Минск
+5 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Приют для одиноких сердец

Дети бывают разные.
Дети бывают разные. Бедные и богатые, развитые и не очень, накормленные и голодные. И эту свою разность они понимают ничуть не хуже, чем взрослые. А переживают, пожалуй, даже больше. Но стоит собраться им, пережившим одинаковые жизненные коллизии, вместе, как мальчишки и девчонки вдруг преображаются. Становятся разговорчивыми и веселыми, из двоечников превращаются едва ли не в отличников. Именно такие метаморфозы случаются, когда дети попадают, к примеру, в Столбцовский детский социальный приют.

Находится он в деревне Кнотовщина. Когда-то в этом здании была обычная базовая школа. Но учеников в окрестных деревнях почти не осталось, и Василию Антоновичу Кураку, школьному директору с почти 20-летним стажем, поручили новое, даже для него необычное дело. Так в феврале нынешнего года открылся в Кнотовщине приют, обитателями которого стали 19 детей самого разного возраста. Кто попадает в приют? Ребята, попавшие в сложную жизненную ситуацию. Отец одного из них убил мать. Сам, разумеется, сразу же угодил за решетку, а мальчик попал в приют. Находиться здесь можно до 6 месяцев. За это время комиссии по опеке районного отдела образования предстоит решить дальнейшую судьбу ребенка: возможно, найдется опекун или же усыновители. Некоторые приходят в приют по собственному желанию - бегут от беспробудного пьянства родителей, от бесконечных побоев и унижений в семье.

Здесь созданы социально-педагогическая и психологическая службы. Надо сказать, работы у психолога Юлии Сей хватает: от нее не должен ускользнуть ни один нюанс в поведении детей. Ведь никто - ни директор, ни учителя (в Кнотовщине работает начальная школа, а с 4-го класса учеников на приютском автобусе возят на занятия в Николаевщину), ни психолог не знают, как повернется жизнь для их воспитанников.

В прошлом году несколько детей вернулись в свою родную семью. Ведь как бы то ни было, а родственные связи самые прочные. Про многие прежние беды и обиды ребенок может забыть, лишь бы быть рядом с самыми дорогими людьми. Возвращаются тогда, когда папы, мамы перестают пить и тоже по-своему возвращаются (иначе не скажешь) в семью. К своим родительским обязанностям.

Иду по уютному, чистенькому двухэтажному зданию приюта. Комнаты на трех человек, вот столовая, спортзал, игровая, классный кабинет... У окна - мама с дочкой лет десяти. На лице родительницы - печать известного пристрастия. Ей разрешили встретиться с девочкой, только убедившись, что больше не пьет... Разговор, судя по всему, вышел непростым. Хорошо, если дочь вернется домой. Грустно, если через какое-то время снова окажется в Кнотовщине. Увы, бывает и такое. Из четырех "возвращенцев" в родную семью один опять пришел в приют. Значит, здесь ему лучше...

В Столбцовском приюте - тишина. Мальчишки ходили на работу в колхоз, теперь отдыхают. Девочки собрались в комнате, где проводятся кружковые занятия: учатся корзины плести, вышивать, другим рукоделием занимаются. Казалось бы, все у детей есть: и одеты нормально, и питаются 5 раз в день. Деньги поступают из госбюджета регулярно, без каких-либо проволочек. А Василий Антонович рассказывает о планах обустройства приюта. Установил связи с общественными организациями, которые занимаются гуманитарной помощью, перезнакомился с немцами, норвежцами, ирландцами. Одни обещают передать в приют 20 детских курток и столько же зимних шапок, другие - помочь канцелярскими принадлежностями. А в скором времени, говорит директор, у приюта в Кнотовщине появится подсобное хозяйство.

- Дети-то у нас в основном деревенские, - замечает он. - Пусть и не отвыкают от сельской жизни. Кто знает, что человеку в жизни пригодится. Да и сегодня им занятие будет, а в столовой - свои, собственными руками выращенные продукты...

Взрослые стараются, чтобы ребятам было здесь хорошо. И... мечтают о том, чтобы как можно меньше мальчишек и девчонок оказалось в приюте.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...