Народная газета

Пора браться за дело

Уровень развития экономики тесно связан с успехами бизнеса. И речь идет не только о крупных промышленных производствах. В Евросоюзе вклад малых и средних предприятий в ВВП — примерно 60%. У нас — более 20%: есть куда расти. Но для этого необходимы снятие барьеров и установка четких правил. К 1 октября у нас планируется подготовить пакет документов по либерализации предпринимательской деятельности. Одно из актуальных направлений — совершенствование законодательства, в том числе декриминализация бизнеса. Этот вопрос требует тонкой настройки: важно, чтобы изменения отвечали интересам как предпринимателей, так и государства. Как найти баланс и что нужно для раскрепощения деловой инициативы?


Работать Честно — выгодно

Стабильный экономический рост возможен только в стабильной бизнес-среде, подкрепленной взаимным доверием бизнеса и государства. В свою очередь налоги — это не только необходимый атрибут любого государства, но и своеобразная “лакмусовая бумажка” такого доверия. Криминализация бизнеса, в том числе и такая его разновидность, как лжепредпринимательство, не только способствует уклонению от уплаты налогов, но и создает почву для недобросовестной конкуренции между теми, кто работает в рамках законодательства, и теми, кто идет окольными правовыми дорожками.

“Скрытая экономическая деятельность” в Беларуси на официальном уровне оценивается в 12—13% ВВП. В свою очередь реальный уровень теневой экономики в Беларуси, по оценке зарубежных экспертов, уже превышает официальный почти в три раза. 

В последнее время от некоторых представителей бизнес-союзов можно услышать претензии по необоснованному ужесточению требований к налоговым нарушителям. Однако правоохранительные органы убеждены: к услугам так называемых лжеструктур или, как их иногда еще именуют, “финансовых прачечных”, субъекты хозяйствования в подавляющем большинстве подходят осознанно — с целью искусственной минимизации налоговых обязательств — и осознают рискованный характер своих действий. 

А значит, должны нести ответственность. Эта позиция подтверждается и независимыми статистическими данными. В частности, согласно исследованию “Теневая экономика Беларуси: причины, особенности и вызовы”, проведенному Белорусским институтом стратегических исследований (BISS), 40% респондентов склонны оправдывать или оправдывают нелегальную деятельность, 38% — оправдывают незаконное совершение покупок, а получение зарплаты в конверте воспринимается как нормальное явление половиной населения (51%). То есть не только бизнес, но и население еще не готовы воспринимать стандарты “законопослушного общества” как постулат. Кто прав, а кто виноват в этой ситуации?

Наши предприниматели все чаще отмечают случаи, когда получают уведомления от фискальных органов о необходимости уплаты доначисленных налогов по сделке с компанией, которая по формальным признакам попала в Реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере. Причем эта самая сделка была не только заключена, но и завершена задолго до того как компания попала в реестр.

Поэтому нет ничего удивительного, что бизнес-союзы, выражая свою озабоченность такой практикой, начинают предлагать “креативные” решения: от исключения из УК статьи о лжепредпринимательстве  (ст. 234 УК) до попытки переложить всю ответственность компании по выбору партнера на профильные государственные ведомства. Например, предоставить право предпринимателям запрашивать в официальных базах данных информацию о лжепредпринимательских структурах и подозрительных участниках рынка. Если на запрос приходит ответ, что его потенциальный контрагент не находится в “черных списках”, то все сделки, заключенные с ним, должны считаться законными и через три, и через пять лет. Но в этом на первый взгляд логичном предложении есть и ряд вопросов: у каких ведомств и к каким базам данных предполагается получить доступ? Какой регламент такого обращения? Кто будет оплачивать эту услугу? Что будет являться основанием для такого запроса? Список подобных вопросов можно продолжить.

Как и у всех сложных проблем, тут нет простого и однозначного решения. С моей точки зрения, необходимо обратиться к области правоприменительной практики. Если бы профильные государственные органы и пострадавшие от их действий  предпринимательские структуры неукоснительно следовали нормативным актам, в соответствии с которыми претензия должна содержать ссылки на конкретные первичные учетные документы, отражающие хозяйственные операции, совершенные бизнесменами в период работы с лжеструктурой, а не просто фиксировали ее наличие в списке клиентов “компании-резидента” реестра, то количество взаимных претензий существенно уменьшилось бы.

Если характеризовать в целом проблему декриминализации отечественного бизнеса, по моему мнению, развитие законодательной базы в сторону одностороннего ужесточения контроля над доходами граждан и ответственности за уклонение от уплаты налогов не является действенной мерой, способной хоть как-то улучшить ситуацию в этой сфере. В основном такие законодательные инициативы направлены на то, чтобы усложнить, а не облегчить жизнь бизнесменам, что приводит не к выходу из “тени”, а к совершенно обратному эффекту. Может быть, нужно создать такие условия, чтобы было выгодней платить налоги, а не уклоняться? В зарубежной практике есть немало таких примеров, в том числе и у стран — наших партнеров по ЕАЭС. 


Георгий Гриц, 

заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук

 
Бизнесу нужно право на риск

Декриминализация не ограничивается спорами о содержании отдельных статей Уголовного кодекса, таких как лжепредпринимательство или незаконная предпринимательская деятельность, а также о практике их применения. Речь идет о глобальных задачах. 

Далеко не все бизнесмены, преступившие закон, несут прямую, непосредственную опасность для граждан, общества и государства. Поэтому практика их уголовного преследования и лишения свободы должна быть взвешенной и давать право на ошибку, возможность исправить ситуацию.

Беларусь работает сегодня в рамках Евразийского экономического союза. Его главная концептуальная идея — формирование единых рынков, обеспечение свободного перемещения товаров, трудовых ресурсов, инвестиций. Это означает, что для бизнесмена из Беларуси, Казахстана или России расширяются возможности регистрации коммерческих структур в любой из стран — участниц ЕАЭС. Предприниматели также получают дополнительные возможности реализации продукции, создания новых предприятий на всей территории союза. Обратная сторона новых возможностей — усиление конкуренции как среди бизнесменов, так и среди государств, которые заинтересованы в привлечении инвестиций и удержании “предпринимательского капитала” на своей территории. 

Туда, где взаимодействие государства, бизнеса, общественных организаций и граждан более прозрачно, понятно, безопасно и комфортно, и будут приходить при прочих равных условиях бизнесмены. 

У нас одно из важных направлений улучшения условий ведения бизнеса, причем не требующее значительных финансовых затрат из бюджета, — совершенствование законодательства, которое должно уменьшить риски и неопределенность для законопослушных и добропорядочных субъектов хозяйствования.  

В этом году у нас планируется комплексная корректировка уголовного и административного законодательства в направлении декриминализации бизнеса. Она будет направлена на смягчение санкций по некоторым нарушениям, исключение отдельных их составов из Уголовного кодекса, более широкое применение предупреждений.   

Необходимо максимально отказаться от наказаний в виде лишения свободы за совершение преступлений в экономической сфере. Часто правонарушение и сам бизнесмен не являются общественно опасными. Но итог заключения предпринимателя под стражу порой один — остановка производственно-хозяйственной деятельности.

Важно также, чтобы применение таких санкций, как штрафы и конфискация, не приводило к закрытию бизнеса. Нужно более полно учитывать тяжесть последствий нарушений, вину предпринимателя, иные обстоятельства. Бизнес должен иметь право на ошибку, право на риск.

По отдельным составам нарушений необходимо уменьшить или обнулить нижние границы штрафов, минимизировать применение конфискации как меры наказания, налагаемые санкции поставить в зависимость от объема ущерба.  Пристальное внимание надо уделить, например, таким набившим оскомину статьям КоАП, как статья 12.7 “Незаконная предпринимательская деятельность” и 12.17 “Нарушение правил торговли и оказания услуг населению”.  

Конечно, декриминализация ни в коей мере не должна давать дополнительные возможности для преднамеренной неуплаты налогов, стимулирования коррупционных преступлений.

Надо исходить из презумпции добросовестности субъектов хозяйствования и расширять практику предупреждения и профилактики правонарушений. На мой взгляд, это позволит использовать имеющиеся резервы раскрепощения деловой инициативы, создаст позитивный фон для развития и поддержки предпринимательства, привлечения инвестиций и граждане будут охотнее идти в бизнес, создавать рабочие места.  Ведь именно сегодня нам не хватает такого редкого экономического ресурса, как “предпринимательская способность”.

Владислав Щепов, 

кандидат экономических наук, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по экономической политике


Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?