Проще быть стильным, чем модным

Интервью с "модным судьей" Александром Васильевым

Ну какая женщина не хочет быть красивой, обязательно обаятельной, привлекательной — в общем, самой-самой? Не кривите душой, признайтесь: и вы тоже. Неудивительно, что тысячи наших соотечественниц чуть ли не ежедневно с жадностью припадают к телеэкрану: может быть, именно на этот раз известный историк моды, импозантный ведущий популярного ток-шоу вынесет универсальный модный приговор? Как раз для вас, любимой? Бессменный вот уже на протяжении нескольких лет председатель самого увлекательного и самого желанного для женщин суда Александр ВАСИЛЬЕВ согласился дать эксклюзивное интервью журналисту «Р».

— Историк мировой моды, известный искусствовед, театральный художник, коллекционер, автор популярных книг, почетный член Академии художеств России, педагог... Все это — вы, Александр Васильев. Не тяжел груз многочисленных регалий?


— Тяжелы не они, а сам образ столь активной жизни. Поверите, я не могу себе позволить даже встретиться с друзьями во внеурочное время — расписана каждая минута. Привык спать по пять-шесть часов в сутки, не пью, не курю, не употребляю наркотики (сейчас это очень распространенное явление в шоу-бизнесе) и в обязательном порядке соблюдаю режим дня. Никаких гулянок и тусовок, никаких случайных срывов, незапланированных встреч. По-другому нельзя, иначе я ничего не успею.

— Александр, вы ежедневно встречаетесь с множеством людей. А может ли для вас быть интересен немодный человек? Получается ли в магазине, на улице, на работе уйти от профессионального взгляда и мысленной оценки внешнего вида? 

— В такие моменты я вообще не обращаю внимания на одежду. А зачем? Эти люди ни на что не претендуют, не просят совета. Возможно, у них совершенно другие интересы, задачи. К чему оценивать? Да, конечно же, как и любой человек, при первой встрече я обращаю внимание на образ в целом и лишь потом на детали, одежду, аксессуары. Еще обращаю внимание на голос и улыбку. А что касается профессионального взгляда, он нужен там, где его ждут. Например, в студии «Модного приговора».

— Эту передачу смотрят миллионы зрителей, но многое, наверное, остается за кадром…

— Да, съемки идут два часа, а время в эфире всего час. Половина уходит в корзину.

— А у вас есть симпатии, антипатии к кому-то из героинь, которые вы не имеете права показать телезрителю? И как часто, по вашему мнению, удается конкретно помочь человеку?

— Меня выводят из равновесия женщины самоуверенные и настырные. Те, которые твердо убеждены, что они знают абсолютно все: что им идет, почему. Тогда возникает вопрос: а что вы делаете здесь, зачем пришли за помощью, если прекрасны, удивительны и неповторимы? Зачем вы отнимаете время, отвлекаете специалистов, дурите голову телезрителям (нас смотрят порядка 30 миллионов и это только в России!)? Кстати, две участницы как-то вообще отказались, мол, то, в чем я пришла, мне намного больше идет…

А что касается помощи, мы помогаем всем, в том числе не только героиням, но и зрителям, которые делают свои выводы из увиденного. Хотя бы временно помогаем. Человек получает возможность посмотреть на себя совершенно другими глазами, убедиться в своих силах, своей привлекательности, повысить самооценку. Это — как пластическая хирургия. На всю жизнь подтянутых век и убранных морщинок все равно не хватит, время берет свое. Так и здесь — человек временно преображается, а дальше уже все зависит от него самого…

— Александр, а вы в каждой женщине можете найти «изюминку»?

— Абсолютно! Это элементарное дело. Любую женщину можно переодеть в герцогиню. Правда, до того момента, как она откроет рот. Тогда уже все ясно… Но накрасить, причесать, затянуть в корсет (кстати, корректирующее белье делает героиню на два размера меньше), поставить на каблуки — пожалуйста. Невозможного нет. Это не банальное превращение Золушки, а толчок в будущее. Хочешь — иди…

— Я знаю, что вы противник ботоксов, проколов, татуировок. В каком случае, на ваш взгляд, это можно оправдать?

— Моя точка зрения на такие вещи совершенно бесполезна. Сейчас татуировки среди молодежи — самое модное веяние. Причем разрисовывают абсолютно всё: руки, ноги, спины, животы. Считается, что чем больше, тем круче. Да, мне это не нравится, я назвал бы такие эксперименты над телом человека дикарством. 

Но молодежи нравится, она хочет походить на дикарей, ей кажется, что это очень хорошо. Она стремится быть гиперзагорелой, с гиперкрупными африканскими губами, с вьющимися африканскими волосами или косами-дредами. Парадокс: европейцы хотят походить на африканцев, а те в свою очередь обесцвечиваются, чтобы быть похожими на белокожих...

Что касается оправдать или не оправдать пластическую хирургию, я сторонник права выбора. Кто-то хочет уйти таким образом от правосудия, кто-то — порадовать мужа и помолодеть лет на двадцать, кто-то решается на этот шаг из-за профессиональной необходимости. Но пластическая хирургия на сегодняшний момент имеет очень важное отрицательное свойство — стереотипность. К сожалению, мы еще не достигли того уровня, чтобы хирург мог вылепить индивидуальное лицо. Оно становится конвейерным. Губы, как у карпа (в Москве их называют «свистком»), раскосые глаза (потому что их затягивают наверх), высоко посаженные брови и скулы. Вот почему получаются клоны. Но в будущем я надеюсь, что пластическая хирургия будет более художественной, войдет в моду природная красота. А пока в желаниях быть красивым стираются границы между сексуальностью и вульгарностью. Татуированные губы, брови, накладные ресницы, ногти — это не красиво, это вульгарно.

— Во время одного из своих выступлений вы сказали, что лучше быть прекрасной старухой, чем старой девочкой…

— Не совсем так. Лучше быть гламурной старухой, чем старой девушкой. Да, я считаю, что и морщины, и седые волосы — украшение женщины. Если она, конечно, умеет это преподнести соответствующим образом. А вот желание поспорить с природой и быть вечно молодым поистине делает вас комичным. Пожилая женщина тоже может и должна быть красива.

— Можно ли быть бедным, но модным?

— Нет, конечно! На моду всегда уходит очень много денег. Можно быть стильным и бедным, а вот бедным и модным — никогда. Все новинки стоят денег, брендовая одежда тоже недешевая. А вот на стиле можно сэкономить…

— Смоделируем такую ситуацию для обычной рядовой женщины, которая стоит перед выбором: купить на все имеющиеся деньги вещь по последнему писку моды или взять то, что просто идет…

— Так вообще ставить вопрос нельзя! Это нереально. Во-первых, сегодня отдавать последние деньги на тряпку — верх безрассудства, а во-вторых, одна, даже самая «крутая», обновка никогда не сделает ее обладательницу модной! В подобной ситуации она, наоборот, будет выглядеть провинциально и глупо. Представляете: брэндовое платье и при этом немодные сапоги, немодная сумка, немодные прическа и макияж…

— Как-то вы сказали, что Россия далека от современных тенденций моды. Беларусь тоже?

— Беларусь еще более консервативна, чем Россия. Потому что здесь моральные устои такой, я бы сказал, социалистической закваски. Россия живет скандалами. Я приезжаю в Москву и спрашиваю: какие скандалы? Их предостаточно, чтобы привлечь внимание к образу жизни, семейным неурядицам отдельных политических личностей, представителей шоу-бизнеса. Публичные истории перемалываются в интернете, в глянцевых журналах. Кто с кем, когда и во что был одет... А какие скандалы в Минске? Их нет.

— Как вы оцениваете сегодня работу легкой промышленности? Может ли она сыграть какую-то значимую роль в преодолении консервативного мышления потребителей ее продукции — одежды, обуви, аксессуаров?

— Массовое производство одежды преследует совершенно другие цели и задачи. Мода капризна, она очень быстро меняется, требует постоянных корректировок, перестроек в сторону экстравагантности, просто белорусским трикотажем и конвейером здесь не отделаешься — нужна «ручная» работа, авторский подход.

a_veresk@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости