Попали в девятку

ЧМ–2018 превратился в праздник. И не только футбольный

Конечно, волновались. Успеем ли построить суперстадионы и обновить инфраструктуру городов, приедут ли болельщики и понравится ли им в России? А еще: как выступит наша футбольная сборная, пребывающая в рейтинге ФИФА где–то в конце седьмой десятки?


Были и более мелкие, но все равно неприятные поводы для переживаний. Перед началом Кубка мира нас вовсю склоняли СМИ тех стран, что находятся позападнее Беларуси. Стращали своих фанатов небылицами о России и без всякого стеснения рекомендовали не ехать. Заранее предрекали, что арены будут пустовать, а зрителей чуть не задушит в своих плотных объятиях русская полиция, а заодно и неведомые хулиганы.

Но все сбылось не у них, а у нас. Такие города, как, к примеру, Саранск, Калининград, Екатеринбург, шагнули на десяток лет вперед в своем развитии благодаря футболу. Фанатов наехало масса. И почти из всех стран–участниц, и не только. Даже запуганные еще до стартового свистка англичане перед свистком финальным платили за заветные билеты своим снимателям скальпов — перекупщикам во много раз больше, чтобы попасть в Питер и Москву.

Стоило выйти на улицы любого города, где играли сборные, чтобы понять: победили футбол и российское дружелюбие. Меня больше всего поразила картинка после победы сборной России над испанцами. Ликовали наши соотечественники, что понятно: никогда мы не выходили из группы, а тут попали в четвертьфинал. Но вместе с москвичами в самом центре столицы у памятника Юрию Долгорукому стихийно собралась в ночь победы толпа чужеземных друзей, размахивающих российскими триколорами. Кого в ней не было (кроме испанцев): от мексиканцев с перуанцами до солидных бельгийцев и дисциплинированных немцев. Футболистам было еще играть и играть, а Россию, не одних ее футболистов, уже благодарили.


Быть может, впечатлений о чемпионате, оставшихся у гостей, хватит и на определенное изменение представлений о нашей Родине и ее людях. По крайней мере, такое западает в души и быстро не забывается. Не хочу перебарщивать: политическое напряжение спадет далеко не полностью, упрямцы будут по–прежнему бубнить о санкциях и выдуманных угрозах, однако брешь в стене непонимания пробита, как пробивали футбольные стенки англичанин Кейн или наш Черышев.

Теперь о самом футболе. С Кубка мира в ЮАР он, на мой взгляд, здорово изменился. Сделался строже, аккуратнее. Все меньше места для импровизации, все больше — для отработанных стандартов. Не только штрафные и корнеры, но и вбрасывания из аута поблизости от ворот соперника превратились в грозное оружие. Количество голов, забитых со стандартов, говорит об их резко возросшей важности.

За пару дней до финала я смотрел документальный фильм о финальном матче ЧМ–1954 между сборными Венгрии, тогда называемой чудо–командой, и победившей ее Западной Германии. Там было все — техника, мощные удары, сейвы вратарей... Однако какой не низкий, а напишу — невысокий темп, какая весьма не спринтерская скорость передвижения. И переход от защиты к штрафной оппонента занимал столько времени. Никакого прессинга по всему полю, который мы видели весь этот месяц. И немало провалов в защите — довольно неплотной, по сегодняшним меркам легко проходимой. Это напоминало рекордные в 1960–х 10 секунд на стометровке немецкого спринтера Хари и свободное парение Болта, стабильно выбегающего из десяти секунд. И да пусть простят меня великие футболисты века прошлого.

Станислав Черчесов превратил российских футболистов в бойцов и патриотов.

Любая ошибка тренера на этом чемпионате грозила перерасти в роковую. Явно просчитался многоопытный немец Лев. Наставник, любой — не обязательно футбольный, будучи и строгим, и требовательным, проникается безграничной верой в тех, с кем не раз добивался больших побед. Вера может быть безграничной. А вот силы ветеранов — совсем нет. Так Лев со своей замечательной сборной пролетел мимо плей–офф. Когда в концовке требовалось прибавить, выложиться, его теперь уже экс–чемпионы еле волочили ноги. Немцы не успели понять, что же с ними произошло, как оказались на борту самолета, досрочно доставившего их в родную Германию.

Быть может, только быть может, похожее произошло с испанцами.

У Бразилии с Аргентиной и Португалией — иная беда. Все игроки старательно обслуживали ярчайших звезд Неймара, Месси и Роналду. А те, взяв игру на себя, при всей гениальности не смогли решить исход матчей в одиночку. Вязкая оборона, высокий прессинг, досконально изученная манера игры трех гигантов свели все усилия великой тройки на нет. Кажется, время супергероев уходит, уступая место коллективной игре с использованием наиболее талантливых в интересах национальной сборной.

Успех французов был предсказуем даже после нулевой ничьей с датчанами. Из импровизаторов и единоличников волею тренера Дешама они превратились в дисциплинированных исполнителей. Порой действия «синих» были чересчур рациональны. Иногда они «убивали» соперника и раздражали трибуны, переходя на мелкую и исключительно точную распасовку в центре поля, которой не было видно ни конца, ни края. Тут индивидуальное мастерство служило лишь интересам команды.

Килиан Мбаппе стал лучшим молодым игроком ЧМ-2018.

Даже 19–летний Мбаппе, которому вроде бы с его скоростью и поставленным ударом забивать и забивать, возвращался в свою штрафную, где самоотверженно отрабатывал не хуже защитников. Его бы я позволил себе назвать и открытием чемпионата, и его лучшим игроком. Пенистое французское шампанское вызрело, вобрав весь опыт пятерки игроков, перешедших 30–летний рубеж, и вдохнув аромат, принесенный молодыми игроками. С футболистами Дешама, ставшего чемпионом мира в 1998–м, было сложно соперничать. И прямо как у Дюма 20 лет спустя они повторили успех прежней сборной, считающейся и по сию пору непревзойденной.

В заключение о наших. Они за этот месяц действительно превратились в наших, родных. Бились отчаянно. Переживали страшно. С болельщиками дружили искренне: нет на моей памяти советской, российской национальной команды, беру точкой отсчета год 1973–й, которая бы так трогательно общалась с фанатами. Вообще, по–моему, небывалый за историю молодой России успех на 50 процентов обеспечил тренер Станислав Черчесов. Это он превратил футболистов, заранее заклейменных лузерами, в бойцов и патриотов. Сборная, начавшая Кубок мира без единой звезды, к матчам одной четвертой финала вырастила прекрасных лидеров — Черышева, Дзюбу, Головина — пожалуй, в таком порядке. Целью, а в нее не верили даже по–товарищески к Черчесову относившиеся, был выход из группы. А наши победили великолепных, пусть и слишком в себе уверенных, испанцев. И если бы не промах Смолова в серии пенальти с хорватами, играть бы России в полуфинале. Но обреченное лицо бедного Смолова, уверенно провалившего весь чемпионат, перед пробитием 11–метрового, передавало весь охвативший его ужас. Забить было никак невозможно.

Но это пусть и печальный, однако эпизод в великолепной российской серии. Ждем новых встреч со сборной России. Надеемся, они будут такими же радостными.

Николай ДОЛГОПОЛОВ.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости