Последним был «Гопак»

В Витебске откроется выставка, посвященная «Пенатам» Ильи Репина

Одним из событий фестиваля «Славянский базар в Витебске» станет открытие в Доме прессы выставки «История усадьбы «Пенаты», посвященной дому–музею Ильи Репина под Санкт–Петербургом.

Дом-музей удалось насытить не только копиями тех вещей, которыми пользовались обитатели усадьбы при жизни, но и многими подлинниками.
НАТАЛЬЯ ОНИЩЕНКО

Надо сказать, что Беларусь и Россию имя великого художника связывает прочными, поистине родственными нитями. Илья Ефимович всегда мечтал иметь загородный дом. Впервые мечта осуществилась, когда он, написав картину «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», получил за нее солидный гонорар: 35 тысяч заплатил император Александр III. И тогда Репин в 1892 году купил участок в Здравнево. Эта дача под Витебском надолго стала любимым местом отдыха и самого художника, и его семьи. А усадьба «Пенаты» под Санкт–Петербургом появилась в 1900 году, когда 56–летний художник, расставшись со своей первой женой Верой Алексеевной, связал свою жизнь с эксцентричной Натальей Борисовной Нордман.

Перипетии личной жизни, художественные поиски и творчество живописца теснейшим образом переплелись с событиями политическими. Местечко Куоккала, где расположены «Пенаты», в 1917 году стало территорией Финляндии. Так Репин, не выходя со своей дачи, разом сделался эмигрантом без гроша в кармане: ведь все его сбережения, хранившиеся в Российском банке, были национализированы. Художник ушел из жизни в 1930–м и уже не видел, как Зимняя война вернула «Пенаты» России, точнее, Советскому Союзу, а Вторая мировая в 1944–м сожгла имение дотла. Восстановить «Пенаты» удалось только в 1962 году. По счастью, дом–музей удалось насытить не только копиями тех вещей, которыми пользовались обитатели усадьбы при жизни, но и многими подлинниками. Они сохранились, потому что дети Репина, Юрий и Вера, спешно уезжая в Хельсинки, оставили практически всю обстановку дома и картины нетронутыми. Друзья и ученики Репина сохранили раритеты.

Не меньше трагедий пережила и репинская дача в Здравнево: его младшая дочь Татьяна, которая жила здесь до 30–х годов, чудом избежала раскулачивания. Потом она с семьей эмигрировала во Францию. И лишь в 1988 году эта усадьба была музеефицирована.

— Нас с музеем в Здравнево связывают самые нежные отношения, — рассказывает директор музея–усадьбы «Пенаты» Татьяна Бородина. — Понятно, что мы не раз бывали в гостях друг у друга, устраиваем совместные конференции... Но дом–музей — это прежде всего предметы, которые позволяют воссоздать дух, атмосферу прежних обитателей. А коллегам из Беларуси добиться этого было не так–то просто: ведь даже найти подходящий антиквариат в Витебске было непросто — немцы, отступая, вывезли все ценное.

Помогли петербуржцы. Экскурсовод Наталья Баклан, узнав о проблемах музея–усадьбы в Здравнево, кинула клич среди своих коллег и знакомых, и вскорости антикварная мебель, посуда, утварь, точно повторяющая ту, какой могли пользоваться Илья Ефимович и его семья, отправилась в Беларусь. Кстати, одним из последних приобретений дома–музея в Здравнево стала антикварная горка, которую Наталья Баклан купила за 80 тысяч рублей личных сбережений. Она была послана нынче в Здравнево как личный дар экскурсовода.

Выставка, которая будет представлена в Доме прессы, рассказывает, в частности, о необычных порядках, что царили в доме Репина в «Пенатах». Категорический запрет на лакейство: каждый гость сам обслуживал себя за столом, для чего был сконструирован особый вертящийся стол со специальными ящичками для грязной посуды. Непременное вегетарианство: во многих мемуарах шутливо описываются знаменитые репинские «борщи из сена». Еженедельные просветительские лекции, на которых с докладами могли выступать и знаменитые ученые, писатели, люди искусства (такие как Бехтерев, Чуковский, Шаляпин), и простые мастеровые. Например, вспоминает Репин, Василий Кипятов, дворник господина Башкмакова, образцово, со всеми препаратами, прочитал лекцию о пчеловодстве...

Выставка в Витебске обнаруживает и неслучайные рифмы, связывающие жизнь художника в Здравнево и в Пенатах. Так, последней работой Ильи Репина, которую он писал в «Пенатах», были тоже запорожцы — картина «Гопак» стала самым импрессионистским и «горячим» полотном художника.

Особую прочность связи двух музеев обрели после того, как с визитами здесь побывали потомки Ильи Репина. И хотя внуки и правнуки младшей дочери художника Татьяны, которые живут сейчас во Франции, почти не говорят по–русски, они с живым интересом окунаются в историю жизни и творчества своего великого предка, бережно сохраняемую в обеих странах, — и в России, и в Беларуси.

Ольга Штраус

o.shtraus@yandex.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...