К 100-летию органов ЗАГС провели уникальную свадебную выставку

Приглашение на свадьбу

В этом году органы ЗАГС отмечают свое столетие. В Минске в честь этого прошла свадебная выставка, экспонаты которой собирали по крупицам всем главным управлением юстиции Миноблисполкома. Старинные свадебные платья начала прошлого века, пожелтевшие семейные фотографии, первые образцы свидетельств о рождении и советские талоны на покупку гардероба для невесты — за каждой такой вещью стоит история целой семьи.


Cамому старому свадебному платью на выставке долго искали подходящий манекен — уж очень миниатюрной была невеста, которая шла в нем под венец в 1936 году. И вот через 80 лет наряд снова увидел свет. В семье Смолянко и не подозревали, что все эти годы в родительском доме на дне старого сундука в узелке бережно хранятся подвенечный наряд и снимок, где молодая красивая невеста в день свадьбы стоит рядом с серьезным женихом в польской военной форме.

Сельская свадьба в Гродненской губернии.

— Когда родители поженились, маме было всего 17, а папе — 23, — вспоминает Мария Бахрова, дочка Веры Андреевны и Сергея Максимовича. — Всю жизнь они прожили душа в душу, никогда не ссорились и вырастили нас, троих детей.

То самое платье.

Вера Андреевна родилась в большой семье. Пятеро детей очень рано остались без отца, и растила их одна мама, а потом еще помогал и старший брат. Когда он узнал, что сестра выходит замуж, привез ей свадебное платье из Кракова: с нежно–персиковым отливом, из плотного натурального шелка, с модным тогда жабо и вставками «гофре», а украшала его роза из ткани. Поженились молодые в поселке (теперь агрогородок) Турец Кореличского района. Правда, родители ничего не рассказывали ни о своем знакомстве, ни о самом свадебном дне, даже фотографии нашлись спустя годы. Платье тоже обнаружилось случайно, когда после смерти мамы Мария Сергеевна разбирала сундуки в родительском доме. Вещей скопилось много: Вера Андреевна была мастерицей на все руки, сама ткала, вышивала и шила. Среди прочих изделий завалялся и неприметный ситцевый узелок с бесценной семейной реликвией. Теперь это платье Мария Сергеевна собирается передать своей внучке...

Еще один экспонат приехал из Стародорожского района. У этого платья тоже интересная история: в нем выходили замуж три невесты! Сохранился и свадебный венок, сделанный вручную из воска в 1959 году, который новобрачной подарила свекровь. Почти 60 лет он хранился в доме Ивана Ивановича и Марии Андреевны Маркиянчик и стал истинной семейной драгоценностью.

Кстати


Настоящей сокровищницей ЗАГСов можно считать их архив, где за каждой, казалось бы безликой, записью акта гражданского состояния стоят личные истории с их радостями и горестями. До сих пор в ЗАГСе Столбцовского района хранятся метрические книги рождений местного костела, а самая старая из них начинается с записи 1882 года и сейчас находится в Национальном архиве. В 1925 году запись в таких книгах велась на двух языках: польском и русском. Поженились в том году 67 пар: женихам было в среднем 27 — 30 лет, а невестам — 20 — 22 года. Интересно, что на бракосочетании, судя по записям, присутствовали еще и по два поручителя с обеих сторон, причем обязательно мужчины.

Свидетельство о рождении 1934 года.

Самая старая метрическая книга сохранилась в Смолевичах — 1861 года. В местном ЗАГСе и сейчас имеются книги начиная с 1921 года. А в ЗАГСе Столбцовского района сегодня хранится 414 книг, ведущих свои записи с 1944 года.

Первая запись о рождении в Вилейском ЗАГСе датируется 10 января 1940 года: на свет появился Корсак Владимир. А первый брак в этом же месяце зарегистрировали Овчинник Алексей Лукьянович и Погудо Анна Лукьяновна. Судя по записям, госпошлина в то время составляла 3 рубля.

От язычества к ЗАГСу


Платье невесты 1976 года.

Узнать о зарождении и истории свадеб с давних времен и по наши дни можно на экскурсии «Свадебный Минск», которую проводит Людмила Скрадаль. Оказывается, возникновение свадебных традиций у предков нераздельно было связано с языческими обрядами и верованиями, еще задолго до появления христианства. Нравы и отношение к браку у каждого племени были разные. Скажем, поляне придавали большое значение созданию новой семьи, считая это священной обязанностью. А вот кривичи, дреговичи и радимичи, напротив, были достаточно агрессивны и долгое время не знали браков: зачастую просто похищали понравившихся девушек и без всяких обрядов начинали с ними жить. Будущую жену могли выбрать себе на игрищах, для этого и существовали «игры межи селы», которые устраивались в честь двух богинь: покровительницы семейного очага и любви Лады и богини весны, девичьей красоты и искренности Лели. Кстати, именно так у славян и зародился праздник «Лельник», когда самую красивую девушку наряжали в белое платье, украшали цветами и водили вокруг нее хороводы (отсюда же берет корни и традиция дарить красоткам цветы). Во время игрищ у молодых существовал обряд «умыкания»: когда юноши часто по предварительному сговору воровали невесту и приводили ее к себе в дом. Позже появились первые свадебные обряды: плескание водой, хороводы и даже покупка жен. А потом традиция «умыкать» невесту именно у воды трансформировалась в своеобразный символ: достаточно было трижды объехать озеро вокруг — и молодые считались связанными узами брака. Интересно, что такой обычай встречался даже в XIX веке среди раскольников в Витебской губернии.

С приходом христианства долгое время новые обычаи продолжали сосуществовать с языческими. Брак, освященный в церкви, вскоре становится обязательным. С принятием первого Статута Великого Княжества Литовского семейные отношения начинают регулироваться еще и светским правом. Уже в 1529 году было закреплено, что женщина может выходить замуж только по доброй воле, а за «гвалтовное взятие в жены» грозила даже смертная казнь. Но при этом во всех трех статутах положение невесты сильно ограничивалось волей ее родителей. И хотя брак вопреки их решению позже все же стал считаться законным, отсутствие родительского благословения лишало приданого. Третий Статут жестко наказывал за вступление в повторный брак: если о существовании первого брака знали оба супруга, то их ждала смертная казнь. Родственные связи тоже становились препятствием для свадьбы: не должно было быть кровного родства до четвертого колена и любого другого до третьего. Вступать в брак по Статуту 1588 года мужчине разрешалось после 18 лет, а женщине — после 13. Если церковный суд в крайне редких случаях допускал развод, то светское право не только допускало, но и четко прописывало его основания. Интересно, что «недолюб» — супружеская измена — мог не стать причиной развода, если неверный супруг попросил прощения за свой грешок на стороне или если после содеянного прошло более полугода. А вот если муж или жена пропадали без вести, совершали тяжкое преступление, обвинялись в государственной измене, отказывались от христианства или оба решили пойти в монахи, то брак аннулировали. Судебный процесс был очень длительным и дорогостоящим — далеко не каждому по карману.

Письменно регистрировать брак начали только с 1722 года, когда приходских священнослужителей обязали записи о рождении, браке и смерти фиксировать в метрических книгах. Скажем, запись о рождении состояла из имени и даты рождения ребенка, фамилии, имени и отчества его родителей, их сословия, вероисповедания и местожительства. И только сто лет назад на смену церковным книгам пришли записи актов гражданского состояния в ЗАГСах.

Молодожены Брест-Литовска.

— История органов ЗАГС начинается с принятия советской властью декрета о браке и семье, — проводит экскурсию по свадебной выставке первый заместитель начальника главного управления юстиции Миноблисполкома Ирина Целиковец. — С этого момента только гражданский брак имел правовую силу.

Но ЗАГС — это не только свадьбы. Здесь ежедневно регистрируют рождения и смерти, отцовство и усыновление, смену имен и фамилий, восстанавливают утраченные документы — всего проводят 15 административных процедур!

savitskaya@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter