Полесский символ веры

В ХРАМ она превратилась в XVIII веке из небольшой колокольни на сельском кладбище. Не раз закрывалась советскими властями, могла сгореть в Великую Отечественную войну. Но она выстояла, и до сих пор эта небольшая деревянная церквушка в деревне Приболовичи Лельчицкого района, где едва вмещаются три десятка прихожан, является символом веры для полешуков.

Наперекор невзгодам Свято-Покровская церковь в деревне Приболовичи Лельчицкого района до сих пор сохраняет свой первозданный архитектурный облик.

В ХРАМ она превратилась в XVIII веке из небольшой колокольни на сельском кладбище. Не раз закрывалась советскими властями, могла сгореть в Великую Отечественную войну. Но она выстояла, и до сих пор эта небольшая деревянная церквушка в деревне Приболовичи Лельчицкого района, где едва вмещаются три десятка прихожан, является символом веры для полешуков.

В огне не горит…

Во время Великой Отечественной войны от уничтожения ее уберегла кленовая аллея. По словам настоятеля прихода храма отца Петра, фашисты в декабре 1942 года согнали жителей деревни в бывший магазин, а затем подожгли строение. Огонь разошелся огромным пламенем, подминая под себя все живое. Он унес десятки жизней сельчан. Мог поглотить и стоящую неподалеку церковь, но не перебросился только потому, что путь ему преградила кленовая аллея.

Фашисты устроили в церкви караульный пост. Установили на колокольне — самой высокой в те времена точке в деревне — пулемет и безжалостно расстреливали каждого подозрительного человека.

После освобождения в истории церкви началась новая эпоха. Приходу разрешили функционировать и документы оформили согласно действующему закону 12 декабря 1945 года, указав при этом на отсутствие полноценного здания для богослужений. Хотя Свято-Покровская церковь, в отличие от других полностью уничтоженных в деревне строений, оставалась невредимой и в полной мере могла бы принимать своих прихожан.

Ограничения устанавливались и для священников. Им не разрешалось отправлять церковные требы вне храма, а также провожать покойника на кладбище в облачении. Конечно же, такие запреты вынуждали уходить, что называется, в подполье, так как батюшке приходилось совершать церковные обряды вне стен храма, вразрез с указаниями действующей власти. Но очень сильно вдохновляло местного священника то, что даже после таких табу сельчане не забывали о церкви и от Бога не отрекались. Больше того, даже тайно помогали служителям культа, что в то время считалось чуть ли не преступлением. Так, колхоз «Чырвоны дазор», возглавляемый председателем Колосом, в 1949 году погасил подписку госзайма священника Почтового в сумме 400 рублей. Самое интересное, что до выявления этого факта представителем Совета по делам колхозов в районном руководстве о нем не знали.

В 1946 году вновь в Приболовичах позволили открыть церковный храм. Так власти отреагировали на письменную просьбу жителей деревни зарегистрировать молитвенный дом. Однако спустя два десятка лет богослужения в Приболовичах вновь были приостановлены. На вопрос возмущенных женщин, где крестить новорожденных детей, представители властей советовали ехать в деревню Буйновичи, до которой было аж семьдесят пять километров.

Кроме запрета на проведение церковных обрядов, была совершена попытка лишить церковную общину и самого здания. Его намеревались снести как ветхое. Но вновь за многовековой храм заступились прихожане. Благодаря их бдительности его удалось сохранить целым.

Ровно через полгода после закрытия властями церкви собравшаяся на танцы в сельский клуб молодежь увидела двоих идущих к храму незнакомых мужчину и женщину. Приболовичи хотя и большая деревня — около трехсот дворов, но каждый знает друг друга. Насторожило местных еще и то, что в руках пришельцы несли канистры. К кому они собрались в гости с такими емкостями? Все прояснилось, когда пара попыталась облить церковь бензином и поджечь.

На защиту храма бросились все, кто находился в клубе в тот вечер. Остановили поджигателей предупредительные выстрелы прибывшего по вызову участкового инспектора милиции. Так деревне удалось не только избежать большого пожара, но и сохранить древнее здание.

Любопытно, что о планируемой попытке поджога хорошо знал сельский староста, отправившийся в тот вечер на караул. Но он крепко уснул на дежурстве и проснулся только тогда, когда у церкви собралась молодежь.

Конструкция на века

Отец Петр, занимающий с 1995 года пост настоятеля храма в Приболовичах, пристально следит за техническим состоянием строения. И утверждает, что его несущая конструкция и по сей день остается достаточно прочной. Изготовленная из дубовых бревен и пропитанная специальным раствором, она практически не тронута временем. Это увидели, сняв доски с внутренней обшивки во время ремонта в 1989. Прихожане сделали собственную экспертизу и пришли к выводу, что, судя по хорошо уцелевшим бревнам, церковь простоит не один век.

Поэтому в ходе последнего ремонта 1989 года меняли только обшивку. Желающих потрудиться на богоугодном деле было хоть отбавляй. Откликнулись даже те, кто не имел возможности часто посещать богослужения.

— Приходили все, кто располагал хоть часом свободного времени. Каждый сельчанин хотел поучаствовать в обновлении. Даже несмотря на то, что и в домашнем хозяйстве, и на приусадебном участке работы хватало, — рассказывает отец Петр.

Свой батюшка

Отец Петр также участвовал в реставрации. К слову, в деревне его, соблюдавшего православные посты, не пропускавшего воскресные службы и оказывающего приходу помощь, очень уважали.

Глубокой веры человеком слыл и дед нынешнего настоятеля церкви, который, кроме всего прочего, хорошо знал старославянскую грамоту. Не проходило и дня, чтобы не брал он в руки Евангелие — так любил читать эту книгу.

— Раньше у меня вызывало удивление, как можно прочесть и осмыслить такой сложный и объемный текст на очень древнем языке, — рассказывает отец Петр. — Ведь в нем сотни страниц. И только когда сам принялся за книгу, понял, почему ее так сильно любил дедушка. Она — настоящий кладезь мудрости.

Дедушка настоятеля слыл и мастером на все руки в хозяйственных делах, в том числе и по церковной части. Он всегда помогал реставрировать иконы — делал для них рамки.

Нынче таких умельцев в Приболовичах уже не отыскать. И когда требуется помощь обновить изображения святых, отец Петр едет в соседнюю Украину, до границы с которой всего двадцать минут езды на автомобиле.

— Они не отказываются от работы, только за нее они оплату просят немалую, — сетует отец Петр.

На обновление иконы Иверской Божьей Матери, например, олевский мастер запросил двести долларов. Хотя работа того и стоила, и сейчас искусно украшенная разными узорами икона — одна из самых красивейших и броских в храме, но собрать пожертвования на такую сумму от прихожан в небольшой сельской церкви оказалось делом непростым.

— Всего же икон в церкви насчитывается около шестидесяти, — говорит батюшка. — Среди них немало и старинных. Представляющие особую ценность расположены на иконостасе — это «Тайная вечеря», «Крещение господне» и «Рождество». Они в реставрации не нуждаются, изображения четкие и красочные.

Но есть старинные иконы, изображение на которых претерпело искажение временем. Их размеры внушают — метр на полметра. Разместить в храме реликвии не представляется возможным. Находятся они сейчас в складском помещении на хранении. А для того чтобы не пылились в темноте, потребуется серьезная реставрация, немалые деньги, которыми приход не располагает.

— Это в советские времена, несмотря на запрет властей о проведении богослужения, иконы расписывали и брали за работу мизерную сумму. Таких людей называли альтруистами. Приезжал такой человек и в Приболовичи. Мастер из Коростеня целых 16 икон расписал. День и ночь с кисточкой в руках сидел. Его изображения библейских сюжетов не только в рамки разместили, но и украсили ими своды церкви.

БОЛЕЕ старинного, чем сохранившая свой первозданный архитектурный облик Свято-Покровская церковь, здания в Лельчицком районе нет. И этим она обязана в первую очередь своим прихожанам. Они защищали ее, когда требовалось — отстраивали. В течение двух   с  лишним веков из поколения в поколение жители деревни ухаживали и помогали приходу, поэтому с чистой душой и совестью шли на богослужения, крестили своих детей, венчались, хоронили стариков.

И верили... Верили в лучшее. Эта вера живет в них по сей день.

Константин КОВАЛЕВ

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости