«Пока Песков пыхтел, Безруков мой был уже на вершине дерева»

Как народный мастер и фотолюбитель из деревни Кубличи Ушачского района попал на страницы книги и в программу «В мире животных»

РАССКАЗ об этом удивительном человеке хочу начать, процитировав отрывок из материала «Окно в природу. Черный отшельник», опубликованного в «Комсомольской правде»:

«…Гнездо же черного аиста специалисты-биологи берут на учет как редкость.

В Березинском заповеднике мы, помню, снимали такое гнездо. Встали рано. Долго ехали по разбитой лесной дороге, потом шли пешком до болота. Тут орнитолог Владимир Безруков прислонил к губам палец и глазами показал на камышовый скрадок, сооруженный на высоких стоящих рядом березах. Мы сразу полезли в это убежище, вбивая в березы острые шпоры приспособлений для лазанья. Оглядевшись и отдышавшись, я приоткрыл окошко в камышовой стенке скрадка и в двадцати метрах увидел гнездо с птенцами, покрытыми грязновато-белым пухом. Их было пятеро.

Наблюдать обычно скрытую жизнь гнезда интересно. Володя шепотом рассказывал, как снимал вылупление аистят из яиц. Видел, как мать заботливо укрывала птенчиков крыльями от дождя и солнца, а родитель носил еду. Сначала это был мягкий корм: пиявки, черви, мелкая рыба. Один из птенцов не понимал, что надо делать с отрыгнутой из отцовского зоба добычей. Мать научила — раз-другой клювом пригнула головку чада к еде, и дело пошло на лад. Теперь все пятеро жадно поглощают ужей, лягушек, довольно крупную рыбу и все, что можно найти в болотах и пойме Березины. Отец уже не в силах в одиночку кормить семейство — родители улетают охотиться вместе. Пара аистов связана крепкими узами семейной жизни. Вместе птицы строят гнездо, вместе летят на зимовку и весной, возвращаясь, находят его.

Мы приготовились их дождаться, но, возможно, родители наше вторжение заметили и затаились. И мы решили покинуть наблюдательный пункт…»

Василий ПЕСКОВ

ФАМИЛИЯ хоть известная у героя нашего повествования, но Владимиру Безрукову абсолютно не подходит! Поскольку он человек увлеченный, берется за любую работу, к тому же признанный умелец — народный мастер по гончарству. Даже свой дом Владимир Иванович в деревне Кубличи строил сам. «Он что угодно может. Золотые руки», — комментирует его жена Елена Константиновна.

А между тем дом Безруковы строили по… книге. Зато есть чем гордиться — имеется и подвал, и под крышей мансарда, где три комнаты. Столярку Владимир Иванович тоже всю сам делал. Окна мастерил, отопление сам «варил», хотя у него и нет специального образования.

— Все расчеты — свои. Чужой человек ни одного гвоздя здесь не вбил, — гордится Елена Безрукова. — В доме девятнадцать дверей. Так надо было ему столько же и дверных коробок сделать. И лестницу строил сам.

ЧЛЕН Союза мастеров народного творчества Беларуси увлекается и фотографированием. С 1967 года, с семнадцати лет. Все началось с подаренного отцом фотоаппарата «Смена-8». Умеет Владимир Иванович ремонтировать фотокамеры. Любит фотографировать людей и природу. Каких только кадров не накопилось за долгие годы! Даже с высоты птичьего полета снимал: летал на дельтаплане, чтобы запечатлеть местную красоту.

— У нас недалеко есть аэродром сельхозавиации. Прилетают сюда дельтапланы перед Днем Независимости из Витебска, Орши. Вот сфотографировал свой дом, — показывает работы сельский фотохудожник.

Есть в коллекции и кадры, которые сделал Безруков, взобравшись на... елку. Чего только не совершишь ради искусства, особенно если охота пуще неволи.

— А фоторужье у меня еще с армии, с семидесятых годов. Хорошо снимает, — рассказывает Владимир Иванович, усадив гостей из «БН» за стол, на котором стоял пузатый самовар, топили его шишками! — Какой был самый уникальный снимок? Их много. Ехали однажды из Витебска домой, смотрим — в небе стая гусей, и вдруг она разделяется. Я и говорю: сейчас что-то будет. И, правда, одна часть стаи села. Мы развернулись и — в ботинках по грязи… А фоторужье всегда с собой вожу, и фотоаппарат в кармане. И вот — хлоп-хлоп. Один кадр «попал» хорошо.

Помнит Владимир Иванович, как снимал беркутов в Березинском заповеднике:

— Они очень осторожные птицы. Я палатку поставил. Недалеко от того места микрофон протянул. У меня запись бобинная сохранилась, какие звуки беркут издавал.

В те годы и приезжал в белорусские края писатель, журналист, путешественник и ведущий телепрограммы «В мире животных» Василий Песков.

— У нас даже есть книга с его рассказами, где и про Володю говорится, — вступает в разговор хозяйка дома Елена Константиновна. — Василий Песков писал о черных аистах. А в заповеднике Володя построил на дереве наблюдательную вышку, чтобы их снимать. Много фотографировал. Потом и птенцы вывелись. Про редкую птицу Песков написал рассказ «Черный аист». Он и фильм снимал, а передача «В мире животных» посвящалась нашему заповеднику… Володя быстро лазит по деревьям: раз — и уже наверху. Песков тогда пыхтел-пыхтел, пока на дерево взобрался, говорил: мол, как на Останкинскую башню...

Есть в семейном фотоальбоме даже памятная фотография с автографом, где Безруков запечатлен вместе со знаменитым Песковым.

...ВЛАДИМИР Иванович родом из пригорода Москвы — города Пушкино. У него в семье все были закройщиками верхней одежды — и мать, и отец, и дедушка. Владимир тоже шил, и если что-то подремонтировать надо — нет проблем. Машинку отремонтировать? Пожалуйста. Для себя что надо, то и делает.

— Я армейскую службу проходил в Беларуси — в Бобруйске. Так и остался здесь. После из Бобруйска мы с женой переехали в Березинский биосферный заповедник, в Домжерицы. Жена моя с Мстиславщины.

— Бегает с фотоаппаратом всю жизнь, сколько мы вместе, — говорит жена. — Где бы ни был, обязательно с фотокамерой.

К слову, Безруков окончил железнодорожное училище в Москве по специальности слесарь по ремонту.

— Трудился на железной дороге Казанского вокзала. Хотел поступить в аэроклуб, но сказали, что для этого надо работать, — вспоминает народный мастер. — Тогда узнал, что есть техникум с отделением фотосъемки. Но туда не прошел по здоровью. Тогда в том же техникуме поступил на топографа. Потом меня отправили в армию.

ВОЛЕЮ судьбы Безруковы попали в Кубличи. Сюда предложил переехать друг. Здесь семья с 1981 года.

— В местном совхозе-комбинате занимался строительством. И самодеятельностью. Играл на бас-гитаре в вокально-инструментальной группе. Я перед армией бас-гитару сам сделал, своими руками, — говорит Безруков.

— А керамикой как начали заниматься?

— Когда учился, мне нравились глиняные игрушки. Ходишь, смотришь — роспись дымковская красивая. Такая яркая! Книжки собирал потихоньку по искусству. Когда сюда приехал, сначала руками из глины делал самые простые вещи, потом смастерил примитивный круг. Стало что-то получаться. В районе узнали, что я занимаюсь керамикой. Предложили курсы пройти, может, пригодится. Обучался неделю в Витебске в училище…

— Стиль моих работ — средневековое гончарство Витебщины. В 2002 году стал народным мастером — принят в Белорусский союз мастеров народного творчества. Так что уже десять лет, первый юбилей! — уточняет мастер. — Сначала мои работы были в русском стиле, а потом постепенно перешел на белорусский, на местные традиционные формы. А поскольку иметь электрические печи для обжига накладно, придумал самодельную печку. Мастерскую устроил в подвале дома.

Куда приглашали, туда и ездил Безруков со своими работами: на районные, областные выставки, а потом с 1998 года и на «Славянский базар». Там его не единожды отмечали дипломами участника ярмарки народных ремесел Беларуси, России и Украины «Город мастеров». В Полоцк на дни города наведывался.

— В отпуск уходил перед «Славянским базаром», чтобы заниматься глиняными работами. А потом опять переключался на домашние дела. Потому что хозяйство: дрова, сено, кролики, куры, козы, пчелы.

ВООБЩЕ, работы Безрукова уникальны. Среди них — чернолощеная, задымленная керамика. Не случайно на Втором республиканском празднике-конкурсе «Гончарство. Гончарный круг-2004» в Минске за лучшую коллекцию домашних работ ему дали премию. Был с женой и в Сенно на конкурсе творческих семей «Сузор’е талентаў».

— А на втором пленэре гончаров «Гліна спявае» в 2008 году взял первое место в номинации «Традиционность и региональность гончарства», — рассказывает Безруков, перелистывая папку, наполненную различными дипломами. — Больше с работами бываем по области. Участвовали в Республиканском празднике соломоплетения «Папараць-кветка».

Владимир Безруков — лауреат областной выставки народного декоративно-прикладного искусства «Живая легенда», второго Всебелорусского фестиваля народного творчества «Беларусь — моя песня» за развитие лучших традиций и жанров и творческие достижения и т. д. Много у него благодарностей и от райисполкома.

— Когда еще в совхозе работал, директор хозяйства поехал на семинар в Германию. Конечно, многие везли с собой подарки, сувениры. А немец взял только мои «гляк» и «чарачкі». Эти работы ему понравились, оценил, — улыбается Безруков.

Вещи, сделанные его золотыми руками, украшают чьи-то интерьеры и в столице России, и в Болгарии, и во Вьетнаме. Владимир Иванович подарил Краеведческому музею родного города Пушкино свои керамические и фотоработы — виды города.

О НЕОБЫКНОВЕННОМ мастерстве Безрукова говорит следующий факт. Как-то на одной из выставок в Минске подошел преподаватель творческого вуза. И поинтересовался у Елены Константиновны: «Ваш муж, наверное, учился в нашей академии искусств?» — «Нет.» — «Не может быть!»

К слову, дочь Безруковых в отца пошла. Удивить умеет. Заняла первое место в республиканском конкурсе среди дизайнеров трехмерной графики, а ведь окончила только трехмесячные курсы.

Интересно, чем Владимир Безруков нас еще порадует? Лаптями. Он делает их из липового лыка. Хозяйка с удовольствием дефилирует в них по дому. А сам Безруков летом по улице вышагивает. Говорит: «Хорошо в такой обувке, легко!»

И это еще не все. Кроме изделий из глины — разных кувшинов, горшков, мисок, биклаг, чайников, — у Владимира Ивановича и подсвечники как шахматы. И иконы он стал писать к 1000-летию Крещения Руси. Восстановил образ конца XIX — начала XX века. Четыре иконы написал в русском стиле акварелью: Казанскую, Господь Вседержитель, Евфросинию Полоцкую, Чудо Георгия о змии. Особая тема — скульптуры. В доме Владимира Ивановича можно увидеть и голову Нефертити, и Венеру Милосскую. Еще Безруков сделал опытный спортивный лук, смастерил охотничьи лыжи…

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости