Птица с волчьим аппетитом

Расплодившиеся бакланы грозят уничтожить рыбные запасы Браславских озер

«Их прилетает тысяча, не меньше. Во–о–от такие крылья! Шум, будто сверхзвуковой самолет взлетает...» Может показаться, что житель агрогородка Дрисвяты Браславского района Геннадий Дудевич описывает будни военного аэродрома. На самом деле это эмоциональный рассказ 65–летнего профессионального рыбака об охоте бакланов на озере Неспишь: «Стая садится на глубину. Затем клин расплывается и — поперли рыбу на мелководье! И давай пороть ее длинными острыми клювами! Раньше 2 кило плотвы я мог за 15 минут наловить на удочку. Сейчас же день отсидишь и ни с чем уйдешь. Если баклан так плодиться будет, лет через 10 на Браславских озерах никакой рыбы не останется!»


Что ж это за крылатый хищник такой? Чтобы ближе познакомиться с бакланами, вместе с работниками Национального парка «Браславские озера» корреспондент «СБ» отправился к местам его гнездования.

На быстроходном катере несемся по озеру Снуды. Пока летим на скорости 50 километров в час, Сергей Танана, ведущий инженер по охотничьему хозяйству Национального парка «Браславские озера», объясняет масштаб проблемы:

— Баклан — птица морская. Чуть больше чайки. В наших краях первые особи появились примерно в 80–х годах. Сегодня же на островах озер Снуды, Струсто, Дривяты, Бужа, Богинское живет не менее 1,5 тысячи птиц. В день одна особь съедает килограмм рыбы. Значит, за полгода, прежде чем улететь в теплые края, колония съест 270 тонн! Для сравнения, улов рыбаков Нацпарка в 2017–м ограничился 40 тоннами.

Артур Капуста и Сергей Танана.

  Когда мы подошли к небольшому островку, Артур Капуста, старший инспектор по охране природы Национального парка «Браславские озера», разогнал катер до 80 километров в час, иначе, говорит, бакланы, завидев нас, испугаются и улетят. И действительно, с верхушек берез начинается натуральное бегство. Птицы бросаются вниз из массивных гнезд, путаются в листве и темной стаей несутся прочь. В сотне метров от нас они садятся на воду и ждут. Над островом с криками ай–ай остаются кружить лишь чайки. Рядом с берегом в нос бьет едкий запах тухлой рыбы. Это, так сказать, отходы жизнедеятельности бакланов. На земле все в белых мерзких пятнах — листва кустарников, трава... Прибрежный тростник пожелтел и высох. Артур Капуста показывает на дохлую рыбешку в загаженной испражнениями крапиве:

— Наверное, неаккуратно отрыгнули добычу, когда птенцов кормили. Кстати, желудочный сок бакланов — сильнейшая кислота. Если они рыбу заглотнули, через 5 минут она уже частично переварилась. Также едкие птичьи фекалии убивают все вокруг. В том числе краснокнижные растения, встречающиеся только на островах.


Красота на Браславах.
ФОТО СЕРГЕЯ ПЛЫТКЕВИЧА.

В подтверждение этих слов меня отвезли на соседний остров. Он встретил нас мертвыми стволами деревьев. На ветвях — ни листочка. Только гнезда бакланов. Причем нежилые. Превратив один остров в груду безжизненного сухостоя, говорит Сергей Танана, прожорливые птицы перебираются в новый дом:

— До 2014 года баклан относился к нежелательным видам. Их можно было отстреливать. Затем правила охоты изменились. Сейчас беспрепятственно стрелять по птицам можно только на прудах, где разводят рыбу. У нас есть два рыбопитомника, «Мекяны» и «Черницы», но там нет концентрации баклана. А чтобы охотиться на озерах, которые переданы нам в аренду, необходимо получить разрешение Минприроды. В прошлом году мы просили изъять 400 особей, но нам позволили 200. В нынешнем опять просили 400. Цифру в Минприроды одобрили, однако Академия наук отодвинула сроки отстрела на месяц — разрешила с 1 июля. За это время бакланы птенцов выведут и летать обучат. Охотиться, естественно, станет сложнее.

А на озере Дрисвяты, от которого рыбак Геннадий Дудевич живет в 90 метрах, отстреливать бакланов не позволяют вовсе. Эмоции у моего собеседника бьют через край:

— Часть озера — наша, часть — литовская. В пограничной полосе охотиться нельзя. Но у нас в агрогородке эта пакость, которая в Литве гнездится, все огороды уже своими испражнениями изгадила! Неужели из–за нее мои внуки рыбу только на картинках разглядывать будут?! Убежден, что птица эта нашей природе не нужна. Если бы стрелять разрешили, я бы купил 100 патронов за свои деньги и из своего зарегистрированного ружья положил бы 100 бакланов...

фото сергея голесника.
Говорят, раньше за клюв убитого баклана в Литве давали 5 евро. Сейчас от такой практики в Евросоюзе отказались. В нашей стране многим памятен суд над жителем Чашникского района, который 6 лет назад отрезал клювы живым птенцам баклана. Калечить живых птиц, конечно, живодерство, соглашается коллега Дудевича Григорий Шершнев, но если не уничтожать бакланов, они уничтожат рыбоводство:

— Мы бригадой за прошедшие сутки всего 20 килограммов угря поймали. А бакланы в день малька выбивают в 75 раз больше...

Когда мы отъехали от острова, бакланы вернулись к своим гнездам. Расправив крылья, птицы садились на верхушки деревьев, чтобы обсохнуть и снова броситься на охоту.

Да, если этот дикий пир не остановить, уже совсем скоро в Браславских озерах может не остаться даже рыбьей чешуи...

Григорий Шершнев с угрем, популяция которого тоже под угрозой...

Компетентно

Геннадий Горланов, главный специалист отдела Витебского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды:

— Несколько лет назад бакланов на территории Беларуси с учетом выводка насчитывалось 10 — 12 тысяч. Ущерб рыбоводческим организациям их колонии наносят колоссальный. Отпугивающие шумовые эффекты, развешивание чучел, как правило, приносит лишь временный результат. Единственным средством регулирования численности остается отстрел. С сентября начнут действовать новые правила охоты. По ним разрешение Минприроды не понадобится. Арендаторы охотничьих угодий сами будут определять, сколько птиц изъять на своей территории.

golesnik@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...