Полный фэшн

Ретроколлекция Татьяны Анюковой включает в себя сотни раритетов, входивших в обиход белорусских модниц ХХ столетия

Ретроколлекция Татьяны Анюковой включает в себя сотни раритетов, входивших в обиход белорусских модниц в ХХ столетии
Татьяна Анюкова в Беларуси, как Александр Васильев в России. Разве что галстук–бабочку не носит и не светится по будням в эфире «Модного приговора». В остальном же — два сапога пара: оба не только первоклассные стилисты, известные имиджмейкеры, но и обладатели крупнейших ретроколлекций, посвященных миру моды. Коллекция Анюковой включает раритеты, вошедшие в обиход белорусских модниц в ХХ столетии. Повседневные и вечерние наряды, шляпки и перчатки, украшения и аксессуары, шкатулки и флакончики для духов — всего более сотни экспонатов.

На столичной улице Первомайской коллекция прописалась почти десять лет назад. В 2010 году Татьяна Анюкова открыла здесь собственный салон красоты. Следом за парикмахерской утварью сюда переехали старинные баночки и флакончики — дома у Анюковой места для них уже катастрофически не хватало. Затем Татьяна перевезла в салон бижутерию и аксессуары, чуть позже к ним присоединилась и вся остальная коллекция. Татьяна честно признается, что точного количества экземпляров не знает даже она сама:


— Уже давно сбилась со счета. Сначала искала вещи для коллекции по друзьям и блошиным рынкам. Но потом, видимо, сработало сарафанное радио. Мне стали приносить экспонаты совсем незнакомые люди. Кто–то узнал о моем увлечении от знакомых, кто–то благодаря социальным сетям.

Подходим ближе к витрине. Косметики здесь — на любой вкус и кошелек. Вот, например, тушь «Ленинградская» — неотъемлемая часть макияжа советских модниц. Чтобы она лучше ложилась на ресницы, в нее необходимо было поплевать. Отсюда и народное название «поплюйка». Или возьмите тональный крем «Балет». Он ложился на кожу густым слоем и создавал эффект хоть и гладкой, но неестественной маски. Есть в коллекции Анюковой и легендарная пудра «Киска», изготовленная парфюмерной фабрикой Лемерсье. Это уже 20–е годы, эпоха нэпа. На полке рядом — «Красная Москва», мирно соседствующая с оригинальными «Шанель № 5». Татьяна извлекает из витрины целый парфюмерный набор конца 50–х:


— Я купила его два года назад у наследников Василия Козлова, в честь которого названа одна из улиц в районе площади Победы. Парфюм супруге Козлова подарил лично Брежнев. В наборе имеется его визитка.


Насладиться ароматом не получается, духи запечатаны. А вот оценить цвет и текстуру оригинальной помады от Кристиана Диора 1950 года нам удается. Кстати, Анюкова даже использует ее иногда для работы:


— Беру чуть–чуть, когда создаю образы 50–х. Сейчас такого цвета просто нет. Стараюсь, однако, не злоупотреблять. Помада была выпущена лимитированной серией, с зеркальцем. Купила ее на одном из аукционов.

Самая старая вещь в коллекции — театральная сумочка конца XIX века. С серебряными пластинами и клеймом мастера, вещь уникальная и очень дорогая. Ее Татьяне подарила знакомая. Однажды просто принесла в салон со словами: «Возьми, у тебя она сохранится лучше». Еще одна дамская сумочка попала сюда прямиком от наследников легендарной оперной певицы Ларисы Александровской. Вторая собственность Александровской — настольная лампа — украшает в салоне Анюковой стол ресепшен.


Интересно, что к вещи, положившей начало коллекции, Татьяна долгое время не могла прикоснуться без перчаток — настолько сильной была энергетика маленькой броши. Ее Анюковой много лет назад подарила одна из клиенток. Татьяна в то время преподавала стилистику модного образа и однажды пожаловалась клиентке, что рассказам не хватает наглядности. В следующий свой визит девушка принесла семейную реликвию — брошь, которую ее дед подарил бабушке еще до войны. Коллекционер жалеет, что в ее ретрогалерее нет собственных фамильных реликвий:


— Наша семья несколько раз переезжала, поэтому никаких вещей не сохранилось. Я очень хочу открыть частный музей, посвященный моде, где каждому экспонату было бы отведено свое собственное место. Но, к сожалению, пока это всего лишь мечта — аренда помещения стоит огромных денег.


Восстановить традиции цирюльников и парикмахеров прошлого века — еще одна «безумная» идея Татьяны. Уже несколько лет она разыскивает людей, которые могли бы стать героями ее «Книги мастеров»:


— Наверняка и сегодня есть кому рассказать о парикмахерских начала прошлого века и первых послевоенных салонах. Сама я работаю женским мастером с 18 лет, эволюцией парикмахерского искусства заинтересовалась еще в 80–х годах. Историю его развития изучала по книгам и рассказам старших коллег. А однажды подумала, что могу превратить свое увлечение в серьезный научный труд, который сможет претендовать на звание энциклопедии.


Первого героя для книги Татьяна нашла случайно. Один из клиентов рассказал про своего деда из Барановичей, который проработал парикмахером всю свою жизнь. Константин Иванович Ярошевич первым в городе начал делать завивки — сначала паровые, а затем и химические. Татьяна рассказывает:


— После войны мастер вернулся домой и восстановил парикмахерскую, проработав там до самой пенсии. Умер Константин Иванович в возрасте 90 лет. Его история стала первой в моей коллекции.

Семь героев у Анюковой уже есть. Но для книги этого, конечно, мало. Татьяна надеется, что читатели «СБ» ей помогут: где еще найдешь столь обширную аудиторию! Если у вас есть истории о мастерах прошлого или о знаменитых (пусть даже в масштабах небольшого городка) династиях парикмахеров, пишите в редакцию, мы поможем вам связаться с Татьяной.


leonovich@sb.by


Советская Белоруссия №169 (24550). Пятница, 5 сентября 2014.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?