Просить прощения легко, а вот прощать…

Я заподозрила что-то странное лишь после того, как...

Обидеть человека легко. Легко обидеться и самому. Простить труднее. Но прощать все-таки надо…

Не знаю, как бы повела я себя с Олегом после очередной ссоры, если бы не детская мудрость дочери.

Спустя два дня после того, как муж впопыхах собрал вещи и переехал к своим родителям, Оленька спросила: «А можно, я буду недельку жить с тобой, мама, а недельку — с папой, дедушкой и бабушкой?»

Первый мой порыв был сказать твердое «нет». Но, увидев грустные глаза девочки, кивнула головой: «Можно…»

Мне и в голову не приходило, что подвигла дочку на такое решение не только грусть от неожиданного расставания с папой. Она искренне стремилась вернуть его.

На это ушло почти пять месяцев.

Теперь я с восхищением смотрю на Оленьку. А тогда много раз отмахивалась от ее наивных предложений типа: «Мама, хочешь, я передам от тебя отцу привет? Возьми трубку — поговорите хоть о погоде… В воскресенье мы решили покататься на карусели, присоединишься?»

Какая там карусель, когда прошлое не только затрещало по швам, но и начало расползаться. Мы с Олегом настолько отдалились друг от друга, что у него появилась другая симпатия. Догадывалась ли об этом наша одиннадцатилетняя дочка?

Уже потом я узнала, что самые лучшие фотографии из семейного альбома, где мы втроем такие счастливые и улыбающиеся, Оля перенесла в квартиру дедушки и бабушки и расставила на самых видных местах. Что почти каждый вечер она просила отца приготовить ей молоко с медом «так, как это делает мама».

Я заподозрила что-то странное лишь после того, как накануне своего дня рождения увидела на столе письмо с набранным на компьютере поздравлением якобы от Олега, и в нем использовались известные цитаты классиков о любви и дружбе. Как выяснилось позже, подобные послания дочка не раз направляла от моего имени и отцу…

— Она фантазерка, вся в тебя, — добродушно заметил при случайной встрече Олег и улыбнулся так тепло и загадочно, как когда-то, давным-давно, в пору нашей счастливой молодости…

А дочка тем временем тащила меня в парикмахерскую, приносила от подружек модные каталоги. Мы подолгу разговаривали с ней перед сном на житейские темы. А потом я еще дольше не могла уснуть, размышляя и мысленно повторяя: «Только бы тебя, моя дорогая девочка, обошли стороной все невзгоды…»

Как вы уже поняли, история наших с Олегом взаимоотношений вошла в нормальное русло. Мы оба многое поняли и научились ценить простые человеческие радости, здоровье, семью, дом.

Признав свою неправоту и излишнюю горячность, мы не только помирились, но и попросили друг у друга прощения.

Это очень серьезный шаг — попросить прощения. А еще более важный — простить. Договорившись не отдавать свою судьбу и возможное счастье на откуп обидам, мы с мужем вспомнили, как лет двенадцать назад вот так же, прижавшись к плечу друг друга, принимали решение: будем рожать или повременим?

Мысль о том, что рядом с нами могло бы не быть нашей Оленьки, повергает в шок. Сама жизнь показала, что без нее-то мы и себя могли легко потерять в этом мире. Вот и выходит, что мы из числа тех родителей, которые обязательно должны сказать своему ребенку: «Прости нас». Пусть подробности не сейчас, а когда он станет взрослым. Потому что просить прощения легко, а вот прощать...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...