Признаки настоящего кино

Кинокритик Антон Сидоренко: «В кино не кризис идей, а стагнация»

Неотвратимо приближается важнейший из всех фестивалей, синефильский и образный — кинофорум «Лiстапад». Организаторы на этой неделе уже провели первую пресс–конференцию, сообщив нам, что в программе международного смотра — 167 фильмов. Очевидно, набивая себе цену, фест пока держит в секрете имена членов жюри, обещая раскрыть карты спустя пару дней. Но, к счастью, мы узнали, кто займет кресло в судейской коллегии основного конкурса игрового кино — собственной персоной Антон Сидоренко, наш известный кинокритик.

Вот уже без малого год он возглавляет сценарно–редакционный отдел киностудии «Беларусьфильм», и все эти месяцы хранил гордое молчание: как ему работается на новом месте, с чем приходят сценаристы к молодому руководителю и какое белорусское кино он сам мечтал бы увидеть на экране, в том числе в программе грядущего «Лiстапада»? В интервью «СБ» Антон Сидоренко, наконец, прерывает безмолвие и выкладывает все как на духу.


— Вопрос в стиле Познера: Антон, когда вас только назначили в декабре прошлого года, в одном интервью вы поспешили сообщить, что теперь оказались «внутри сюжета» и «сможете влиять на сам процесс». Позвольте усомниться в вашей всесильности, вряд ли за год вам удалось так уж сильно перевернуть представления о том, какие картины должны сниматься на нашей студии.

— Может быть, я лично и не могу влиять на процесс, но, по крайней мере, здесь мне удается общаться с людьми, которые на этот процесс влияют. Очень рад, что те фильмы, которые сейчас в запуске — «Купала» и «Авантюры Прантиша Вырвича», полностью отвечают моим устремлениям. Когда шел на эту должность, намеревался предложить к экранизации романы Людмилы Рублевской — легкие, приключенческие, не перегруженные лишним пафосом, что–то вроде «Трех мушкетеров» Дюма. Вошел в кабинет к тогдашнему директор, Игорю Поршневу, а у него на столе уже лежит стопка книг Рублевской. Конечно, пока рано говорить о самом фильме, сейчас только пробы идут, но я был бы очень доволен, если бы этот проект сложился. В отличие от текста фильм рождается три раза: у сценариста в голове, у режиссера на площадке и у монтажера на монтажном столе. Каждая из этих частей может быть более или менее удачной. Я влияю только на первую часть.

— Действительно влияете?

— У наших режиссеров очень сильное авторское начало. Они считают, если кто–то принес им сюжет, они могут его полностью менять и переделывать.
Наверное, это не есть хорошо. Кино — процесс не только коллективный, всегда кто–то должен отвечать за конечный результат. А у нас на студии, к сожалению, долгое время существовала такая ситуация, когда никто ни за что не отвечал. К счастью, с приходом нового руководства ситуация начинает меняться к лучшему. 

— Знаю, что в ежедневном режиме вы общаетесь с потенциальными сценаристами, вот эти переговоры и встречи, они какое впечатление на вас производят?

— Должен сразу сказать, что в белорусское кино я пришел не вчера. Порог «Беларусьфильма» переступил ровно 20 лет назад тогда еще волонтером фестиваля «Лiстапад», штаб–квартира которого находилась в старой, неотремонтированной студии. Так что многие проблемы нашего кинематографа знаю очень хорошо. Но сейчас некоторые нюансы мне действительно открылись с другой стороны. Самое большое разочарование — это то количество второстепенных сценариев, которые приносят именно молодые люди. Мы привыкли говорить о том, что надо давать дорогу молодым, открывать им все пути, потому что «старики» мыслят штампами. Но — нет! Я с удивлением понял, что некоторые опытные кинематографисты и мыслят, и работают более профессионально, и у них энергии гораздо больше! А молодые работают часто спустя рукава, и это неприятно поражает.

— Кого конкретно подразумеваете?

— Примеры не буду приводить, они обидные. Скажу так: люди не хотят переделывать свои сценарии, улучшать их, дорабатывать. Среди дебютантов много тех, кто останавливается на первом варианте, считая, что и так сойдет, грубо говоря, «проканает». Понятно, что улучшать можно до бесконечности любой текст, но я не вижу в глазах некоторых молодых даже желания что–то делать. То, что поразило приятно — талантливых сценаристов в Беларуси хоть немного, но они есть. С ними сейчас и работаем.

— Моя к ним главная претензия, что идей своих нет. Обратила внимание: и в театре, и в кино драматурги спешат переработать литературную первооснову — появился, к примеру, Горват с «Прудком», тут же торопятся из книги и спектакль сделать, и сценарий сериала состряпать. А свои мысли где?

— Самое сложное — найти сюжет, историю. Почти каждый день мне звонят люди и предлагают идею. Но идея — это только страничка заявки. Уж не говорю
о том, что сценарий должен существовать на трех уровнях: идея плюс сама история, драматургически выстроенная, и третье — диалоги. Так вот в Беларуси почти нет сценаристов, которые могут все эти три нюанса проработать на одинаковом уровне. И я назвал бы нынешнюю ситуацию даже не кризисом, поскольку кризис — это все–таки какое–то качественное изменение состояния, а стагнацией и зашоренностью. Условно говоря, все сюжеты, которые мне сейчас приносят, можно разделить на две части: партизаны идут в тумане по лесу и второе — жители веселой деревеньки переживают интересное приключение.

— Надо же, я думала, такие сюжеты давно в прошлом. На фестивале «Лiстапад», к счастью, показывают другое белорусское кино.

— Да, третий пласт — фестивальные фильмы. Истории о потерянном молодом поколении, как у режиссера Никиты Лаврецкого, например, и это хорошо, все–таки какое–то движение к новому. Насколько мне известно, прошлогоднее открытие «Лiстапада» — режиссер Юлия Шатун не остановилась на достигнутом. Недавно она сняла документальный фильм и сейчас уезжает учиться в Москву в Школу нового кино. Я рекомендую всем молодым белорусским авторам поехать куда–нибудь подучиться, поскольку в Минске очень легко достигаешь своего потолка и дальше идут самоповторы, наступает та самая стагнация. Новый взгляд может получиться, только если все время получаешь новые эмоции и впечатления.

— Подозреваю, что вы посмотрели многие фильмы из тех, что выпускали в этом году наши кинематографисты. Каких открытий стоит ждать на «Лiстападзе»?

— На белорусский конкурс подано 87 заявок — это все вместе игровые, документальные и анимационные фильмы. Не знаю, какие из них придутся по вкусу отборщикам. Мне показались любопытными некоторые из них, например, «Кукла» Андрея Кудиненко, снятая в привычной для режиссера провокационной манере. Еще есть такой интересный парень Павел Недведзь, он вышел из проекта «ХронотопЬ» и в этом году снял фантасмагорию «А хто там iдзе?» — рефлексия на «верш» Янки Купалы. Из тех лент, что студия сделала, всем советую посмотреть документальный фильм Галины Адамович, у которого, скорее всего, будет название «Лебеди», довольно такой правдивый срез жизни провинции, в частности, службы скорой помощи из Светлогорска. Рекомендую также посмотреть альманах молодых режиссеров «Война. Остаться человеком», который снят как раз на «Беларусьфильме». Там, я надеюсь, можно открыть для себя пару новых режиссерских имен.

— За 20 лет в профессии у вас сохранились иллюзии, что такие фильмы вот–вот появятся?

— Да. Мне хочется верить, что хоть кто–то из кинематографистов работает из интереса к искусству, а не просто ради денег или перспективы по красной дорожке пройтись. Думаю, в скором времени у нас появится 2 — 3 режиссерских имени, благодаря которым киноманы во всем мире будут знать белорусское кино. И я уверен, работать они будут именно на нашей обновленной Национальной киностудии.

viki@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Алексей СТОЛЯРОВ
1
Загрузка...
Новости