Книжные иллюстрации – вымирающий жанр?

Прелестные картинки

На этой неделе ушел из жизни художник-иллюстратор Виктор Чижиков. Он был не только «папой» медвежонка Мишки — талисмана Олимпийских игр в Москве-1980, но и автором многочисленных иллюстраций в газетах и журналах, а также в культовых советских детских книгах — «В стране невыученных уроков», «Доктор Айболит», «Волшебник изумрудного города», «Приключения Карандаша и Самоделкина», «Дядя Федор, пес и кот», «Приключения Васи Куролесова»… Юные читатели тех лет видели, что это работа Чижикова, сразу, как только брали издание в руки, настолько его стиль узнаваем. А что сегодня? Кого из художников-иллюстраторов знают наши дети? Их образы так же западают в душу? Актуально ли это вообще? Сегодняшние спорщицы так и не поняли друг друга. Что же скажет рефери?


В каждом рисунке — солнце

Стоит у дочки на полке собрание сочинений Астрид Линдгрен. И сразу же понятно, что недавно изданное: в пяти томах ни одной (!) иллюстрации, хорошо хоть обложки разные. Видимо, негласно считается: школьнику картинки уже ни к чему. Весь свой пыл издатели расходуют на ясельные группы — яркие иллюстрации в книжках для них, казалось, затмевают само содержание. Вот так, коллега: или слишком много букафф, или слишком мало. Середины нет. А я думаю: должна быть. Как и авторский, оригинальный, трепетный подход к оформлению.

«Детская книга без художника — такой же абсурд, как костер без огня или лето без солнышка. В детской книге иллюстратор всегда соавтор» (Ирина Токмакова, детская писательница). 

Вы, Вика, когда последний раз, восхитившись, поинтересовались, кто ту или иную книгу проиллюстрировал? Я, наверное, еще во времена СССР. Тогда же издания были как целый мир. Иллюстрации Германа Огородникова, скажем, к «Празднику непослушания» можно было рассматривать до бесконечности, столько там было находок, юмора, прелестных деталей. Да, советское детство сделало нам царский подарок — в виде творчества Чижикова, Семенова, Диодорова, Мигунова, Чарушина, Скобелева, Гольц, всех и не перечесть. Потом, на сломе эпох, издательства ошалели, начав тоннами выпускать «Анжелик» да «Тарзанов». Картинки к ним делались чуть ли не на коленке. Рафинированные художники оказались никому особо не нужны, тем более с хорошим вкусом и фирменным почерком. 

Если я росла на образчиках жанра, то моим взрослеющим детям в 2000-х выпало читать книжки, иллюстрированные частенько ремесленниками. А то и совсем недоучками, которым мои учителя по рисованию из СШ N 26 (ныне это Минская государственная гимназия-колледж искусств) выше тройки бы ни в жизнь не поставили. Как вспомню двух уродцев Аленушку и Иванушку из «Русских сказок» издания 2004 года — так вздрогну. Представьте, профессионалы жалуются, что сейчас очень мало графиков, которые умеют правильно рисовать человека! Классик книжной иллюстрации (более 300 всевозможных изданий!) Борис Диодоров вообще считает, что идет вытравливание искусства. Компьютер убивает мастерство. Слово «традиция» стало ругательным. Борис Аркадьевич был свидетелем того, как Гран-при известнейшего биеннале получила японка за компьютерную графику. По статусу на будущий год она должна была привезти свою персональную выставку. Но не представила ни одного рисунка. Ей просто нечего было показать. Оказалось, она в принципе не рисует на бумаге и не имеет художественного образования…

Понимаю, во мне говорит ностальгия. Но ведь по хорошему! По красоте, душевности, особому жанру искусства, которое по определению на века. «Текст книжки дети должны запомнить, картинки вырезать, — вот почтенная и естественная смерть хорошей детской книжки», — как старомодно звучат сегодня, в век цифровой трансформации и «клипового мышления», слова выдающегося художника Владимира Лебедева! И все же правда в них есть. Может, наши дети, развращенные смартфонами, так плохо осваивают внеклассную литературу и запоминают прочитанное именно потому, что текст ничем не подкреплен, безлик, монотонен, к нему просто не хочется возвращаться? 

Если умрет искусство иллюстрации, то, боюсь, рано или поздно умрет и сама книга. Так всегда бывает с большим явлением. Сначала ветшают и вырождаются его важнейшие атрибуты, потом ржа перекидывается на то, что их всех объединяло. На суть. Мы ведь все больше и больше изменяем любимому занятию наших родителей — чтению. Как следствие — разучиваемся грамотно писать, теряем в лексиконе, критическом мышлении. Зачем нам книга? Хотим только видеть, желательно в очках дополненной реальности. К чему листать страницы? Легче водить пальчиком по экрану… Следом, видимо, должно умереть само классическое искусство как вещь, требующая усилий для понимания. И останемся мы с комиксами да муралами. Пока не придет поколение next, которое еще больше все упростит, до уровня каких-нибудь крестиков-ноликов. Нет, уж лучше я буду занудной ретроградкой.



Все не так страшно 

Проблемы современных художников-иллюстраторов — это неизбежно проблемы книг. Нашла цифру двухлетней давности от Института социологии НАН: почти половина белорусов не читает их вообще. Подозреваю, что процент тех, кто отказался от чтения бумажной литературы, будет стремительно расти и в конце концов приведет нас к ошеломляющим результатам. Нет, конечно, бумажная книга с лица Земли не исчезнет, но, скорее всего, превратится в царский подарок с антикварного рынка. Хорошие издания с иллюстрациями крупных художников будут стоить баснословных денег. В сущности, уже сейчас красивый книжный том — это недешевое удовольствие. 

«Виртуальный мир становится все более реальным. Но что с этим делать? Человеку там хорошо. Потому что там можно всех поубивать, потом выключить, включить, и они опять все живые там бродят — красота!» (Татьяна Черниговская, ученый).

Преподаватель Государственной академии искусств Павел Татарников — один из самых титулованных белорусских иллюстраторов. На престижных международных конкурсах он получает высокие награды, его ангажируют издатели из Европы и Азии. Рисует! Работы у него очень много. То есть спрос на профессию есть. И чем дальше книга будет уходить от стоковой компьютерной графики в авторские иллюстрации, тем выше станут ценить художников, которые действительно владеют ремеслом. Так что в будущее этой профессии я заглядываю, Людмила, с большим оптимизмом, за рабочим столом останутся действительно крупные мастера, такие как Валерий Славук, Владимир Савич, уже упомянутый Павел Татарников и многие другие — легкий серфинг в интернете показывает, что белорусская школа иллюстраторов по-прежнему на высоком счету в книгоиздательском сообществе.

И да, в отличие от Бориса Диодорова не вижу никакой трагедии в том, что художница из Японии, получившая приз за компьютерную графику, не владеет рисунком. Нам это сложно пока принять, но очевидно, что трансформируется не только книга, но и вся система художественного образования. Она становится не хуже и не лучше, просто другой, с широким спектром новых скоростей и возможностей. Если раньше необходимо было 5—7 лет рисовать в академиях с натуры, чтобы приблизиться к основам профессии, сейчас достаточно окончить специализированные онлайн-курсы — и ты готовый специалист. Во всяком случае, сертификата об окончании обучающего вебинара совершенно достаточно для того, чтобы вписаться в современную повестку дня: новые иллюстраторы шпарят принты на майки, кружки и открытки и вообще на всю ту востребованную в магазинах хенд мейд мелочь, от которой пищит современная молодежь. Не уверена, что художник уровня Германа Огородникова или наш штатный иллюстратор Олег Карпович могли бы отказаться от серьезной работы в пользу картинок для оформления пижам или кофейных чашек. Точно так же им не близка идея создавать аниме для электронных книг. 

А молодежь, как видим, на этом помешана, владеет компьютерной графикой виртуозно. Просто дух захватывает, какие перспективы открывает перед художниками и читателями анимированная литература в совокупности с новыми операционными системами. Помните, как в фильме «Она» возникает роман между писателем и его виртуальной героиней. Чем читатели хуже, ответьте? Я бы не отказалась полетать, спуститься с Алисой в Зазеркалье или увидеть страшилищ в доме шляхтича Завальни, если компьютерные умельцы и гениальные художники сумеют так искусно «подключить» нас к электронным книгам, что за уши не оттащишь. Нет, назвать эти процессы упрощением я никак не могу. По сути, наши с вами любимые художники-иллюстраторы всегда, собственно, тем и занимались, что дополняли реальность в книгах, и нам было интересно с ними перед сном погружаться в сказочные миры точно так же, как растворяться в рисунках на прикроватных коврах. Сегодня исчезают ковры со стен и книги с книжных полок, на смену им приходит его величество экран с неограниченными возможностями для идей и фантазий и полного погружения в иные миры. 



Брейк!

Всей душой сочувствуя Людмиле, я все-таки вынужден поддержать ее оппонентку. И отдать ей победу в споре. Аргументы Виктории не только убедительны: они еще и оптимистичны. Она справедливо указывает, что книжная иллюстрация (как и сама книга, кстати) никуда не исчезла, она просто приняла новые формы. Как по технике исполнения, так и по средствам доставки читателям. И эти новые способы мне нравятся куда больше, чем старинные офсет или растр. Кислота, травление, клише — это слова из прошлого века, как бы мы ни умилялись примитивным изображениям из детских книжек. На самом деле тоскуем по своему детству, а не по тогдашним рисункам.

Я тоже хоть и ностальгирую временами по шелесту страниц, но давно уже предпочитаю читать (и смотреть) со смартфона. Теперь это куда более познавательный процесс. Взялся вот недавно перечитывать своего любимого Даррелла. Помню, как в детстве, прочитав у него слова «мармозетка» и «панголин», дофантазировал до очень странных существ. Невразумительная размытая картинка не сильно помогла. Теперь же, не закрывая книгу, выделяю непонятное слово на странице — и вот уже смотрю видео, как эта мармозетка (маленькая обезьянка) скачет по джунглям. Или рассматриваю тысячу цветных картинок с гигантским ящером — панголином.

Подытожу: в прошлом мы просто вынуждены были довольствоваться книжными иллюстрациями ввиду отсутствия более наглядных средств визуализации. Тосковать сейчас по тому времени — это как скучать по бересте или папирусу после открытия книгопечатания.

rud@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Антон СТЕПАНИЩЕВ