Пришлось по сердцу

Наши ученые разработали новый эндопротез для лечения аневризмы аорты

Для непосвященного понять, зачем и кому может понадобиться этот комплект, в котором что-то отдаленно напоминающее эластичную стрелу лука и обрезок мягкой полой трубки, будет очень сложно. Только ученые, медики и, конечно же, те, кто живет с этой трубкой внутри, знают, как она важна. Потому, что речь идет об эндопротезе самого большого сосуда в организме человека — аорты, которая связывает сердце и самые важные органы, следуя через весь организм. Аневризма грудной аорты — «поломка», несовместимая с жизнью. Понимая это, около десятка лет назад над производством собственного эндопротеза задумались в нашей стране. К чему привело сотрудничество медиков и новаторов, узнавала журналист «Р».

Здесь, на ленточно-ткацком жаккардовом станке опытного завода «Политехник», под надзором  инженера-технолога Елены Пронько ткутся эндопротезы аорты.

Общее  дело

— Именно мы, медики, — вспоминает заведующий отделением кардиохирургии Республиканского клинического медицинского центра Александр Шкет, — когда-то пришли в Технопарк БНТУ с просьбой помочь нам разработать собственный стентграфт — эндопротез аорты и устройство, доставляющее его в необходимую точку. И получили самый живой отклик. В числе инициаторов были Владимир Минченя, Юрий Островский и многие другие.

Все понимали: задача ответственная, ведь ничего подобного в стране еще не производилось. Да, закупались импортные аналоги. Но они имели ряд недостатков. Как технических, так и ценовых, уточняет Александр Шкет:

— Было время, когда пациенты ждали стентграфт месяцами. При этом аналоги были крайне дорогими, а кроме того, несовершенными. В силу своей конструкции импортные стентграфты зачастую вызывали серьезные осложнения у пациента. И по нашей просьбе ученые при разработке отечественного продукта этот технический аспект учли.

Все подготовительные работы, начиная от разработки идеи до получения регистрационного удостоверения, заняли около нескольких лет. Уже в 2013-м новинка стала доступна пациентам, страдающим аневризмой грудной аорты. Проблема, которая встречается не слишком часто, но имеет серьезные последствия. По словам Александра Шкета, за эти годы отечественные эндопротезы установили семи пациентам. И в большинстве своем вполне удачно:

— Из прооперированных семи пациентов живы и здравствуют шестеро. Седьмой умер, но по другой причине, никак не связанной с операцией, — из-за развившейся у него тяжелой пневмонии. Такой результат даже по мировым меркам является очень успешным.

От  сердца  к  сердцу

Инженер 2-й категории Технопарка БНТУ Инна Ольгомец протягивает мягкую упаковку, в которой та самая пластиковая «стрела», а если следовать научной терминологии — система, которая доставляет эндопротез в аорту. Там он, сжатый во много раз, расправляется и закрывает места «прорывов».

На словах — просто, на деле, без сомнения, сложно. Не говоря уже о том, что речь идет об операции на открытом сердце, то есть с разрезом грудной клетки. Ответственно? Еще как. А потому и сам протез должен быть сделан с ювелирной точностью, и мастерство хирурга должно быть на высоте.

В чем преимущества нашего продукта? По словам Инны Ольгомец, он сильно отличается от зарубежных аналогов. И дело не только в цене, которая на порядок ниже импортных, а в первую очередь в качестве, которое постоянно совершенствуется:

— Эндопротез ткется по особой технологии, как слуцкие пояса, и не содержит швов. Это важно, поскольку из-за них велика вероятность подтекания крови. Наш продукт это исключает. Совершенствуются все его составляющие. Если прежде на пружинке, которой прошит протез, виднелось место спайки, сегодня этого нет — мы используем метод микросварки. Улучшен даже шовный материал.

Стентграфт  надежды

Впрочем, и это не все. Лично мне уже довелось подержать в руках стентграфт нового поколения, который врачи и пациенты получат в течение года. С его помощью, говорит Инна Ольгомец, можно будет проводить нехирургические операции на аорте. Система доставки сможет вводить стентграфт методом лапароскопии, через прокол бедренной артерии. Ценный груз доставит к месту проблемы очень тонкий проводник. И все это под наблюдением врача через рентген-оборудование. В чем разница? Медики говорят, что срок реабилитации человека после такой операции сократится до минимума. С другой стороны, это потребует высочайшей квалификации от самого врача, ведь если что-то пойдет не так, пинцетом ничего не подправишь.

Однако беды с аортой возникают не только в грудном отделе. Аневризма брюшной аорты — проблема, может, и не катастрофического масштаба, но встречается намного чаще. А значит, ученым еще есть где приложить свои знания и умения. И эта работа в Технопарке БНТУ уже начата. А точнее, здесь научились ткать аорты с разветвлениями. В целом направление будет развиваться согласно новой госпрограмме, которая сейчас находится на стадии разработки.

Есть у ученых еще одна задумка на будущее — это изделия по индивидуальному заказу, ведь организм каждого человека — особенный. Инна Ольгомец уверена:

— При таком подходе качество лечения будет еще выше.

arteaga@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...
Новости