Пока поставим точку с запятой

Принесет ли мир на Ближний Восток ликвидация «Исламского государства»

История «Исламского государства» как попытки создать квазигосударственное образование, похоже, близится к завершению. Армия Ирака начала штурм кварталов Старого города — последнего оплота боевиков в Мосуле. Выбить исламистов из этого последнего оплота — задача еще и символическая: именно здесь три года назад и был провозглашен «халифат». На другом участке фронта иракским войскам удалось очистить от боевиков ИГ пограничный переход Аль-Валид и, таким образом, обеспечить выход к границе с Сирией. На фоне продолжающихся поражений «Исламского государства» Министерство обороны России сообщило о ликвидации «халифа» Абу-Бакра аль-Багдади.

Фото: tourprom.ru
Насколько чувствительным окажется для ИГ уничтожение лидера (если оно действительно произошло — «убивали» аль-Багдади уже не раз) — вопрос сложный. Власть в ИГ — настоящий «черный ящик», но, по мнению большинства наблюдателей, аль-Багдади был фигурой скорее символической, в то время как реальное руководство у исламистов носит групповой характер. Как бы там ни было, опыт многочисленных исламистских группировок показывает, что устранение формального лидера, как правило, не приводит их к коллапсу и после периода внутреннего разброда и борьбы за власть они возрождаются, подобно птице Феникс. Впрочем, независимо от того, жив ли аль-Багдади и кто встанет на его место, крах ИГ многим сегодня представляется неизбежным.

Изначально «Исламское государство» не являлось чем-то принципиально новым для ближневосточного региона. Радикальные исламистские движения давно стали частью местного политического ландшафта. Социально-экономическое неблагополучие и политическая нестабильность всегда были благодатной почвой для экстремистских идей. В культурных и религиозных реалиях Ближнего Востока они закономерно обретали форму исламистских движений, видящих корень всех бед в глобальном доминировании «неверных» — проще говоря, Запада — и призывающих к «джихаду» против него.

Однако в силу как неоднородности ислама, внутри которого всегда противоборствовали многочисленные течения, не сводимые исключительно к известной оппозиции «шииты — сунниты», так и в силу царящей на Ближнем Востоке политической раздробленности, этим исламистским группировкам никогда не удавалось собраться в единый кулак. Они враждовали и конкурировали друг с другом, нередко становясь орудием в руках правительств и спецслужб, либо использовались в чужих геополитических играх (как, например, исламистское подполье было использовано американскими спецслужбами против СССР в Афганистане). Даже такие структуры, как «Аль-Каида», которые смогли сконцентрировать в своих руках значительные финансовые и организационные ресурсы и сделали исламский терроризм фактором мировой политики, все равно оставались ограниченными в своих возможностях.

Своеобразное «новаторство» ИГ заключалось в том, что из «просто» террористической группировки ему по-настоящему удалось трансформироваться в геополитическую реальность и стать квазигосударственным образованием, контролирующим обширные территории и материальные ресурсы. Взятие под контроль нефтеносных районов Ирака обеспечивало ИГ солидную экономическую базу, превращая его в угрозу, намного более серьезную даже в сравнении с той же «Аль-Каидой». Кроме того, невероятная жестокость, которую продемонстрировали боевики ИГ, оттолкнула от них даже многих исламистов и сделала группировку воплощением мирового зла в глазах международного сообщества. Все это, однако, не останавливало многих от попыток продолжать циничные заигрывания с ИГ в духе «реальной политики» — «черная» нефть с подконтрольных исламистам территорий продолжала поступать на рынки, боевиков пытались использовать как «таран» — против Башара Асада, курдов или кого-то еще, в зависимости от интересов той или иной стороны. Тем не менее, несмотря на это, а также многочисленные разногласия и противоречия в рядах антитеррористической коалиции, курс на ликвидацию ИГ стал консенсусом, и эта цель близка к осуществлению.

Впрочем, ликвидация ИГ вряд ли принесет мир на Ближний Восток. Сам фактор исламского радикализма никуда не денется, «кадры» из ИГ наверняка пополнят ряды других группировок и дадут о себе знать в других регионах Ближнего Востока и планеты. Возможны и новые попытки создания таких террористических квазигосударств, тем более подходящих для этого территорий на просторах от Ливии до Афганистана предостаточно.

shimoff@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?