Предприятия: обстановка рабочая. Реальный сектор живет в штатном режиме

Понедельник, судя по сообщениям и призывам иностранных телеграм‑каналов, должен был стать днем промышленного коллапса в Беларуси. Мол, именно в этот день все крупные предприятия и частный бизнес должны были массово остановить свою работу, парализовав таким образом экономику страны. В тех же медиа мелькала информация, что на ряде предприятий немногочисленные группы заводчан все‑таки поддались на провокации. При этом все преподносилось как массовые волнения трудящихся по всей стране. Мы побывали на некоторых предприятиях и узнали, что же на самом деле там происходило, а также как они работают.

МАЗ: смена за сменой

Обстановка на проходной МАЗа вчера днем, когда мы приехали на предприятие, ничем не отличалась от повседневной жизни автогиганта. Часть рабочих возвращалась после первой смены, а кто‑то, наоборот, только шел заступать. Каких‑то даже намеков на то, что тут была или планируется забастовка, мы не заметили. Единственное, в холле проходной находилась небольшая группа людей, которые внимательно изучали стенд с информацией. 

В цехе МАЗа.

На вопрос нашего корреспондента о том, где же забастовка, о которой так много пишут в соцсетях и различных телеграм‑каналах, заместитель директора по кадрам, социальным вопросам и идеологической работе Алексей Ламекин лишь усмехнулся: 

— Предприятие работает в штатном режиме, как головное, так и заводы холдинга. Что касается так называемой забастовки, то призывы к ней были в социальных сетях, и, на мой взгляд, это полнейшая глупость. Люди должны работать, а если нет, то о хорошей жизни говорить не придется. Никто нам просто так денег не даст. Их надо заработать. 

В сборочном цехе — сердце завода — трудятся в основном молодые люди — недавние выпускники автомеханического колледжа. Призыв, к которому действительно прислушались рабочие цеха, — выполнять доведенный план и соблюдать технику безопасности. Мастер участка Антон Довженко признается, что о призывах к различного рода забастовкам в интернете читал, но считает участие в таких мероприятиях безрассудством:

— На моем участке работает 29 человек. На конвейере собирается различная техника, которая направляется по всему миру. Ежесменный план полностью выполняется. В последнее время конвейер ни разу не останавливался. Мои сотрудники ни в каких забастовках не участвуют.
Идти куда‑то и оставлять конвейер без присмотра — это безрассудно. 

МТЗ и ММЗ: взгляд изнутри

Утро на Минском тракторном заводе проходило буднично. Вереница рабочих исчезла за проходной. На прилегающей территории остались только учащиеся колледжа, которые неспешно убирали листья. Разве что милицейский автобусик в гражданской раскраске оживлял осенний пейзаж. Впрочем, милиция не покидала транспортного средства. Стояла скорее для обозначения своего присутствия. По телеграм‑каналам и прошел слух: где‑то к полудню должна подтянуться группа «поддержки» к проходной. Несколько человек, примелькавшихся уже в пикетах у МТЗ, действительно были замечены. Прогулявшись по автостоянке у проходной, они в некотором недоумении перемещались к трамвайной остановке на Долгобродской. Туда же периодически подъезжал и милицейский автобус, делая своими маневрами вполне недвусмысленные намеки соблюдать приличия и не выходить за рамки закона. «Аккуратнее», — показывая на бусик и выразительно похлопав по плечам, изображая погоны, предупредил нас с фотокором мужчина в очках. «А вы из какой организации?» — решил вдруг уточнить он. «А вы?» — пришлось поддержать разговор по‑одесски. «Да какая разница», — отмахнулся собеседник и углубился в свой телефон с видом совершенно случайного прохожего. Мимо пробежал парень: спеша запрыгнуть в закрывающиеся двери трамвая, поправил в рюкзаке бело‑красно‑белый флаг. Здесь он явно не пригодился. Собственно говоря, на этом «забастовка» тракторостроителей и закончилась. Конечно, в цехах пообсуждали и новости. И информационные вбросы в социальных сетях. Но, как говорится, без отрыва от производства.

На соседнем Минском моторном заводе «бастовали» приблизительно в том же режиме. В обеденный перерыв перекурили, перекинулись соображениями и пошли в цеха. План‑то сам себя не выполнит, и зарплата с неба не свалится.

БЕЛАЗ: все спокойно

ОАО «БЕЛАЗ» — управляющая компания холдинга «БЕЛАЗ‑ХОЛДИНГ» — еще одно предприятие, которое довольно часто упоминается в различных соцсетях, когда речь идет о призывах к забастовкам. Генеральный директор Сергей Никифорович рассказал, как сейчас работает гигант автопрома: 

— Наше предприятие, как и в другие дни, работает в штатном режиме. Весь персонал на своих рабочих местах. Поставленные суточные задания выполняются в полном объеме. У нас есть полное понимание с нашим партнером. Мы как наниматель обеспечиваем все свои обязательства, которые прописаны в контрактах и в коллективном договоре.

sichevich@sb.by

volchkov@sb.by

ОФИЦИАЛЬНО

Петр Пархомчик, министр промышленности:

— Все предприятия Министерства промышленности работают в штатном режиме. Да, были определенные волнения. Все мы читаем, к чему призывают телеграм‑каналы. Поэтому в преддверии выходных была проведена большая работа: это и беседы в трудовых коллективах, усиление пропускного режима на предприятиях. Потому что отдельные чаты призывали к поломке оборудования, нарушить какие‑то технологические процессы для того, чтобы люди, которые придут в понедельник на работу, не смогли выполнять свои обязанности. Отмечу, что призывы решать именно таким способом имеющиеся вопросы никогда не приведут к успеху. Сегодня каждый дорожит своим рабочим местом. И ультимативные действия вредны. Понедельник прошел как обычно. Никакого ущерба экономике нанесено не было. Продукция производилась в штатном режиме и направлялась потребителю. 

«Гродно Азот»: на своих местах

Утро понедельника в Гродненской области не отличалось от других дней — предприятия трудятся в штатном режиме, рабочие и иной персонал на своих привычных местах. 

Фото  БЕЛТА

Попытка определенных сил дестабилизировать обстановку провалилась, говорит заместитель председателя Гродненского облисполкома, курирующий в регионе вопросы экономики и инвестиционной политики, Виталий Невера:

— Люди работают. Они прекрасно понимают, что забастовки — это путь в никуда. За рабочими стоят семьи. Последствия забастовок зачастую катастрофичны для них самих и несут непоправимый урон производству. Поэтому предприятия региона сегодня работают в обычном режиме.

По городу поползли слухи, что бастуют рабочие ОАО «Гродно Азот», одного из крупнейших промышленных предприятий в стране. Однако эта информация абсолютно не соответствует действительности. Ее официально опроверг пресс-секретарь концерна «Белнефтехим» Александр Тищенко:

— Завод работает, технологические процессы проходят в штатном режиме. Забастовки нет. Информация в телеграм-каналах не подтверждается. По нашим сведениям, сегодня с утра у проходной ОАО «Гродно Азота» собралось 80—90 человек. Причем это были не работники градообразующего предприятия... Хватало там и профессиональных провокаторов. Несколько из них задержано прибывшими по вызову сотрудниками милиции. В отношении задержанных в настоящее время ведется административный процесс.

Всего же в понедельник, 26 октября, к работе на многотысячном предприятии не приступило пять человек. Некоторые из них заболели, причину отсутствия других устанавливает администрация «Гродно Азота».

сozyrеv@sb.by

«Могилевхимволокно»: без остановок

То, что в открытом акционерном обществе «Могилевхимволокно» забастовку проигнорировали, понимаешь еще на подъезде к предприятию. Парковки забиты личным транспортом: люди приехали на работу. В цехах, как всегда, идет технологический процесс, выпускается и отгружается продукция. На территории предприятия грузились фуры в Украину и Францию. Да еще полиэтилентерефталатом загружали машину, которая уходила в Светлогорск. На тамошнем «Химволокне» из произведенного в Могилеве сырья будут сделаны нити, а из них — уже в могилевском ОАО «Моготекс» — соткут ткани.

«Могилевхимволокно» не просто работает, а динамично развивается, подчеркивает заместитель генерального директора предприятия Виталий Зеньков:

— После первого этапа модернизации мы освоили выпуск конжугейта — так называется волокно, которое никто, кроме нас, на постсоветском пространстве не производит. Начали поставлять его в Бразилию. Загружены мы полностью, поэтому о каких‑либо забастовках речи даже не идет — на эти глупости попросту нет времени.

Старший аппаратчик Роман Герасимов.

Прядильно‑отделочный цех № 3 — то самое недавно открытое производство. Рабочих здесь немного. В этом цехе новейшее оборудование, процесс автоматизирован, и участие человека сведено к минимуму. Старший аппаратчик Роман Герасимов, когда поинтересовался его отношением к «страйку», переспросил:

— Какая забастовка? Никогда даже не думал о ней. Работа для меня на первом плане. Иначе, если вдруг бросить все, не будет зарплаты, не за что станет содержать семью. Не хотелось бы по собственной глупости терять интересную и хорошо оплачиваемую работу.

Андрей Сергеюк, заместитель начальника прядильно‑отделочного цеха № 3, говорил еще об одном вреде, который может принести забастовка предприятию:

— Сейчас конец месяца, идут отгрузки по контрактам, которые в обязательном порядке надо выполнять. Не выполним обязательств — понесем и материальный урон, и репутационный. А потом и завоеванный рынок сбыта можем потерять. 

minchenko@sb.by

«Гомсельмаш»: под шум конвейера

В сборочно-сдаточном цехе ОАО «Гомсельмаш» не прекращается шум: на стапелях главного конвейера непрерывно идет сборка машин, после чего они готовы к отгрузке. Каждый занятый в процессе должен выполнить свою операцию за ограниченное время. Замешкаться — значит подвести остальных. Ходить на перекуры некогда. Митинговать и подавно. 

При работе без сбоев за смену собирается 10–12 машин. Большинство из них будет продано на экспорт. Загруженность главного конвейера — показатель работы всего предприятия, на котором сегодня нет простаивающих участков. Некоторые цехи работают в две смены. При том что традиционно осень для сельскохозяйственного машиностроения — не сезон. 

В сборочно-сдаточном цехе «Гомсельмаша».

— С начала года предприятие работает с высокими показателями и объема экспорта, и рентабельности, — отмечает заместитель генерального директора ОАО «Гомсельмаш» Александр Конопацкий. — Более того, сформирован большой портфель заказов на будущее. Только в ноябре — декабре необходимо произвести больше 220 машин. А к августу следующего года в десять раз больше. Это очень серьезные, напряженные планы. Придется постараться, чтобы успеть их реализовать и выполнить обязательства перед партнерами в срок. Уже сегодня очевидно, что летом будем работать шесть дней в неделю. 

Производственный ажиотаж объясняется появлением в линейке новых машин разных модификаций, которые пользуются спросом. На недавней выставке в России прямо с колес удалось продать три десятка машин. Двадцать продано в Зимбабве, и еще столько же отправится туда в начале следующего года. Оживился спрос и на внутреннем рынке. 

Маляр ССЦ Ирина Гракун таким положением дел довольна: 

— Если сравнить даже с прошлыми годами, загрузка намного выше. Выходим и по субботам работать, и на продленные смены. Оплата соответствующая, то есть достойная. Как мать троих детей я хочу попросить, чтобы нас ни во что не втягивали, дали спокойно трудиться, кормить и обеспечивать семьи. Думать о чем-то еще нам некогда — нужно работать.

Схожее мнение у токаря Александра Подосинова, работающего на «Гомсельмаше» с 1977 года: 

— Конечно, точки зрения могут быть разные, и это нормально. Но к призывам бастовать наши люди относятся негативно. Тем более что в этом году испытаний и без того хватает. Взять ту же вторую волну коронавируса. Вот с чем нужно бороться.
А все эти митинги не для нас. Мы просто хотим работать и зарабатывать.
prolesk@sb.by

КСТАТИ

Несмотря на яркие призывы к забастовкам «прогрессивной общественности», все передовые и граждански активные IT-компании продолжили работать. Цифровая индустрия — в мировом рынке, а там жесткие правила игры: гражданская позиция не должна сказываться на бизнесе. Если не выполнишь контрактные обязательства, то, невзирая на всю приверженность демократии западных партнеров, они выставят и штрафные санкции, и договоры могут разорвать. Ничего личного. 

В принципе, это правило распространяется на все частные компании. У них о забастовках вопрос даже не стоит. Как признался один из участников воскресных массовых протестов: «У нас иностранное предприятие. Работаешь — значит, надо работать. За воротами можно оказаться. У нас с этим строго», — резюмировал сварщик со «Штадлера»...


Все укладывается в простую формулу: забастовка — за воротами предприятия с трудовой книжкой в руках. Кстати, наши западные партнеры лукавят, утверждая право забастовки. В развитых странах оно вроде бы есть, но провести стачку по всем правилам весьма проблематично. Формализм там еще тот. А если без юридической обвязки производство застопорить, то это называется саботаж. Кстати, сами забастовки допускаются в развитом мире только по экономическим требованиям. Стачки по политическим мотивам запрещены. 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ , Иван ЯРИВАНОВИЧ , САЗОНОВ Андрей