Сельская газета

Против времени мы не дуэлянты

Заметки провинциала
Горпоселок — не Рио-де-Жанейро, и даже не Бобруйск. Достопримечательностей острый дефицит. Поэтому если время от времени приезжают друзья с разными географическими координатами, то в «прейскурант» их гостевого пребывания включаю и посещение местного краеведческого музея.

Кстати, в разное время у меня к ним было неодинаковое отношение. Наиболее несправедливое — в молодости. По собственной инициативе сюда редко заглядывал. А если и случалось, то с каким-то самонадеянным сарказмом мысленно вопрошал у экспонатов:

— Ну что, голубчики, угомонились?

То есть воспринимал их как скучный архив, своего рода кладбище вещей. Дескать, безвременно только время. У всего же остального есть срок, и нечего особо кичиться попаданием сюда.

Понадобились годы, опыт, определенный эстетический, нравственный багаж, чтобы поменялись полюса восприятия. Вот и пристраиваюсь всякий раз к «импровизированным» экскурсантам, заглянувшим в провинцию. Как и в эпизоде, о котором речь.

Именно тут услышали от экскурсовода то, что простимулировало «нырнуть» в даже не очень популярную тему. Как бы на полях обязательного исторического комментария оказалось и такое несколько грустное отступление:

— Не так давно пришла к нам женщина средних лет. Вынула из большой сумки всевозможные рукоделия, оставшиеся в семье от прабабушки. Они не были такими уж уникальными по художественным достоинствам, но определенный этнографический интерес представляли. Визитерша сказала, что дома нет места для хранения, и предложила музею. Но не бесплатно… Сославшись на некоторые материальные затруднения, выразили осторожную надежду получить их в качестве дара. На что услышали циничный, даже несколько грубоватый ответ: «Я лучше все это сожгу, чем отдам вам без денег».

Самый момент поразмышлять в контексте темы. Да, конечно, иногда нет-нет да и позавидуешь какому-то избыточному долголетию вещей. О том, что на их фоне наша жизнь порой — снежинка, тающая на языке. Как тут не подумаешь о бренности существования…

Но музей-то, видимо, тем и хорош, что в чем-то помогает отрешиться от личного, больше задуматься об общем. И вдруг заметишь, что здесь даже пространство организовано по-другому. Тихо, несуетно. В чем-то даже трепетно. Как в храме… А вместо икон лица, очень много лиц. Большинство из них знакомы. Одни в общем сюжете исторической летописи. С другими связано немало личного. Попробуй тут остаться равнодушным!

С некой щемящей грустью понимаешь: прошлое так просто не сдается. У него свои специфические средства для участия в настоящем. Перед тобой не просто память, а «второе дыхание» времени, дающее радость обратного отсчета. Того, где уместнее благодарность, чем сожаление. Речь ведь о том, что прожито, было, состоялось. Для нас же, созерцающих, главное — не опаздывать на уроки истории. Поступь ее хоть и неспешная, но творится она каждый день, каждый час, каждую минуту.

Где, как не здесь, иной раз подумаешь: не слишком ли мы самонадеянны? Особенно в те моменты, когда озабоченно задаемся вопросом, как бы это получше, поразнообразнее убить время. И тут же понимаем тщетность подобной попытки. Сколько персональных дуэлей с ним, а у него ни одной царапины.

Опять и опять вглядываюсь в глаза тех, кто на фотографиях. Эти люди тоже, наверное, в некие моменты жизни пытались вступить в легкомысленные отношения с календарем. Где они? Как многих уже нет, а командорская поступь времени все так же неотвратима. К счастью, до того как стали «экспонатами», утвердились личностно. Потому и вписаны в эпос глубины!

Музей — храм не старости, а ПАМЯТИ. Не раз и не два доводилось наблюдать, как интересно, познавательно здесь школьникам. При этом трудновато согласиться с тем, что материалы экспозиции учат. С такой задачей гораздо успешнее справляются учебники. Экспонаты же волнуют, тревожат, приглашают задуматься, затронув в душе какие-то неведомые до сих пор струны. Как-никак контакт с творческим протоколом времени. Любой хаос воспоминаний тщетен, своего рода попытка использовать пепел в качестве табака. Организованный же материал все выстраивает в логичную цепочку. Одновременно и «воспитание глаза», и стимулирование работы мозга.

Коль так, у любого музея значимое место в воспитательно-познавательной нише. Даже у скромного сельского, школьного, каковых в районе тоже немало. Масштабы разные — ментальность одна. Все идет в коллективную копилку.

Сюда может прийти каждый. Еще важнее — с чем уйдет отсюда. Равнодушным, с непотревоженным сознанием, или все-таки с благодарностью, с по-доброму взволнованной душой. Приблизительно так, как это чаще всего случается с моими гостями.

Что же касается несостоявшейся сделки, она как бы стушевалась на фоне другого факта. Дело в том, что незадолго до того визита был другой. Пожилой мужчина подарил родному музею несколько оригинальнейших утюгов и набор уникальной домашней утвари. Понимаете, подарил…

Наум САНДОМИРСКИЙ

г. Глуск

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости