«Поступая в институт, мы, студенты, твердо знали, что пойдем работать в колхоз»

Герою Социалистического Труда председателю СПК «Обухово» Гродненского района Илье Сенько — семьдесят лет. Корреспондент «БН» встретился с юбиляром и попросил его рассказать о себе, односельчанах, планах на будущее.

— Илья Петрович, уже почти сорок четыре года вы бессменно руководите одним из лучших сельскохозяйственных предприятий республики. Вспомните, как все начиналось и почему вы выбрали именно аграрную профессию?

— Я родился и вырос в деревне, в Барановичском районе, в крестьянской семье. У отца был свой надел — восемь гектаров земли. Папа погиб при взятии Кенигсберга, землю стала обрабатывать мать. Ей, конечно, пришлось несладко. В 1949 она вступила в колхоз.

С детства я был приучен к сельскому труду. Уже в семь лет пас коров. Чуть позже начал бороновать картофель.

В школе учился хорошо. Получив аттестат, долго не мог определиться, куда поступать: то ли в сельскохозяйственный, то ли в педагогический институт. Решающим в этом выборе оказалось слово старшего брата Федора, который сначала работал агрономом, потом — председателем колхоза. Правда, поступить на стационар в Гродненский сельхозинститут сразу не удалось — не добрал балла. Пришлось идти на заочное отделение. Днем работал учетчиком-заправщиком тракторной бригады, по вечерам сидел за учебниками, писал контрольные работы. Через год понял: заочно нормального образования не получишь. Поэтому в 59-м повторил попытку поступить на стационар. На этот раз она была удачной.

К слову, поступая в институт, мы, студенты, знали твердо, что пойдем работать в колхоз. Сейчас, вижу, многие учатся в аграрном университете только для того, чтобы получить диплом о высшем образовании, а потом трудоустраиваются где попало, но только не в деревне. В наше время такого не было.

Проходил учебную практику в колхозе имени Ленина Гродненского района (теперь он в составе СПК имени В.И. Кремко). Председатель, несмотря на мою неопытность, сразу же предложил возглавить производственный участок. Так я всю пятимесячную практику и пробыл на должности завучастком и еще два месяца каникул прихватил. Признаться, понравилось.

— Сюда же вернулись и после учебы?

— Нет. По распределению попал в Брестскую область. Но в связи с тем, что к тому времени я уже успел жениться, а супруга еще училась, поехал в Министерство сельского хозяйства и попросил, чтобы перевели в Гродненский район. Меня направили в колхоз «1 Мая» на должность главного агронома. Через полгода был призван на срочную в ряды Вооруженных Сил. Отслужив, вернулся на прежнее место.

Однажды, когда я уже был кандидатом в члены КПСС, вызвали в райком партии и говорят: «Вот тебе первое партийное поручение — возглавить колхоз «Путь к коммунизму». Хозяйство по всем показателям находилось в самом низу районной сводки. Урожайность зерновых — 11 центнеров с гектара, картофеля — 60, свеклы — 211. Понял, что придется несладко. Но отказываться было неудобно.

— Приняв самое отстающее в районе хозяйство, вы скоро вывели его в передовые? С чего пришлось начинать?

— Первым делом постарался навести производственную дисциплину. Ее здесь не было вообще.

Не хватало техники. К примеру, на ферме в Обухово было 250 коров. За каждой из доярок закреплено 12. Женщины на спине носили с улицы корма и раздавали их животным. Коров доили вручную в ведра, а в 30-литровых бидонах опускали в специальную забетонированную емкость и льдом из реки охлаждали. Трактористам в 20-градусный мороз приходилось ремонтировать технику на улице. Я решил, что хватит над людьми издеваться. Начали приобретать технику, механизировать многие процессы, построили небольшую механическую мастерскую.

— На все это нужны были деньги. Где вы их находили?

— Брал кредиты. Постепенно начали расти урожаи, надои и привесы. Полученные от реализации сельхозпродукции средства вкладывали в производство — возводили фермы, покупали тракторы, машины. Уже в 80-е годы денег в колхозе было достаточно, но поднять зарплату работникам мы не могли. Она жестко контролировалась сверху. К тому же в свободной продаже почти ничего не было. Существовали небезызвестные фонды. Много техники к нам поступало из фондов Калининградской области, которая их полностью не выбирала.

— Но, несмотря на это, уже в то время вы строили в Обухово агрогородок.

— Еще Никита Сергеевич Хрущев когда-то поставил задачу выровнять жизнь деревни с городом. Мне эта идея пришлась по душе. Взялся строить нормальное жилье. Так появился первый 24-квартирный дом, котельная. Пригласил архитектора из Минска. Он разработал генеральный план развития деревни Обухово, в котором была предусмотрена вся инфраструктура с объектами соцкультбыта. Одной из главных моих целей стало создание нормальных условий для жизни и отдыха людей, достойная оплата их труда. Бытует мнение, дескать, достаточно построить в деревне Дом культуры, и молодежь не побежит в город. Я с этим не согласен. Мое мнение таково: чтобы остановить миграцию молодых людей из сельской местности, необходимо решать все вопросы комплексно. В первую очередь человеку необходима комфортная среда проживания. И, конечно, уровень заработной платы в сельскохозяйственных предприятиях должен быть не ниже, чем в промышленных. К чему мы и стремимся.

Для примера расскажу такой случай. Встречаю как-то бывшего нашего нерадивого работника, которого перед этим я попросил написать заявление на увольнение. Думал, что он на меня затаил обиду, разговаривать не станет. А он, оказывается, даже доволен. Спасибо, говорит, что меня из колхоза выгнали. Я теперь зарабатываю не меньше, да и выходные всегда имею. Этот случай окончательно убедил меня в том, что людям надо обязательно предоставлять дни отдыха.

— Илья Петрович, сколько сегодня получают в вашем хозяйстве?

— За первое полугодие средняя зарплата по кооперативу составила 1 миллион 470 тысяч рублей. У некоторых категорий работников она значительно выше. Доярки, к примеру, получают около трех миллионов. Осенью мы намерены заработную плату повысить в очередной раз. Конечно же, во многом она будет зависеть от закупочных цен на продукцию ферм и полей.

— В таком экономически крепком хозяйстве, как ваше, люди, наверное, дорожат своим рабочим местом, и недостатка в кадрах вы не испытываете?

— Специалистов хватает. А вот с рабочими массовых профессий есть некоторые трудности. Пожилые люди уходят на пенсию, а молодого притока нет. Нынешних девчат не заманишь на ферму даже трехмиллионной зарплатой. Профессия доярки считается непрестижной. Пополнение идет только из женщин 30—40 лет, которые в этом возрасте прекрасно понимают, что им нужно жилье и хорошая зарплата. Хотя под боком сельскохозяйственный лицей, но несколько тракторов у меня стоят без хозяев. Пришли недавно после учебы к нам трое механизаторов — остался один.

— За обуховскими копченостями, сосисками, вареной колбасой горожане выстраиваются в очереди. Как возникла идея строительства собственного мясного цеха?

— К этому меня подтолкнула забота о людях. Магазин в деревне был, а колбасы там никогда не было, мы за ней ездили в соседнюю Литву. Поэтому решили построить собственный колбасный цех для нужд своих же колхозников. Запустили его в эксплуатацию в начале 90-х. Увидели, какой большой популярностью пользуется наша колбасная продукция, расширили производство. Теперь перерабатываем полторы тысячи тонн мяса в год.

— За что вы получили Звезду Героя?

— Это было в 1986 году. Урожайность зерновых тогда была одна из самых высоких в республике. Радовали результаты работы в животноводстве. В целом экономика хозяйства была на подъеме, активно велось строительство. Я тогда почувствовал, что чего-то достиг в жизни, выбрал правильный путь.

— Илья Петрович, с вашим опытом, знаниями, хваткой настоящего хозяина неужели не было предложений подняться вверх по карьерной лестнице?

— Были, конечно. Но менять место работы у меня не было желания. Помнится, однажды бывший председатель райисполкома вызвал к себе в кабинет и говорит: «Есть предложение направить тебя начальником управления сельского хозяйства в Берестовицкий район». «Роман Адамович, — отвечаю, — если хотите от меня избавиться, так прямо и скажите, что моя работа вас не устраивает». Он все понял.

— Оглядываясь назад, о чем-то жалеете или считаете, что все в этой жизни сложилось для вас хорошо?

— Своей жизнью я вполне доволен. Был себе хозяином, и мне никто не мешал работать. Конечно, то, чего достигло сельхозпредприятие под моим руководством, — не предел. Я вижу перспективные направления, по которым надо работать.

— Осталась ли у вас нереализованная мечта?

— Желаний много, им конца не видно. Основная моя мечта — построить в Обухово хороший стадион. И в футбол, и в волейбол поиграть, побегать. Уже и документация есть, но никак не могу найти строительную подрядную организацию.

Я расположен к спорту. Хозяйство поддерживает местную волейбольную команду. Построили бассейн, чтобы ребята плавать научились. Они у нас пользуются бассейном бесплатно, взрослые — за символическую цену, несмотря на то, что содержание его обходится СПК в приличную сумму.

— Насколько я знаю, вы по характеру трудоголик. Но все же есть и время для отдыха. Чему отдаете предпочтение в свободные часы?

— Раньше много читал. Теперь в свободные минуты просматриваю газеты, в том числе и «Белорусскую ниву», с которой я дружен не один десяток лет. Смотрю по телевизору новости. Особо интересуюсь прогнозом погоды. Доволен каждым погожим днем, поскольку теперь в разгаре уборочная кампания.

— В чем радость вашей жизни?

— В моих детях и внуках. Особую любовь, конечно, испытываю к последним. Один внук учится в колледже в Англии, второй — еще в школе, внучка — в вузе в Минске. У меня на душе радостно, когда у них все хорошо.

Геннадий ГИЛЬ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости