Позывной патруля

По вечерним улицам — с патрулем внутренних войск

Пятница, вечер. «Хортица 48, прием», — звучит позывной из рации капитана Никиты Клишевского, командира 3–й патрульной роты войсковой части 5448. Мы движемся в патрульной машине по минской улице Притыцкого со скоростью 40 километров в час. Водители, которые оказываются позади, нетерпеливо перестраиваются, чтобы опередить по соседней полосе. Ехать быстрее патрульному авто нельзя. Да и смысла нет, ведь задача тех, кто сидит внутри автомобиля, — следить за обстановкой на улицах. Пока едем, узнаю подробности несения службы. Никита Клишевский рассказывает, что военнослужащие заступают на дежурство в 16.30. До этого времени они должны прибыть в РУВД, где им доведут оперативную обстановку, дадут ориентировки и распределят по маршрутам патрулирования. Это очень важный момент, потому что от полученной информации зависит эффективность их работы.

Командир патрульной роты регулярно проверяет, как идет служба у рядовых

Пару минут назад патрульные сообщили, что на остановке общественного транспорта по улице Ольшевского сидит пьяный мужчина и распивает алкоголь. Направляемся туда. По дороге Клишевский рассказывает, что за два часа дежурства, до того как к патрулю присоединились мы, только одна патрульная рота, которая работает в пределах улиц Ольшевского — Матусевича — Притыцкого, уже доставила около 15 человек в опорные пункты. В основном за драки и распитие спиртных напитков. «Пятница, вечер», — разводит руками Клишевский.

На остановке рядом с выпившим сотрудником ЖЭСа нас дожидаются двое рядовых — Андрей Кудрявцев и Сергей Чистый. Говорят, что задержанный сидел пьяный и при этом пил вино. Тот не пытается оправдаться. Да это у него и вряд ли бы получилось: говорить ему уже сложно — перебрал. «Если войсковой наряд видит пьяного человека, ребята подойдут и попытаются выяснить, в каком он состоянии», — рассказывает Клишевский, пока его подчиненные сопровождают пьяного в опорный пункт. Солдаты рассуждают так — пьяный человек не только способен на противоправные поступки, но и может стать объектом преступления: «Поэтому если он не знает, куда ему идти, не может сам передвигаться, распивает в общественном месте либо ведет себя буйно — его заберут и доставят в опорный пункт». Однако если гражданин не хамит и признает, что перебрал с алкоголем, не исключено, что наряд может сопроводить его домой: «Нередки ситуации, когда выпивший человек не может дойти до своего подъезда буквально 100 метров. И тогда ребята звонят в домофон, спускаются родственники и забирают его».

* * *

«Возле магазина «Златка» незнакомый угрожает ножом, ждут милицию», — после этого сообщения по рации в машине повисает напряженная тишина. Ситуация серьезная. Прибываем на место через пару минут. Пока едем, Клишевский пытается выяснить больше информации. Но заявитель трубку не снимает, дежурная часть также не может помочь с деталями. Патруль, который дежурит недалеко, уже на месте. Приехав по указанному адресу, Клишевский вместе с патрульным решают экипироваться. Шлем, бронежилет, спецсредства. Это страховка, которая может спасти жизнь. К магазину военнослужащие направляются подготовленными. Из тени появляются заявители. Ситуацию прояснить не могут, писать заявления отказываются. Патруль несколько раз обошел дом, магазин. Но похожих по приметам людей в округе не нашел. Клишевский связывается по телефону с участковым, передаем ему дело и уезжаем на следующий вызов.

Распитие спиртных напитков в общественном месте — административное правонарушение. Но многих это не останавливает

«Во дворе на Матусевича лежит нетрезвый человек. Соседи просят приехать, освободить проезд», — раздается из рации. Туда прибудет другой наряд. А мы пока едем в другую сторону. «Улица Матусевича. Мать жалуется на пьяного буйного сына», — снова сообщает дежурка. На этот вызов, если нет явной угрозы жизни и здоровью, военнослужащие одни прибыть не могут. Они дождутся сотрудника милиции, вооруженного табельным оружием. Это обосновано принципом безопасности. «Никто не знает, что солдата может там ждать. 2 недели назад поступил вызов. Соседи сообщили, что компания гудит всю ночь и мешает спать. Наряд из двух милиционеров выехал экипированный, в бронежилетах, со спецсредствами и оружием. Им открыла компания из 7 здоровенных пьяных мужиков. Видя, что их больше, стали провоцировать сотрудников милиции: ругаться, нецензурно выражаться, пробовать их задеть, цепляться за спецсредства», — рассказывает Клишевский. Та ситуация разрешилась мирно. Но если бы туда отправился наряд солдат, у которых с собой только резиновые палки да газовые баллончики, которые проблематично применять в закрытых помещениях, неизвестно, чем бы закончился конфликт.

***

«Пропал подросток, девочка, 16 лет. Была одета в белую кофту, черные брюки, кожаную куртку», — это сообщение услышали одновременно все городские патрульные службы. Военнослужащие часто подключаются к поиску пропавших детей и нередко первыми находят их. Прошу Никиту вспомнить самое необычное задержание. Он смотрит в окно машины и кивает головой в сторону: «Вот видите угол дома? В этом дворе мужчина напугал двух девушек, выскочив и продемонстрировав свои гениталии. Они позвонили в милицию». Никита с напарником в это время стояли на ближайшем перекрестке и, получив сообщение об этом преступлении, увидели, как похожий мужчина переходит дорогу прямо напротив патрульной машины: «Заметив, что мы вышли из авто, он сразу побежал во дворы. Спрятался за гаражами, а потом взял полено и попытался оказать сопротивление».

«Двое подростков ходят по крыше. Соседи жалуются. Подойдите, проверьте», — голос из дежурки направил на крышу дома очередную бригаду патрульных. А наше дежурство тем временем заканчивается в опорном пункте. Сюда мы привезли двоих ранее судимых воров, которые без тени смущения справили нужду на виду у посетителей круглосуточного магазина. В это время как раз мимо проезжала наша патрульная машина. Время дежурства вышло. Рота отправляется обратно в часть.

Патрулировать улицы ночного Минска — дело непростое. Каждый день солдаты проходят по 15 километров по одному и тому же маршруту. Заходят в темные дворы и закоулки, объект их внимания — те, кто может причинить вред или уже совершил противоправные действия. Солдат в этой форме не отличишь от сотрудников милиции. Выдает только дополнительный шеврон и отсутствие оружия. При этом уж чего–чего, а смелости им не занимать.

КСТАТИ

Военнослужащие внутренних войск заступают в патруль 4 раза в неделю — в четверг, пятницу, субботу и воскресенье. В эти дни на минских улицах можно увидеть около 400 военнослужащих внутренних войск.

isaenok@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Денис МАЛЫШИЦ
2.33
Загрузка...
Новости