал стоя аплодировал. Однако Иосифа Бельского, Василия Козлова, Ивана Паромчика уже не было среди живых. Оставался только Роман Мачульский. Эти четверо еще в 1945–м впервые ходатайствовали о присвоении столице БССР почетного звания. Но об их заслугах позже не вспоминали. Однако благодаря документам из фондов Национального архива Республики Беларусь сейчас мы можем реконструировать некоторые эпизоды забытой истории.

 


1 мая 1945 года Сталин приказал «провести салют в столицах союзных республик, а также в городах–героях: Ленинграде, Сталинграде, Севастополе и Одессе — двадцатью артиллерийскими залпами». Так впервые прозвучало словосочетание «город–герой».


13 июня 1945 года на имя председателя Совета Народных Комиссаров БССР, первого секретаря ЦК КП(б)Б Пантелеймона Пономаренко поступила записка с предложением «возбудить ходатайство перед союзным правительством о присвоении столице Белоруссии — городу Минску звания города–героя за выдающееся участие его в организации и развитии партизанского движения». Авторы инициативы — первый секретарь минских обкома и горкома партии Василий Козлов, председатель Миноблисполкома Роман Мачульский, секретарь Минского горкома партии Иосиф Бельский и председатель Минского горсовета Иван Паромчик. Авторы послания (кроме Паромчика) — Герои Советского Союза.


В Великую Отечественную войну Козлов — первый секретарь Минского подпольного обкома партии и командир Минского партизанского соединения. Мачульский — командир Минского областного партизанского соединения, партизанского соединения Борисовско–Бегомльской зоны, секретарь Минского подпольного обкома партии. Бельский — секретарь Минского подпольного обкома партии. Паромчик — секретарь Минского подпольного межрайкома и горкома партии.


Ответ герои получили, но не тот, на который рассчитывали. 19 июня на бюро ЦК КП(б)Б Пономаренко резко обрушился на авторов записки: «Вы меня простите, товарищи–герои, однако я должен в глаза сказать. Нескромность, самовосхваление — это не настоящая черта действительного героя. Как это некрасиво звучит и создает повод поставить нас в неприятное положение».


Вместо присвоения Минску звания «Город–герой» Пономаренко выступил со встречным предложением: «Необходимо увековечить все исторические места боев, пути Победы. И когда мы это сделаем, должным образом увековечим, то выразим огромную благодарность людям, которые погибли за Родину. Тогда возможно ставить вопрос, чтобы отметить и значение Минска, который показал примеры борьбы с немецкими захватчиками». Члены бюро ЦК бывшие партизаны Кирилл Мазуров, Николай Авхимович, Владимир Лобанок и другие поддержали Пономаренко и отвергли предложение четверки.


Почему Пономаренко выступил против присвоения Минску звания «Город–герой»? Возможно, он чувствовал, что сейчас не время спешить. Сталин мог хорошо помнить катастрофу лета 1941–го, когда Минск — и об этом упоминалось в записке четверки — быстро сдали немцам. В минском «котле» тогда оказались 11 советских дивизий 3–й, 4–й, 10–й и 13–й армий, которые с огромными трудностями выходили из окружения. Немногие вышли. За катастрофу в Белоруссии расстреляли командующего Западным фронтом генерала Павлова, начальника штаба генерала Климовских, начальника артиллерии Клича, командующего ВВС Таюрского и многих других. Пономаренко также нес личную ответственность за сдачу Минска и только чудом избежал кары. Пантелеймон Кондратьевич, видимо, не был уверен, как Сталин отреагирует на просьбу белорусов.


В записке героев лишь одним абзацем, мимоходом подчеркивалось, что «народные мстители, славные белорусские партизаны и партизанки под руководством ЦК КП(б)Б и лично товарища Пономаренко нанесли тяжелые удары немецким захватчикам и оказали неоценимую помощь доблестным частям героической Красной Армии в разгроме немецко–фашистских орд и завоевании Победы над гитлеровской Германией». Далее говорилось о том, что «действия партизанских отрядов и героические подвиги лучших сынов белорусского народа — Мачульского, Бельского, Варвашени, Бондаря, Покровского, Филипских, Мармулева, Паромчика, Мазаник, Осиповой и других поднимали белорусский народ на борьбу против немецких захватчиков и вселяли веру советских людей в скорую победу над коварным и сильным врагом». Авторы инициативы не на последнее место ставили свои личные заслуги. О Пономаренко говорили как бы между прочим. А ведь он был не только лидером Белоруссии и ее компартии, но и начальником Центрального штаба партизанского движения!

 


Документы сохранили некоторые особенности стиля общения между Мачульским и Пономаренко. Весной 1944–го Мачульский после награждения его званием Героя Советского Союза упрекал руководителя Белоруссии: «Газет с указом Правительства не посылаете. Обо всем этом мы Вам писали — ответа нет. В чем дело? Почему такая безответственность?»


В июне 1945 года вопрос о присвоении столице БССР звания «Город–герой» как открыли, так и закрыли. Следующие руководители республики — Гусаров, Патоличев и Мазуров — этой темы не касались. Только в 1965–м, к 20–летию Победы, Петр Машеров вернулся к старому вопросу.


Машеров в 1944 году стал Героем Советского Союза. С марта 1965–го занимал должность первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии. Хорошо знал закулисье московской Старой площади, где находился ЦК КПСС. В октябре 1964–го Коммунистическую партию Советского Союза возглавил фронтовик Леонид Брежнев.


За подписью Машерова 22 апреля 1965–го в Москву ушло ходатайство о присвоении Минску звания «Город–герой», а цитадели в Бресте — «Крепость–герой», награждении 25 тысяч партизан и подпольщиков, Гомеля, Могилева, Витебска, газеты «Звязда» орденом Отечественной войны I степени, а Борисова, Орши и Полоцка — орденом Отечественной войны II степени.


8 мая 1965 года лишь Брестская крепость получила почетное звание. Запрошенной награды удостоилась и газета «Звязда». Из 17 человек, представленных к званию Героя Советского Союза, только 12 его дали, да и то посмертно — Ивану Кабушкину, Марату Казею, Исаю Казинцу, Николаю Кедышко, Евгению Клумову, Владимиру Омельянюку, Викентию Дроздовичу, Тимофею Бородину, Осману Касаеву, Леониду Лорченко, Татьяне Мариненко и Владимиру Хомченовскому. Не все партизаны и подпольщики получили ожидаемые ордена и медали. Не дали в Москве наград Борисову, Орше и Полоцку. Могилев получил орден Отечественной войны I степени только в 1980–м вместе с Белгородом, Курском и Орлом.


Записка Машерова, направленная в Москву весной 1965 года, кардинально отличалась от прошения двадцатилетней давности. Если в 1945–м речь шла главным образом о всебелорусском партизанском движении, а минскому городскому подполью отводилась второстепенная роль, то в 1965–м все было наоборот. Основной смысл новой записки — это подпольная борьба в Минске, а партизанская как бы оставалась в тени, на втором плане.


К середине 1960–х за Белоруссией прочно закрепился образ республики–партизанки. В Москве понимали, что признание героизма минского подполья — это еще один штрих к образу Белоруссии как земли, внесшей особый, один из наибольших вкладов в Победу. Но не торопились наносить этот штрих. Однако полное признание белорусского вклада в общее дело разгрома фашизма все–таки пришло. Правда, Брежнев привез Золотую Звезду городу–герою только через четыре года после подписания в 1974–м указа о награждении. Но все–таки справедливость восторжествовала. Минск с гордостью носит почетное звание по сей день.


Александр САМОВИЧ, директор НАРБ, Анатолий ВЕЛИКИЙ, ведущий научный сотрудник НАРБ, Виктор КОРБУТ.


vk@sb.by

 

Советская Белоруссия №104 (24487). Четверг, 5 июня 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости