Прокофий Ятель «открыл двери сталинских тюрем»

ВЫШЛА книга «Жизнь, отданная науке», посвященая ученому-микологу Прокофию Ятелю. Сегодня фамилию этого человека знают немногие, в основном специалисты, занимающиеся коневодством. Между тем в середине тридцатых годов прошлого века Прокофий ЯТЕЛЬ был широко известен в научных кругах, его даже называли «человеком, открывшим двери сталинских тюрем». Ведь именно ему, уроженцу села Листопадово Златопольского района Кировоградской области, удалось сделать очень важное открытие в области микотоксикологии, совершить настоящий гражданский подвиг, положивший конец репрессиям среди сельчан, которых необоснованно обвиняли во «вредительстве» и массовой гибели лошадей. Но обо всем по порядку.

Как проницательный ученый развалил дело «о вредительстве в советском сельском хозяйстве» и спас незаконно репрессированных председателей, ветврачей, коневодов...

ВЫШЛА книга «Жизнь, отданная науке», посвященая ученому-микологу Прокофию Ятелю. Сегодня фамилию этого человека знают немногие, в основном специалисты, занимающиеся коневодством. Между тем в середине тридцатых годов прошлого века Прокофий ЯТЕЛЬ был широко известен в научных кругах, его даже называли «человеком, открывшим двери сталинских тюрем». Ведь именно ему, уроженцу села Листопадово Златопольского района Кировоградской области, удалось сделать очень важное открытие в области микотоксикологии, совершить настоящий гражданский подвиг, положивший конец репрессиям среди сельчан, которых необоснованно обвиняли во «вредительстве» и массовой гибели лошадей. Но обо всем по порядку.

В САМОМ начале тридцатых годов на большой территории западных областей Украины и в южной части Беларуси начался падеж лошадей — главной тягловой силы в сельском хозяйстве Советского Союза и в Красной Армии. Неизвестная болезнь все распространялась и вызывала массовую гибель животных. В некоторых колхозах падеж превышал девяносто процентов. Более того, отмечались случаи заражения этой болезнью людей.

Для выяснения причин заболевания правительством были созданы две научные бригады, но их опыты не дали никакого результата. Никита Хрущев, занимавший в довоенное время должность первого секретаря ЦК КП(б) Украины, позже в своих воспоминаниях писал: «Было уже несколько таких комиссий, и когда лошади продолжали гибнуть, комиссии расследовали, а их членов арестовывали и ликвидировали».

В отличие от ученых, которые никак не могли разгадать тайну заболевания, Иосиф Сталин быстро нашел причины «лошадиной чумы», заявив с высокой партийной трибуны о «вредительстве» в советском сельском хозяйстве и обвинил в этом ветврачей, которые якобы специально заражали животных менингитом.

Верили или не верили этому заявлению вождя всех времен и народов на местах, но каждый факт гибели лошади оканчивался прокурорской проверкой, после которой следовали новые аресты. Были репрессированы сотни, тысячи председателей колхозов, ветврачей, зоотехников, агрономов, коневодов.

В 1937 году в Академии наук Украинской ССР создали очередную бригаду, перед которой была поставлена все та же задача: выяснить причины, вызывающие «НЗ» — неизвестное заболевание. Многие из ученых под всякими предлогами отказывались от включения в состав этой группы. Большинство, и не без основания, были уверены, что с назначением в одну из таких комиссий судьба человека оказывалась бесповоротно решена.

Всего в бригаду, которую возглавил профессор Виктор Дроботько, вошли семь ученых. Прокофий Ятель к тому времени закончил агробиологический факультет Херсонского пединститута, а потом аспирантуру Института микробиологии и эпидемиологии АН УССР и работал научным сотрудником в одном из его отделов, поэтому был  включен в эту группу в качестве специалиста-миколога.

С первых же дней он начал проводить активные исследования. И уже через несколько месяцев появились первые обнадеживающие результаты.

В октябре 1937 г. в Институт микробиологии и эпидемиологии обратился Киевский областной отдел здравоохранения в связи с неизвестными заболеваниями людей, работающих с заплесневелой соломой. По поручению директора Института Прокофий Ятель провел микологические исследования кожных смывов больных, поскольку их основной жалобой был сильно выраженный мокнущий дерматит. Все выделенные штаммы грибов им проверялись на токсичность путем аппликации на оголенную кожу брюшка кролика. При этом из 16 выделенных культур гриба только одна — гриб Stachybotrys alternans — вызвала поражения на коже кролика в месте ее нанесения, сходные с теми, которые возникали у людей при их природном заболевании. Ятель заподозрил причину заболеваний у людей именно в этом грибе. Чтобы убедиться в точности результата, он провел эксперимент, заразив себя культурой гриба, и снова получил аналогичные с больными людьми поражения кожи предплечья, куда им была апплицирована культура гриба.

В то же самое время, в декабре 1937 г., в селе Вязивка Киевской области возникли массовые заболевания как людей, так и лошадей. Материалы из этого села через Киевский институт научной судебной экспертизы (КИНСЭ) были направлены в Институт на микологическую экспертизу, так как по ним уже велось дознание прокуратуры. При их исследовании Ятель выделил пять штаммов грибов Stachybotrys alternans, которые при проверке на кроликах оказались токсичными. В архивных записках ученого отмечено, что солома, которая скармливалась в этом селе лошадям, была поражена грибом Stachybotrys alternans.

На совещании в КИНСЭ, которое состоялось 18 декабря 1937 года, Прокофий Ятель доложил о полученных результатах и сделал заявку о необходимости исследований выделенных им грибов Stachybotrys alternans на лошадях.

Основная работа бригады была проведена в Любарском районе Житомирской области и в Гребенковском районе Киевской области, где, как и в других местах, в это время начались массовые заболевания лошадей. Так, в селе Тростинская Новоселица Гребенковского района Киевской области в середине мая 1938 г. стразу заболели 32 лошади-двухлетки, которые до этого были в хорошем состоянии, и 11 человек, которые работали на соломорезке. Соломой, находящейся в поле,  кормили заболевших лошадей. Миколог выделил чистую культуру гриба — это снова был Stachybotrys alternans, который обладал токсическими свойствами.

Проведенные опыты полностью раскрыли этиологию «НЗ». Прежде всего ученый скормил здоровой лошади из благополучного хозяйства интенсивно проросшую солому из пораженной грибом скирды. Лошадь погибла в классический срок с типичными признаками заболевания «НЗ». То есть впервые Прокофием Ятелем было экспериментально вызвано заболевание «НЗ» у лошади. А для основного доказательства этиологической роли гриба Stachybotrys alternans в возникновении болезни миколог Ятель кормил лошадей доброкачественной соломой, искусственно зараженной чистой культурой выделенного и выращенного им гриба Stachybotrys alternans, или втирал эту чистую культуру в выбритую кожу шеи лошадей. Зараженные животные погибали в классические сроки от «НЗ»; в коже, куда втиралась культура гриба, возникали некротические поражения.

РЕЗУЛЬТАТЫ этих исследований были приняты членами специальной государственной комиссии, которую возглавлял начальник ветеринарной военной службы генерал В. М. Лекарев и военный врач 2-го ранга С. Т. Сулима.

Это произошло в конце июня 1938 г., когда и была поставлена точка в вопросе о возбудителе «НЗ».

За успешное выполнение правительственного задания Прокофия Ятеля и других членов бригады Института микробиологии и эпидемиологии им. Д. К. Заболотного АН УССР в феврале 1939 года наградили орденами Трудового Красного Знамени.

Но во много раз важнее было то, что из мест заключения стали освобождать незаконно репрессированных за якобы «вредительство» людей.

В начале 1940-го Прокофий Данилович был на самом пике своего жизненного и творческого пути. Будущее обещало ему несомненную научную перспективу. Главной преградой стала Великая Отечественная война. Он не успел защитить диссертацию, издать свои статьи и монографии, вырастить детей и порадоваться их успехам. Участник Первой мировой войны Прокофий Данилович Ятель снова взял в руки оружие и встал на защиту Родины. Погиб он в самом начале жестокой схватки с гитлеровским фашизмом — 14 августа 1941 года. Похоронен в братской могиле возле станции Ромодан, в 207 километрах от Киева (там установлен мемориал).

С БЕЛАРУСЬЮ Прокофия Ятеля связывали не только научные, но и родственные связи. Из нашей страны, точнее, из местечка Тимковичи Слуцкого уезда (ныне Копыльский район) родом была жена ученого Евгения Бельская. Оставшись одна, она не только вырастила детей, но и сохранила творческое наследие мужа, рукопись его диссертации.

Сын Георгий — доктор филологии, академик, известный ученый-полиглот и педагог. Дочь Тамара пошла по стопам отца, стала микробиологом, кандидатом медицинских наук, проживает в Минске. Тамара Прокофьевна окончила аспирантуру Института микробиологии и вирусологии имени Д. К. Заболотного, где работал ее отец, долгие годы трудилась в Институте инфекционных заболеваний Минздрава Украины, является автором около 15 работ, опубликованных в Украине, России, Беларуси, США, Болгарии. Дедушка и бабушка Георгия и Тамары — Антон и Варвара Бельские — похоронены на Тимковичском кладбище.

И, наверное, есть великая закономерность и справедливость в том, что книга о Прокофии Ятеле вышла именно в Беларуси.

Евгений НИКОЛАЕНКО

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости