Посеешь яд, пожнешь рак?

В чем вред традиционного земледелия, в чем польза — экологического, и могут ли они дополнять друг друга на наших землях

НАУЧНОЕ исследование Института почвоведения и агрохимии НАН Беларуси посвящено  возделыванию культур в системе органического земледелия. Провели опыты и сравнили разные способы получения продукции — традиционный, промежуточный биологизированный и органический. Какова же цель этих изысканий? Впервые разработать для условий нашей страны технологические регламенты получения органической продукции растениеводства. Как разные приемы влияют на урожайность, качество и экономические показатели? В чем выигрывают и проигрывают старые и новые методики?  Исследование длилось три года. Продолжится и в нынешнем, его результаты в открытом доступе публикуются впервые. «СГ» посчитала возможным ознакомить с ним специалистов АПК.

Свои взгляды на проблему высказывают заведующая лабораторией органического вещества почвы Института почвоведения и агрохимии Таисия СЕРАЯ и старший научный сотрудник Института плодоводства НАН, автор брошюр по органическому сельскому хозяйству, председатель правления экологического учреждения «Агро-Эко-Культура» Светлана СЕМЕНАС.

 

«СГ» : — Для начала давайте разберемся: органическое сельское хозяйство — синоним биологического?

С.С.: — В Германии его называют биологическим, в некоторых странах — экологическим. В Беларуси законодательно закрепленного термина для этого типа хозяйствования нет, но  в постановлении Совета Министров и других документах, а также концепции закона, который сейчас разрабатывается, используется термин «органическое». Учитывая тенденцию гармонизации нашего законодательства с европейским, в проекте закона об органическом земледелии используются те же термины и критерии, что в Евросоюзе. Принцип таков: система отказывается от искусственных минеральных удобрений, ядохимикатов, гормонов, антибиотиков для профилактики болезней у животных и так далее. Акцент — на замкнутости производства, экономии природных ресурсов и устойчивости цикла. И здесь самое важное не высокие урожаи, а стабильность их получения.

«СГ»: — А как отличить такую продукцию от обычной? Ведь нередко за надписями и этикетками «био» и «органик» стоит, согласитесь, пустая реклама…

С.С.: — Для этого есть система сертификации. К примеру, фермер заявляет, что его хозяйство органическое, к нему минимум раз в год приезжает инспекция и все проверяет. Документы, заполненные инспектором, принимает комиссия и дает либо нет соответствующий сертификат. Причем на весь комплекс производства — от земли до транспорта и упаковки. Пока в Беларуси есть один фермер с сертифицированной органической продукцией. Еще у одного сертифицирована земля, другие в процессе этой процедуры — они соблюдают все требования, но еще не получили разрешения на специальный знак.

Т.С.: — Мы свою землю, где проводим исследования, не сертифицировали, потому что цель нашей работы — не продавать продукцию как органическую, а разработать технологические регламенты возделывания отдельных культур в системе органического земледелия и дать сравнительную оценку традиционной, биологизированной и органической системам земледелия. Однако все принципы органического земледелия соблюдали, и, к примеру, площади начали готовить за два года до посадки. На участке в 40 соток разместили органические, через защитную полосу в 20 метров на 20 сотках — биологизированная система, еще 15 соток занимает традиционное земледелие.

С.С.: — Но биологизированная система не соответствует европейской интегрированной системе защиты?

Т.С.: — Не совсем. В России считают, что это наиболее перспективный вариант, и я также считаю биологизированную систему наиболее выигрышной в белорусских условиях, опираясь на наши исследования. Ниже объясню, почему. Переходить от традиционного к органическому варианту лучше всего через биологизированную, так специалисты постепенно научатся другим методам работы. В производственных масштабах сразу перейти на органическую систему невозможно, потому что, в первую очередь, необходимы новые сорта, устойчивые к болезням, которые могут конкурировать с сорняками. Нужно научиться выращивать сидераты, правильно работать с органическими удобрениями и биологическими средствами защиты растений. Пока сидераты в сельскохозяйственных организациях возделываются на очень небольших площадях. В двух системах — органической и биологизированной — поля в нашем исследовании были постоянно заняты. В качестве пожнивных культур высевали люпин сидеральный и озимую рожь, в зависимости от сроков уборки и сева основных культур. Как элементы биотехнологии применяли также запашку соломы и внесение органики.

С.С.: — А химическая обработка биологизированного поля аналогична той, что в интенсивной системе? 

Т.С.: — В прошлом году была сухая погода, выбранный нами сорт картофеля устойчив к фитофторозу, поэтому его защиту от болезней не проводили вообще. Для борьбы с колорадским жуком при традиционной и биологизированной системах посевы обработали однократно инсектицидом «Агролан РП», 0,06 кг/га, и этого было достаточно. В блоке с органической системой провели 6 обработок биологическим препаратом с инсектицидным действием «Ксантрел» из расчета 6 л/га (разработан Институтом микробиологии. Хотя разработчики рекомендуют делать всего две обработки, но новые поколения вредителей пришлось уничтожать снова и снова.

Органическим земледелием лучше заниматься на плодородных землях. Наш эксперимент проводится на опытном поле в ОАО «Гастелловское» на высокоплодородных почвах. 

С.С.: — Я считаю, что органическое земледелие все же перспективнее. Если не используются ядохимикаты, то в продуктах нет их остатков, не страдают и работники сельхозпредприятий, уменьшается их производство. Органическое сельское хозяйство не только снижает нагрузку на природу, но и способствует восстановлению экосистем. Есть опыты, которые подтверждают повышение плодородия на органических полях. Оно защищает и дикую природу. Экосистема стабильна, если она разнообразна. Нет ядохимикатов — больше насекомых, в том числе и помощников, а также птиц. Сейчас актуальна проблема изменения климата, а органическое сельское хозяйство дает меньше парниковых газов. Земля, постоянно занятая культурами, связывает углекислый газ. Многие исследования доказали, что и для экономики сельской местности польза: больше рабочих мест, выше доход фермера. Образуется кластер — производство, переработка, продажа. 

«СГ»: — А почему же при таком количестве преимуществ в условиях нашей страны по-прежнему преобладает традиционная система земледелия? 

С.С.: — Думаю, потому, что она проще, дает быстрый результат. В интенсивном сельском хозяйстве вносят быстродействующие минеральные удобрения, которые питают растения. Избыток вымывается в грунтовые воды. В органическом же питают почву, которая кормит растения. Эта технология более устойчива. Даже если продукты, полученные по интенсивным технологиям, дешевле — это иллюзия. Если учитывать вред, который наносится природе и здоровью людей, цена такой продукции вряд ли покажется приемлемой. Кроме того, химическое сельское хозяйство требует все больше вложений, так как такие агроэкосистемы неустойчивы, для их поддержания нужно все больше удобрений и пестицидов. В Грузии я встретила французского фермера, который рассказал, почему переехал в эту страну. Его родители также были фермерами, но в их местности, когда он подрос, все колодцы уже были отравлены нитратами и пестицидами. Поэтому каждый год увеличиваются площади, занимаемые органическим сельским хозяйством, постоянно растут продажи. Наибольший рост органических земель наблюдается в Австралии, затем следуют Китай, Перу, Италия, Украина, Судан и другие. Дания решила к 2050 году полностью перейти на органическое сельское хозяйство. 

Т.С.: — Конечно, как любой здравомыслящий человек, я за чистую продукцию и здоровье. Однако, по данным мировой статистики, доля почв, занятых под органическое земледелие, составляет немногим более 37,5 миллиона гектаров сельскохозяйственных земель. Первое место принадлежит Австралии (12 миллионов гектаров), где большая часть таких земель занята лугами и пастбищами. Второе место занимает Аргентина (3,6 миллиона гектаров). Возделыванием зерновых, пропашных и овощных культур без применения минеральных удобрений и синтетических средств защиты растений, как правило, занимаются только в странах, достигших высокого уровня экономического развития и плодородия почв, с гарантированным уровнем продовольственной безопасности. Так, в странах Европы под органическими культурами занято около 10 процентов всех сельскохозяйственных земель. 

Почему у нас интенсивное земледелие превалирует? Во-первых, в республике преобладают дерново-подзолистые почвы, характеризующиеся низким естественным плодородием. Во-вторых, перед работниками сельского хозяйства стоит важная задача — произвести определенный объем валовой продукции. Поэтому  в ближайшее время бурного развития органического земледелия в крупных сельскохозяйственных организациях не будет. 

Пока единственными оправдавшими себя удобрениями в органическом земледелии остаются сидераты и подстилочный навоз, в этих вариантах отмечен минимальный недобор урожая (8 ц/га) из-за отказа от химсредств. Средняя урожайность картофеля за два года при интенсивной технологии составила 397 ц/га, это на 161 центнер больше, чем на неудобренном участке. В биологизированной системе результаты немногим ниже, 336—376 ц/га в зависимости от вида удобрений. На органическом поле урожайность картофеля варьировалась от 215 до 349 ц/га. Исследовали около 30 биологических препаратов, регуляторов роста и удобрений. Для борьбы с сорняками в посевах картофеля по мере всходов проводили междурядные обработки до смыкания ботвы в рядках. 

С.С.: — Какие именно сидераты использовались?

Т.С.: — Под картофель задисковывали солому овса (предшественник овес) и высевали люпин сидеральный, под гречиху после уборки картофеля высевали озимую рожь. Думаю, они будут хорошо работать вместе с навозом и на супесчаных почвах, снижения урожайности практически не будет. Конечно, если почва не засорена пыреем и другими многолетними сорняками. В традиционном земледелии мы вносили подстилочный навоз КРС в дозе 60 т/га, в биологизированном и органическом — по 40 т/га, так как в органическом земледелии доза навоза ограничивается содержанием азота. 

С.С.: — Куда же уходят эти 20 тонн разницы? В воду, озера и реки?

Т.С.: — Нет, эти 20 тонн в органическом и биологизированном земледелии мы заменяем сидератами и соломой. Содержание нитратов в картофеле в 2015 году было очень низким на всех трех участках. Из-за засушливой погоды при предельно допустимой концентрации нитратов 150 мг/кг (на продовольственные цели) в клубнях накапливалось в среднем 15—25 мг/кг. В 2014 году погода была другой, и при традиционной системе земледелия, где вносили минеральные удобрения на фоне навоза, содержание нитратов превышало ПДК, то есть картофель нельзя было отправлять на продовольственные цели. 

«СГ»: — Сильно ли отличается продукция, полученная обычным и органическим способом, по содержанию химии?

Т.С.: — Современные препараты для обработки растений достаточно быстро разлагаются. Если при испытаниях новых ядохимикатов на это требуется более месяца, их обычно не регистрируют. 

С.С.: — Если нет самого пестицида, это не означает, что продукт абсолютно чист. Они ведь не испаряются в воздух, а распадаются на другие вещества. В последнее время проводится много исследований о влиянии пестицидов на здоровье человека. Доказано, что некоторые цивилизационные болезни, к примеру сердечно-сосудистые заболевания, бесплодие, нарушение обмена веществ и онкологические, связаны с пестицидами, которые человек получает небольшими дозами в течение всей жизни. Малые дозы стойких органических загрязнителей действуют как гормоны. Даже в Швеции, одной из самых благополучных стран с точки зрения экологии. 

Т.С.: — Не скрою, той картошкой, что мы вырастили на органическом поле, активно интересовались многие... Но продавать не имеем права.

С.С.: — Некоторые отмечают, что у них лучше аромат. Я покупаю продукты у сертифицированного фермера и вижу, что после нового года многих продуктов у него больше нет — все продано. Люди даже организуют небольшие потребительские кооперативы: собираются несколько семей, каждая по очереди ездит к фермеру и забирает заказы. Появилось больше интернет-магазинов экопродукции, открылась даже одна стационарная торговая точка. В Стратегии устойчивого развития страны запланировано, что часть земель под органическим сельским хозяйством к 2020 году должна достигнуть трех процентов. 

«СГ»: — Что выгоднее с экономической точки зрения — интенсивное или органическое земледелие?

Т.С.: — Институт системных исследований в АПК и Институт защиты растений помогали нам подсчитывать эти параметры. Экономическая эффективность зависела от погодных условий. 2014 год был более благоприятным для развития болезней и вредителей на картофеле, соответственно, больше средств затратили на защиту. В позапрошлом стоимость этих мероприятий в разных системах была близкой. В 2015 году не пришлось обрабатывать поля от фитофтороза, в блоках с химической защитой достаточно было одной обработки от колорадского жука, а вот биоинсектицидом обрабатывали 6 раз. Поэтому на защиту органического поля потратили примерно на 150—200 долларов на гектар больше, чем традиционного. Биологические препараты дешевле химических средств защиты растений, однако при их использовании требуется большее количество обработок. 

С.С.: — Успех может зависеть и от сорта, ведь подавляющее большинство существующих сортов рассчитано именно на интенсивное земледелие, требует химической защиты и удобрений…

Т.С.: — Мы возделывали сорт картофеля «лилея», который устойчив к фитофторозу и имеет отличные вкусовые качества. Опыт заложили на высокоплодородной почве, старались получить наилучший результат. А ведь у фермеров условия намного хуже: обычно им выделяют земли с низким плодородием, нет скота, значит, нет навоза. Поэтому высокую урожайность получить очень сложно. 

С.С.: — Фермерам прежде всего не хватает знаний и хорошего посадочного материала. Институт плодоводства совместно с учреждением «Арго-Эко-Культура» заложил два опыта. Одна из целей — определить, какие сорта лучше подходят для органического земледелия. 

Известный ученый Корней Иванович Довбан занимался севооборотами и сидератами, экспериментировал на двух участках в Мядельском районе. И его труд показал, что можно получить хорошие результаты без минеральных удобрений и пестицидов. Его работу продолжает Чеслав Адамович Романовский. Он сотрудничает с агрокомбинатом «Ждановичи» по инициативе этого сельскохозяйственного предприятия. Уже на второй год, по их данным, урожайность органической озимой пшеницы была на уровне урожайности при интенсивных технологиях. В капусте белокочанной было в 6 раз меньше нитратов, чем в той, что вырастили с использованием химии. 

Т.С.: — У МРУП АК «Ждановичи» достаточно плодородные почвы.

С.С.: — Да, и насколько мне известно, они планируют увеличивать площади, где используют органические технологии. Интерес этого крупного предприятия — аргумент в пользу биологического земледелия. 

«СГ»: — Некоторые считают органическое земледелие ретроградным — как можно отказаться от всех достижений науки и вернуться к «дедовским» методам? 

С.С.: — А разве в прежние времена были современные биологические препараты для защиты растений? Это традиции и последние достижения науки вместе. В Европе целые институты заняты разработкой препаратов и агротехнологий, подходящих органическому сельскому хозяйству. Причем этому уже начали учить и белорусских аграриев. 

Т.С.: — Однако полноценного учебника и литературы на эту тему пока нет.

С.С.: — Есть переводные учебники и пособия. Хотя их не так много, как хотелось бы.

«СГ»: — Получается, у фермера на бедной земле сейчас мало шансов достигнуть успеха в органическом сельском хозяйстве, а крупные производители в основном в нем не заинтересованы? К примеру, в той же Украине — настоящий бум на эту тему, несмотря на кризис…

Т.С.: — В Украине органическим земледелием занимаются на черноземах и в основном выращивают пшеницу. А на наших землях без навоза на одних сидератах далеко не уедешь, да и вырастить хорошую сидеральную массу — большое искусство. К примеру, бобовые, тот же люпин, при ежегодном посеве на одном и том же поле подвержены множеству болезней. Органических фермеров мало, и организовать кооперацию им не с кем.

С.С.: — Органическое сельское хозяйство успешно развивается в странах с разными почвами. Не только на украинских черноземах, но и на литовских супесчаных почвах, схожих с почвами севера Беларуси. Конечно, легче работать, когда есть и земля, и животные. Не все фермерские хозяйства у нас мелкие — в одном из получивших органический сертификат около 200 гектаров земли. Интерес к органическому земледелию растет.  

Сейчас мы продаем продукты в основном в Россию и страны СНГ. Для органической продукции открыт также рынок Евросоюза. Но в России и других странах все больше людей хотят покупать именно такие товары. К примеру, Казахстан на уровне правительства принял решение стать крупнейшим поставщиком органического зерна. Это большие деньги и поддержка на высоком уровне. В Украине с помощью правительства Швейцарии реализовали проект по развитию рынка, созданию сертификации и поддержки производителей, он продолжается и сейчас. Отдача от вложенных средств очень велика, и это может стать примером для Беларуси.

Т.С.: — У нас, прежде всего, нужна законодательная база. К примеру, закупочная цена на зерно для агрокомбината «Ждановичи» не зависит от того, органическое зерно пшеницы или нет. И куда продать фермеру свою органическую продукцию, если такого понятия нет?

С.С.: — Не соглашусь. Те хозяева, что мне известны, работают и получают доход. Им приходится рассчитывать только на себя. Правда, литовская сертифицирующая организация предложила сейчас два года бесплатной сертификации для органического фермерства. Хотелось бы, конечно, хотя бы ввести для них кредиты под более низкий процент или льготное налогообложение, как для хозяев агроусадеб… Ведь и такие проекты имеют социальную направленность — рабочие места на селе, улучшение условий жизни, повышение дохода. Кстати, последние исследования показали, что именно малые хозяйства наиболее устойчивы и могут обеспечить продовольственную безопасность.

Т.С.: — Некоторые поля, где высока опасность эрозии, можно было бы выделить под менее интенсивный способ хозяйствования, особенно в ряде районов Витебской и Брестской областей. 

С.С.: — Там реальнее заработать намного больше за счет заготовки органических дикорастущих трав, грибов, березового сока. Но для этого леса нужно сертифицировать, их не должны обрабатывать химией. 

«СГ»: — Можно ли считать органическими продукты, которые люди выращивают на своих подворьях и дачных участках?

Т.С.: — Прежде на дачах и в деревнях использовали только навоз, и тот же картофель там действительно был органическим.

С.С.: — ЛПХ и дачи занимают около 9 процентов сельскохозяйственных земель у нас в стране и дают около 23 процентов продукции. Это большой вклад и в то же время влияние на здоровье людей и экологию. Наша общественная организация работает с такими микрофермерами. Первый вопрос, который мы задаем: «У вас дача экологическая?» Все ответили утвердительно. Дальше спрашиваем: «Какие вы используете пестициды и ядохимикаты?» У каждого пять—семь названий, если какой-то не забыли. Моя подруга покупает продукты у своих соседей в деревне, которые утверждают, что все чистое. При этом из города они просят привезти «какого-нибудь яда от колорадских жуков». Почему-то люди не видят связи между тем, что они делают, и тем, что получают.

От «СГ» 

Разговор о конкуренции двух форм земледелия — традиционной и органической —  не исчерпывается сегодняшней дискуссией. Тема новая, неоднозначная, поэтому обещаем продолжить ее на страницах издания. Приглашаем также высказывать мнения специалистов, практиков, ученых, самих потребителей сельхозпродукции, врачей – пишите, звоните, обсудим вместе!

yasko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости