Минск
+4 oC
USD: 2.1
EUR: 2.35

Препарация одной диссертации о репрессиях

В детстве я любил обмотать спичку фольгой, воткнуть ее в землю и поджечь. Получалась небольшая ракета. Можно ли теперь говорить, что я немного разбираюсь в ракетостроении? Впрочем, речь сегодня пойдет не о ракетчиках, а об историках. Точнее, всего об одном историке, правда, совершенно уникальном.

Знакомьтесь – Кузнецов Игорь Николаевич. 

Кандидат исторических наук, доцент кафедры БГУ. Основные направления его научных исследований согласно информации, размещенной на сайте БГУ, – «история политических репрессий 1920 -1990 гг. в СССР и Беларуси, история начального периода Великой Отечественной войны». Да и диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук, как написано на том же сайте, он защитил по теме «Массовые репрессии в 1930-е годы и реабилитация жертв террора».

Название диссертации на сайте БГУ.

Потрясая научным трудом

Диссертацией этой Игорь Николаевич гордится просто безмерно, величает себя единственным дипломированным специалистом по истории репрессий в Беларуси. С его слов, за последние 24 года в Беларуси никто так и не защитил ни одной такой же диссертации. 

Вот что сам Игорь Николаевич о себе говорит в материале на «Радыё Свабода» (я взял на себя смелость перевести цитаты на русский язык): «Простите, но Кузнецов на сегодня - единственный дипломированный специалист по истории репрессий».

Так наш герой заявляет о себе на сайте «Радыё Свабода»

И действительно, историей репрессий он занимается, находит новые захоронения и вычисляет количество там погребенных, уточняет число жертв в уже известных мемориальных местах. При этом для расчетов он пользуется собственными уникальными методиками, выдавая общественности уже готовые результаты. 

К примеру, не так давно в передаче телеканала «Белсат» «Пять сотен могильных ям и пропавшие останки. Кто и зачем раскопал куропатские могилы?» ученый подсчитал количество жертв, захороненных в Куропатах, цитирую: «Средняя цифра согласно моим подсчетам реальная абсолютно – не менее 95 - 100 тысяч». А когда кто-то пытается эти фантастические цифры оспорить или хотя бы уточнить методику подсчетов, Игорь Николаевич сообщает, что дискутировать готов только с равными, а равных ему попросту нет. Чтобы хотя бы приблизиться и быть удостоенным дискуссии, надо защитить диссертацию, как у него, а с «неспециалистами» дискутировать он не готов. Вот так наш ученый отвечает желающим с ним поспорить: «Дискуссию с неспециалистом завершаю. Напишете книгу или защитите диссертацию по теме спора — сообщите, тогда ее возобновим».

И при этом Игорь Николаевич не стесняется доктора наук члена-корреспондента Национальной академии наук Беларуси через «Радыё Свабода» упрекать в неверном выборе источников: «Марзалюк озвучивает информацию Адамушко. Он же доктор наук, член-корреспондент Академии наук. Как же можно озвучивать цифры 1994 года через 25 лет? Я говорю как человек, который 30 лет занимается этими проблемами. Это аморально».

А уж как он журналистов не любит… Не всех, конечно, а только тех, которые не совсем доверяют его выводам и цифрам. Стоит появиться публикации, где в истинности кузнецовских догматов сомневаются, как наш историк бросается в бой. Сомневающихся он громогласно предает анафеме, продолжая заявлять, что он «единственный дипломированный специалист по истории репрессий» и только он в этой теме действительно разбирается. А лучше или хотя бы так же разбираться никто не может, поскольку такую уникальную диссертацию, как у него, больше никто не защищал. И проецирует он свою остепененность именно на Беларусь!

И ладно бы он просто свою точку зрения отстаивал – все имеют на это право, и быть эксцентричным тоже никто не запрещает. Ну вот нравится историку постоянно всуе свою диссертацию поминать, защищенную в далеком городе Томске аж в 1992 году, так в общем-то и на здоровье. 

Но ведь грозными окриками в СМИ защиту своей позиции историк Кузнецов не ограничивает… Редакторам изданий, допустившим публикацию «неправильного» мнения, начинают поступать письма с требованием написанное опровергнуть, а перед историком извиниться. Поскольку сомнения в его правоте историка оскорбляют. И порочат его деловую репутацию. А сам Игорь Николаевич вместо отстаивания своей точки зрения начинает ябедничать на обидчиков в «независимые» СМИ. Причем выбирает он самые «независимые», иногда даже расположенные в другой стране. И те, конечно, за его честь и достоинство заступаются. Вот, к примеру, небезызвестная «Хартия-97» пишет:

«Игорю Кузнецову не раз приходилось сталкиваться с обвинениями в фальсификациях данных по репрессиям в Беларуси и даже отстаивать свои честь, достоинство и деловую репутацию в суде. Но дело в том, что все нападки на дипломированного специалиста исходили от людей, абсолютно несведущих не то что в теме репрессий, но и в истории вообще. Вот и 17 апреля на сайте «СБ» была опубликована статья Андрея Муковозчика «Лжеисторики». Автор поставил под сомнение профпригодность исследователей сталинских репрессий, которые озвучивают альтернативную государственной версию расстрелов в Куропатах». 

Выходит, что нельзя несведущим в истории гражданам сомневаться в истинности выводов дипломированного специалиста: диссертацией не вышли. 

И в суд подавать на высказавших свое мнение Игорь Николаевич не стесняется. 

Например, Кузнецов подавал иск к газете «Коммунист Беларуси» и автору Андрею Лазуткину за материал с сомнениями в выводах историка «Возвращаем память Игорю Кузнецову» и цитаты из другого текста, его огорчившие. Ну а в процессе и остальные свои обиды предъявил за прошлые статьи.

Правда, в суде его излюбленный довод не работает - там по закону судят, а не по диссертациям, так что выигранных судов в активе нашего героя пока нет. 

А как крайняя мера от историка - заявление о клевете в прокуратуру (об этом нам уже «Новы Час» поведал): «С просьбой о возбуждении производства в прокуратуру Советского района Минска обращался историк, исследователь советских репрессий Игорь Кузнецов. Он добивался привлечения к ответственности за клевету автора государственного издания «СБ. Беларусь Сегодня» Андрея Муковозчика, который в своей статье назвал Кузнецова «лжеисториком».

Позволю себе привести выдержку из того заявления: «В данной публикации А.Муковозчик, используя средство массовой информации, распространил обо мне заведомо ложные сведения о том, что кандидат наук Игорь Кузнецов является лжеисториком, «историком». Эти сведения не соответствуют действительности, порочат мою честь, достоинство и деловую репутацию как кандидата исторических наук, дипломированного специалиста по истории советских репрессий».

Что характерно, прокуратура, проведя проверку, нарушений законодательства не выявила.

Вот такой вот колосс-историк у нас образовался, взобрался на пик репрессий тридцатых годов и любого желающего к этой вершине приблизиться сразу бьет по голове кованым сапогом своей диссертации.

Неожиданный поворот

Уверен, я не первый, кому в современной Беларуси захотелось с содержимым этой славной диссертации ознакомиться. Но я, пожалуй, первый, кому удалось ознакомиться с текстом автореферата диссертации. 

Подлинное название научной работы (первая страница автореферата диссертации).

Когда прочитал титульный лист, ощущения были, как от удара по голове. Я сразу подумал, что мне показалось, и перечитал несколько раз. Дело в том, что на самом деле диссертация нашего уникального историка называется так: «Массовые репрессии на территории Западной Сибири в 1930-е годы и реабилитация жертв террора». 


Если взять глобус и разрезать его на четыре части, то на одном краю такой дольки будет Беларусь, а на другом - Западная Сибирь. С библиотекой, где хранится рукопись, общаться приходилось по ночам - вот сколько между нами часовых поясов. И дело не только в названии. В самой работе ее география определена совершенно четко – «Кемеровская, Новосибирская и Томская области». 

И мне совершенно непонятно, какое вообще отношение данная диссертация имеет к территории Республики Беларусь? На каком основании Кузнецов называет себя специалистом по репрессиям на нашей земле? Колосс оказался даже не на глиняных ногах, а вообще без ног - не на что ему опираться… Я не могу отрицать, что в истории репрессий на территории Западной Сибири этот историк, возможно, разбирается. Видимо, знает, как комиссары противостояли медведям, а кулаки по таежным лесам зерно от народа прятали. Но это все было там, в четверти глобуса от нас. А к репрессиям на территории всего СССР он имеет примерно такое же отношение, как я к ракетостроению. Нельзя, ознакомившись с процессом выдалбливания лодки из осины, называть себя крупным кораблестроителем. Равно как нельзя, изучив весьма узкую область, причислять себя к специалистам по всему предмету. 

Потом я перевернул страничку и прочел оборотную сторону обложки. Оказывается, у соискателя ученой степени Кузнецова научным руководителем был… профессор Кузнецов. Я очень надеюсь, что это просто однофамилец, иначе совсем некрасиво получится.

*** 

Итак, Игорь Николаевич оскорбляется, когда его называют «лжеисториком» и «фальсификатором». Но ведь он, получается, даже название собственной диссертации «обобщил»! Как же можно теперь доверять выводам подобного ученого? И чему такой преподаватель сможет научить студентов? Писать на оппонентов кляузы в прокуратуру и ябедничать в «независимые» СМИ, вместо отстаивания своей позиции в дискуссии?

Также мне очень интересно, почему на официальном сайте БГУ указано неверное название диссертации. А именно, "Массовые репрессии в 1930-е годы и реабилитация жертв террора". Это людей умышленно вводят в заблуждение, дабы доцент солиднее смотрелся? Или сам Игорь Николаевич руководство университета несколько дезинформировал при устройстве на работу? 

В одном Кузнецов оказался прав, его диссертация действительно уникальна: за последние 24 года в Беларуси никто так и не защитил ни одной научной работы по массовым репрессиям на территории Западной Сибири…

Юрий ТЕРЕХ.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.62
Загрузка...